Заводы Бурятии
10918
4

Как завод, благодаря которому строились дома по всей Бурятии, ушел в небытие

В советское время в селе Старое Татаурово ежегодно производили миллионы кирпичей и тысячи тонн извести

Фото: Евгений Коноплёв

«Информ Полис» продолжает полюбившуюся нашим читателям рубрику «Заводы Бурятии». 

В одной из первых публикаций рубрики мы вспомнили историю крупного производителя кирпича - Улан-Удэнского кирпичного завода. Наряду с ним в советское время на благо строительства многоэтажек в Бурятии в 40 километрах от города работал Татауровский завод строительных материалов, производивший не только кирпичи, но и известь. По мощности этому предприятию не было равных по всей Восточной Сибири, однако оно не сумело выдержать всех тягот «перестройки». Каким остался этот завод в памяти бывших работников? И можно ли было его спасти?

Мусор, заросли и грязь

Наверняка многие жители нашей республики по дороге в сторону Иркутска замечали в районе села Старое Татаурово по правую сторону от трассы три белые высокие башни. Если взрослым людям эти сооружения ещё знакомы, то молодёжь может и не догадываться об их функции. Так вот, эти «стаканы» - силосные башни, в которых много лет назад хранили молотую известь. Силосы и водонапорная башня - это всё, что осталось от Татауровского завода строительных материалов. Остальное, что имело хоть какую-то ценность, давно отсюда вывезено. 

Мы заезжаем в Старое Татаурово и спрашиваем у прохожего, как проехать к территории завода. «А что вы там смотреть-то хотите? Ничего ж не осталось», - не понимает мужчина. Но он всё же объясняет, что дорога туда лежит не через посёлок, а как раз таки через федеральную трассу. 

И вот мы съезжаем с дороги и некоторое время едем по вязким лужам, грязи и мусору. Полузаброшенная дорога выводит нас к старому, сколоченному из досок забору. Сегодня уже и не разберешь, где и что тут находилось. По старой утоптанной дорожке можно определить, где была проходная. Но тут почти ничего не осталось. Если что-то ещё уцелело, так это одиноко стоящие дырявые кирпичные стены. 

Водонапорная башня, скорее всего, ещё работает. По самой заброшенной территории перемещаться сложно: она утопает в сухой прошлогодней траве, скрывающей под собой лужи и грязь. Горы кирпичей и обломков бетонных стен чередуются с кучами мусора, который люди не брезгуют сваливать сюда. 

Через тернистый путь мы наконец-то добираемся до главной «достопримечательности» - силосных башен. Естественно, они пустые. Прошли вокруг этих силосов, и ботинки моментально становятся белыми. Подножия этих башен усыпаны остатками извести того времени, которой наберётся здесь не менее большого грузовика. Таким пред нами предстал Татауровский завод строительных материалов. А что же было здесь десятки лет назад? 

Главный по извести

Вначале хочется дать небольшую справку. Татауровский завод входил в одно объединение - «Бурятстройматериалы» - вместе со своими «собратьями»: заводом силикатного кирпича, Загорским и Улан-Удэнским кирпичными заводами. Про последний мы рассказывали максимально подробно чуть менее полгода назад. Но надо сказать, что у всех одинаковая судьба: основаны они были в 50–60-е годы прошлого века, производили кирпич для строительства современных (по тем временам) домов в Улан-Удэ и закрылись к началу 90-х по причине нерентабельности, падения объёмов строительства и перехода строителей к новым технологиям, вследствие чего спрос на кирпич упал. Сегодня от них не осталось даже следа. 

Кирпичный завод в селе Старое Татаурово открыли в 1957 году, а спустя шесть лет при нём же начал работу известковый завод. Бурятия в те годы нуждалась в стройматериалах, ведь не в одном только Улан-Удэ тогда шло масштабное строительство новых многоэтажных, в частности пятиэтажных, домов. Татауровский завод стройматериалов стал в этом процессе одним из главных помощников. 

Если в выпуске кирпича заводу еще могли составить конкуренцию другие предприятия, то в производстве извести равных ему не было по всей Восточной Сибири. Известняк для её производства привозили из Татарского Ключа Заиграевского района. А вот глину для кирпичей добывали почти на месте – рядом было её богатое месторождение. 

«Народ приучен был работать»

Жительница Старого Татаурово Татьяна Яковлевна Мокрова пришла на завод в 1981 году, долгое время трудилась здесь старшим инженером производственного отдела, а ушла с работы в должности директора в 2003 году, но этот пост занимала совсем недолго. 

- Поначалу на заводе работали две пятидесятитонные обжиговые печи, потом поставили стотонные. Когда работала одна, вторая вставала на ремонт. Ремонт был сложный, потому что изнутри она выкладывалась огнеупорным кирпичом. Ремонтные бригады приезжали из Донецка, и весь ремонт обходился дорого, - вспоминает бывшая работница завода. 

Начиналось производство кирпича с завоза глины с местного месторождения, которую сгружали в большое глинохранилище. Затем бульдозером её наталкивали в бункеры, где она обрабатывалась дробилками и продвигалась дальше по системе транспортёров. Далее глиномесы мешали её с углём для качественного обжига и разбавляли водой до необходимой кондиции. После этого огромные прессы под высоким давлением сдавливали эту массу, которую впоследствии автомат разрезал на будущие кирпичи. Съёмщики снимали сухой кирпич, складывали в вагонетки и пропускали через 50 двадцатиметровых сушильных туннелей. Сухой кирпич складывали на большую обжиговую вагонетку и толкали в стометровую печь, откуда в течение двух суток выходил готовый обожженный кирпич. Когда он остывал, его укладывали «ёлочкой» на поддоны и отправляли на погрузку. 

В 80-е годы завод производил около 28 миллионов штук кирпича в год. Объём производства составлял около 4 млн рублей. Работой завод обеспечивал около 200 человек - практически всё работоспособное население Старого Татаурово. Люди таких профессий, как прессовщики, дробильщики, обжигальщики, сушильщики, укладчики, чокеровщики, чётко знали свою работу и верили в завтрашний день. 

- Это был градообразующий завод. Когда был завод, тут всё было нормально: какой-либо ремонт производился каждое лето, сети менялись. Вообще жизнь была совсем другая. А сейчас ничего нет. Народ приучен был работать. Для него главное, что была работа, хоть какая. Человек понимал, что если он будет работать, то может что-то получить. А когда всё закрылось, стали уезжать в поисках другой жизни, - рассказывает Татьяна Яковлевна. 

Агитбригада. 1984 г.

Старшеклассники на субботнике по укладке кирпичей на территории Комбината строительных материалов. 1975 г.

Ветераны ВОВ, труженики тыла.

Работали в убыток

Из кирпича Татауровского завода построены все многоэтажки и социальные объекты посёлка, а также некоторые дома в Улан-Удэ и крупных райцентрах Бурятии. В 70–80-е годы кирпич был очень востребован и отправлялся из Старого Татаурово по всей республике. 

- Кирпичный завод был изначально планово-убыточный: оборудование энергоёмкое и затраты на электроэнергию большие. И получалось так, что работали в убыток. Тем не менее много домов в Бурятии построены из кирпича этого завода, - говорит Татьяна Мокрова. - Поначалу были большие цифры производства кирпича, потом стало всё меньше и меньше. Сначала делали кирпичи марки М-150, М-100, потом уже М-75, потому что глина стала хуже, с множеством каменистых включений, и кирпич не выдерживал своего качества. К 90-м производство постепенно падало. А известковое производство было довольно прибыльное и даже покрывало расходы обоих заводов, убытки кирпичного, и благодаря ему всё держалось на плаву. 

Молотая известь для бетонных растворов пользовалась в Бурятии не меньшим спросом. Стотонная печь работала круглосуточно, за год здесь создавали 20 тысяч тонн извести. Силосные башни, о которых мы говорили в самом начале, всегда заполнялись известью до отказа, грузовики колоннами выстраивались для её погрузки и разъезжались по Бурятии. Грузили известью и вагоны, отправлявшиеся в Иркутскую область. 

К началу 90-х кирпичное производство окончательно себя изжило. В Бурятии снизились объёмы строительства, и кирпича уже не требовалось так много, как раньше. 

- Во-первых, оборудование устарело. Нужно было вложиться в модернизацию завода, но никто в начале 90-х этого не хотел. Во-вторых, месторождение глины, которое здесь было, исчерпало свои запасы. Стали возить глину с Загорского завода, привозили оттуда алевролиты - огромные глиняные глыбы. Для их обработки понадобилось дополнительно мощное оборудование - дробилки и прочее. Но завод был никому не нужен. Всё это отложило свой отпечаток на его жизнь и привело к развалу, - вспоминает Татьяна Мокрова. - Кирпичное производство, наверное, рано или поздно всё равно остановилось бы, а вот известковое можно было сохранить. Там был хороший коллектив, печи были в рабочем состоянии, известь была всегда востребована. У нас даже был проект по поставке извести в Уссурийск, но этому не суждено было осуществиться. 

«Мы пытались его спасти»

Кирпичное производство остановилось в начале 90-х, а известковое продолжало работать сезонно. 

- Завод считался головным, при нём остались субподрядчики, которые «сидели» на трансформаторах завода. И в итоге завод оказался в долгах у «Бурятэнерго», хотя энергией пользовались субподрядчики, а завод не мог пользоваться. За сезон эту задолженность в миллион рублей погасили, и могли бы работать, если бы была поддержка. Но её не было. Предприятие считалось муниципальным, и можно было помочь, например, кредит выделить или ещё как-то, но этого не было сделано. Завод просто не был в состоянии платить за электроэнергию, - объясняет бывшая работница. 

В 1997 году территорию предприятия стали занимать внешние управляющие, которые периодически менялись. В начале 2000-х новые собственники демонтировали на металлолом подъездные железнодорожные пути к заводу, лишив его возможности получать уголь для котельных с Кузбасского и Тугнуйского разрезов, принимать камень-известняк с Татарского месторождения и подгонять вагоны для отгрузки готовой продукции. С территории оставшегося не у дел предприятия стали вывозить металлолом. В 2004 году Татауровский завод строительных материалов признали банкротом. 

- Мы пытались его спасти, обращались к власти, но все попытки были тщетны. Ответили просто - есть другие более стоящие предприятия, которые не поднимают, а тут…  В своё время прорабатывался вариант на нашей извести организовать производство газобетона, пенобетона и тому подобное. Проходили испытания, где использовалась наша известь, образцы увозили в Москву. Даже выделили землю под постройку посёлка для завода по производству этого материала. Но этому проекту не суждено было сбыться, - вздыхает Татьяна Яковлевна. 

Бывшая работница Татауровского завода упомянула, что окончательный вывоз всего, что представляло хоть какую-то ценность, завершилось около трёх лет назад. 

- Поначалу, конечно, с тоской на это смотрели. Но ко всему привыкаешь. Он один такой, что ли? Столько их по всей стране разрушено, - подытожила Татьяна Мокрова. 

Выражаем благодарность Старо-Татауровской сельской библиотеке и лично Е. А. Андриевич, Г. Н. Никифоровой и В. А. Игнатьевой за предоставленные архивные фото.

Автор: Антон Алексеев

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях