Николай Будуев
3104
3

Николай Будуев: «Моя миссия - борьба с произволом»

Депутат Госдумы ответил на самые актуальные вопросы, связанные с экологией, Бурятией и Байкалом

Фото: личный архив Н. Будуева

Как сохранить Байкал, восстановить сгоревшие леса, развивать «зеленую» экономику Бурятии? Об этом и многом другом - наше интервью с депутатом Государственной Думы России, заместителем председателя парламентского комитета по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, членом Центрального штаба Общероссийского народного фронта Николаем Будуевым. 

«Вернуть России статус великой лесной державы»

- В начале марта президент России Владимир Путин поручил подготовить отечественную экономику к «зеленому развороту» Запада. Через несколько дней в эфире федерального телеканала «Россия-1» вы озвучили предложение - создать министерство лесного комплекса. Эти заявления связаны между собой? 

- «Зеленый разворот» подразумевает постепенный переход основных потребителей российских сырьевых ресурсов (и не только на Западе) на более экологичные, безопасные для окружающей среды. Необходима модернизация добывающих и перерабатывающих, обогатительных производств, форматов утилизации отходов и накопленного экологического ущерба под быстро меняющиеся стандарты. К 1 сентября 2021 года на столе у президента должен лежать доклад с мерами адаптации отечественного сырьевого сектора к новым реалиям. Будет разработана программа экологического развития России в свете происходящих климатических изменений на 2021–2030 годы. Это тоже поручение Владимира Путина. 

- Как все эти процессы связаны с лесной отраслью? 

- СССР был великой лесной державой. Все биржи мира останавливали торги в ожидании, когда наша страна объявит цены на лес. Мы должны вернуть России этот статус в новом, современном качестве. Лес - экспортный товар, способный заместить доходы от нефти и угля. 

Разумеется, речь не может идти о том, чтобы просто увеличить рубки. Нужно развивать глубокую переработку древесины, оставляя у себя максимум добавленной стоимости. Первый шаг был сделан, когда запретили экспорт «круляка». Но это очень маленький шаг. Что мы видим сегодня в Бурятии? После первичной переработки в брус на примитивных пилорамах наш лес уходит в Китай. Уже там осуществляется его глубокая переработка до конечной продукции: шпона, столярной доски, клееного и профилированного бруса, различных видов плит, которые далее поставляются в Японию, Южную Корею и другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона. 

Нам нужно добиться, чтобы эти производственные процессы переместились в Россию, в том числе - в Бурятию, обеспечивая ее населению новые рабочие места с достойной и официальной оплатой труда, налоги в бюджет. Такие производства уже есть, их продукция пользуется спросом, но цель - экспортировать только готовый продукт с высокой рыночной ценой, а не дешевый пиломатериал, - в целом пока не достигнута. 

- Для чего нужно министерство лесного комплекса, если уже существуют властные структуры, ведающие лесами? 

- Лесозаготовительная, перерабатывающая и лесовосстановительная деятельность должны идти рука об руку. Нужен комплексный подход. Сколько заготовили, столько переработали и столько же восстановили. Точнее - восстанавливать в обозримом будущем придется значительно больше - очень много леса выгорело, вырублено «черными» лесорубами. Нужны серьезные вливания из федерального бюджета, и задачу депутатов Госдумы от Бурятии я вижу в том, чтобы эти средства как можно скорее поступили в нашу республику. 

Масштабное восстановление лесов - тоже даст новые рабочие места, внедрение современных технологий и средств механизации, налоги в казну республики и ее районов. Необходимо увеличить заработную плату, изменить систему премирования работников лесного комплекса. Например, поощрять не только за оперативную ликвидацию лесных пожаров, но и за их отсутствие, эффективную профилактику. Поддерживать трудовые династии, как было принято во времена СССР.

Заседание комитета Госдумы РФ по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям

«Наше главное конкурентное преимущество»

- Как развивается ситуация с попытками приватизации олигархическими структурами бренда «Байкал»? 

- Сейчас идет процесс в Арбитражном суде Иркутской области по иску социально-экологического фонда «БайкалЭкоДействие» (Республика Бурятия) к двум компаниям из соседнего региона - АО «Олхинский источник» и Baikalsea Company АО ГК «Море Байкал». Наши экологи требуют признать самовольными постройками находящиеся в поселке Листвянка насосную станцию и трубопровод, по которому осуществляется откачка глубинной воды из акватории Байкала. 

Именно Baikalsea Company, созданное менеджментом «Реновы» олигарха Виктора Вексельберга, зарегистрировало в Роспатенте исключительное право на использование бренда «Байкал» как наименования места происхождения товара - глубинной питьевой воды Байкала. Это создало серьезные проблемы для предпринимателей Бурятии. Например, Байкальский текстильный комбинат, который должен стать опорным предприятием для возрождения овцеводства в нашей республике, получил предварительный отказ на регистрацию товарного знака «Байкальская пряжа» (BaikalYarn). Другому предпринимателю заявили, что его производство находится на удалении 400 километров от Байкала, поэтому он не вправе использовать бренд «Истоки Байкала». Хотя производство как раз и находится у его истоков, в водосборном бассейне озера. 

Мне удалось помочь зарегистрировать в Роспатенте товарные знаки со словом «Байкал» некоторым компаниям Бурятии (например, слоган «Лесная фабрика “С Байкала с любовью"), но проблема требует принципиального решения. Если иск фонда «БайкалЭкоДействие» будет удовлетворен, и производственные объекты Baikalsea Company признают незаконными постройками, это будет серьезный шаг к деприватизации бренда «Байкал». 

- Признайтесь, Николай Робертович, иск к Baikalsea Company - ваша инициатива? 

- Отвечу так: это инициатива фонда, которую я всецело поддерживаю. 

- Ну, хорошо, допустим, удастся освободить бренд «Байкал» от одного правообладателя. Но появится другой, третий... 

- Вы абсолютно правы! Уже сейчас некая Ассоциация производителей продовольственных товаров Байкальского региона из города Шелехов Иркутской области подала в Роспатент заявку на регистрацию исключительного права на географическое указание «Вода Байкала». Учредителем ассоциации является - кто бы вы думали? - Baikalsea Company. 

Проблема требует законодательного решения. Сейчас этот вопрос не урегулирован. Но поскольку Байкал является национальным достоянием России и объектом мирового природного наследия, решающее слово при обсуждении возможности использования его названия в товарных знаках, пожалуй, должно быть за Росводресурсом как органом, осуществляющим полномочия собственника водных объектов федерального значения. Однако, на мой взгляд, стоит делегировать часть этих полномочий байкальским регионам, в том числе Бурятии. 

Правительства регионов воочию видят, где реально находится производство, сколько создано рабочих мест и платится налогов, могут объективно оценивать перспективы развития бизнеса и выхода на внешние рынки. Обязательными условиями регистрации брендов со словом «Байкал» должны стать, во-первых, нахождение производства на территории одного из байкальских регионов, во-вторых, возможность свободного использования названия озера другими предпринимателями, работающими в наших регионах. «Приватизацию» национального достояния считаю недопустимой. Равно как и использование имени Священного моря в названиях организаций и товаров, не имеющих к нему абсолютно никакого отношения (вплоть до вывесок пивных баров!), расположенных в других частях страны. 

- Насколько важен бренд «Байкал» для Бурятии? 

- Это наше главное конкурентное преимущество. Кризис закончится, и задачей экономики байкальских регионов станет выход на мировые рынки, прежде всего, в страны АТР. Что такое Байкал, в мире знают и понимают все: экологическая чистота, природное сырье, высокие потребительские качества продукции. Товарные знаки с использованием слова «Бурятия» или «Середина Земли», конечно, очень патриотичны, но все-таки менее ассоциативны. Поэтому нашим бизнесменам, особенно, производителям так важно иметь возможность брендировать свою продукцию словом «Байкал». Это залог нашего будущего экономического успеха и социального благополучия. 

Принял бой за Байкал

- В прошлом году вы активно участвовали в обсуждении проблемы ликвидации отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. В чем суть и как этот вопрос связан с Бурятией, которую вы представляете в Госдуме? 

- О, это был настоящий детектив! Компания «ГЭС-Экотехнологии», входящая в холдинг «ГазЭнергоСтрой» и имеющая влиятельных лоббистов, собралась на федеральные средства (более 5 млрд рублей) сжигать отходы БЦБК вопреки закону о Байкале. А там основная масса - шлам-лигнин, содержащий опасные химические вещества. Около 6,5 млн тонн! Если бы начали сжигать, это было бы сопоставимо с химической бомбардировкой Байкала. В атмосферу были бы выброшены тысячи тонн диоксинов. Последствия в виде разрушения экосистемы и роста онкологии у людей затронули бы и районы Бурятии, и ее столицу - Улан-Удэ. 

Мне пришлось принять бой за Байкал, за здоровье земляков. Сначала - практически в одиночку. Выезжал на объекты, где «ГЭС-Экотехнологии» уже занималась ликвидацией промышленных отходов. Убедился, что у этой компании нет никакой особенной технологии сжигания отходов (якобы без вредных выбросов, как они уверяли), да и вообще работы на прежних объектах велись не в полном объеме и с нарушением экологических требований. Затем удалось подключить Счетную палату России, природоохранную прокуратуру. Нас поддержала вице-премьер правительства России Виктория Абрамченко, курирующая вопросы экологии. 

Общими усилиями предотвратили экологическую катастрофу на Байкале и в Бурятии. Теперь проблемой отходов БЦБК будет заниматься не частная коммерческая фирма, а госкорпорация «Росатом». Сейчас определяют безопасную технологию утилизации, разрабатывают меры по защите промплощадки, где хранятся отходы, от землетрясений и селей, готовятся откачивать талые и дождевые воды, чтобы не допустить утечек. Я продолжаю следить за развитием событий. 

«Сжигать фенол в городе – безумие»

- Но остается проблема «фенольного озера» в Улан-Удэ... 

- Буквально на днях стали известны результаты общественной экспертизы проекта ликвидации «фенольного озера» методом пиролиза (сжигания), предложенного ЗАО «Безопасные технологии» из Санкт-Петербурга. Эксперты НП «ЭМАСсерт» признали проект сжигания фенола прямо в Улан-Удэ не соответствующим экологическим требованиям, установленным техническими регламентами и законодательством в области охраны окружающей среды. 

Готовится заключение еще одной экспертизы, которую я оплатил из своих личных средств (половину депутатской зарплаты я трачу на общественные цели, в том числе на оплату юристов, защищающих права избирателей). Надеюсь, она также покажет, что сжигать накопленную за многие десятилетия ядовитую массу, как предлагают авторы пиролизного проекта, категорически нельзя. Это критически скажется на чистоте воздуха в Улан-Удэ. А воздух в столице Бурятии и так грязный, мы это видим по данным общественного мониторинга, который проводим совместно с фондом «БайкалЭкоДействие». Вокруг «фенольного озера» - жилые кварталы, места массового пребывания людей (торговые центры, офисы, базы, предприятия), все это будет отравлено. 

Нужно искать другие варианты. Лучше всего, на мой взгляд, было бы погрузить содержимое отстойника в железнодорожные эшелоны – их понадобится порядка тридцати. Вывезти все это за пределы Бурятии и утилизировать на одном из промышленных полигонов, где допустима ликвидация или переработка отходов такого класса опасности. Для РЖД это не бог весть какая задача. Но сжигать фенол в Улан-Удэ, повторюсь, безумие. 

«С открытым забралом»

- Вмешиваясь в истории с контрактами на сотни миллионов (жилье для сирот) и даже миллиарды (отходы БЦБК), вы кому-то мешаете «срубить» деньжат, получить откаты. Иными словами, наживаете себе врагов. Вам не кажется, что черный пиар, оголтелые нападки на вас со стороны некоторых телеграм-каналов и коллективных блогов хорошо проплачены? 

- Мне не «кажется», я точно знаю, что проплачены. В кампанию по дискредитации моей личности и деятельности уже влиты большие деньги. Ну, что ж... На войне как на войне. Борьба с коррупцией - это война. Борьба за права людей - это война. Чем больше ты защищаешь, тем больше наживаешь врагов. Но если выбрал свой путь - не допускай в сердце страх. 

Что касается черного пиара, то им сейчас занимаются известные в узких кругах персонажи, которые прежде обслуживали экс-мэра Улан-Удэ Александра Голкова (возможно, до сих пор обслуживают). Я всегда был его принципиальным оппонентом. Выступал против него с открытым забралом. Критиковал как за способ прихода к власти (выборы главы города из числа депутатов горсовета), так и за конкретные действия на посту мэра. Мне отрадно сознавать, что я внес свою лепту в его удаление из власти. 

«Проза жизни»

- Как вы оцениваете решение президента России Владимира Путина о выделении Бурятии 14 млрд рублей на строительство очистных сооружений? 

- Это прорывной шаг! Сердечно, крепко жму руку Алексею Самбуевичу Цыденову и прошу держать на постоянном личном контроле эффективное и целевое использование этих средств. Нужны высокотехнологичные очистные сооружения, которые преградят путь сбросам в Байкал, его притоки не только бытовых стоков, но и химикатов, ставших причиной размножения опасной водоросли спирогиры, других чуждых и вредных экосистеме нашего Священного моря организмов. Строительство таких комплексов позволит развиваться населенным пунктам, туристической отрасли, малому бизнесу. 

Сохраняя Байкал, важно создавать условия для полноценной жизни и хозяйственной деятельности людей, живущих на его берегах и в особо охраняемых природных территориях. Например, мы добились, чтобы в Тункинском национальном парке была возможность у населения оформить в собственность землю и дома, строить новые жилые и социальные объекты без сложной процедуры согласований, наращивать число скважин с минеральной водой, развивая туризм и санаторно-оздоровительный комплекс. 

Теперь наша общая задача - привлечь в Бурятию достойное финансирование по федеральной программе «Чистый воздух», на ликвидацию несанкционированных свалок, восстановление лесов. 

На встрече с избирателями

- Экология и Байкал - главные направления вашей депутатской деятельности? 

- Перефразируя академика Лихачева, справедливо сказать, что Байкал - наше все. Каждый, кто родился и живет в Бурятии, связан с ним неразрывными духовными узами. 

Но как депутату мне много приходится заниматься «прозой жизни» - защитой избирателей от произвола в любых его проявлениях. Тех же сирот из Сотниково, которым вместо нормального жилья построили на бюджетные средства «собачьи будки». Сегодня они выигрывают суды, получают нормальные квартиры. Продолжаю оказывать им юридическую поддержку. А чиновники, которые пренебрегли своими прямыми обязанностями, находятся на скамье подсудимых. 

Это лишь один пример из многих. Занимаюсь проблемами переселения из аварийного жилья (помните, людей заселили в «картонный домик»?), замерзавшего зимой военного городка Онохой-2, восстановлением справедливости по отношению к инспектору Алтачейского заказника Сергею Красикову, защитой земляков от неправомерных действий ресурсоснабжающих монополий, от посягательств на здоровую окружающую среду и многими другими вопросами. 

Кто-то может сказать, что все это далеко от законотворческой деятельности. Да, но так сложилась, так устроена наша жизнь, что борьба с коррупцией, произволом стали неотъемлемой частью миссии депутата. 

- Вы будете участвовать в выборах депутатов Госдумы РФ, которые состоятся в сентябре этого года? 

- В ближайшие дни я подам заявление о своем участии в праймериз «Единой России». Дальнейшее решат люди - жители Бурятии.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях