конфликт
9512
5

Жители Бурятии утверждают, что над ними издевались в полиции

Однако в МВД считают по-другому и говорят, что мужчины оказали сопротивление сотрудникам правопорядка

Фото: pixabay.com

На жителей Бурятии завели дело за рубку леса, но по их словам, они лишь собирали горелые деревья. По данным полиции, злоумышленники оказали сопротивление при задержании и были оштрафованы. Обратная же сторона утверждает – в полиции их жестоко избивали. 

«В тюрьму, Паша, в тюрьму»

В редакцию «Информ Полис» обратился 44-летний житель Заиграевского района, фермер Павел Кубышкин. По его словам, в декабре прошлого года двое его сыновей и племянник пострадали от действий полиции. 

Всё началось с того, что 20-летний сын Павла Максим обратился к отцу с просьбой выделить ему от фермы грузовик и тракториста. Парень хотел собрать в ближайшем лесу горелый лес на дрова, утверждает его отец. 

- Максим нашёл горелый лес 2019 года и пришёл ко мне, сказал, что хочет собрать гарь. Попросил у меня ЗИЛ и тракториста, чтобы загрузить эти деревья, - рассказывает Павел Кубышкин. – Я и не подумал, что там может быть что-то преступное, потому что на этой гари работает очень много людей. Дров-то нету сейчас, все собирают, и валежник тоже. Я разрешил ему, и он уехал. Дрова нужны были для собственных нужд. 

Вечером Павел заметил, что сын долго не возвращается. На звонки родителей не отвечал ни сам Максим, ни те, кто были с ним в тот день. 

- Решил поехать. Только свернул с хоринского тракта, увидел – идёт мой трактор, с пустым прицепом, а сзади два ЗИЛа – один наполовину груженный гарью, второй полный. Остановил трактор, спросил своего тракториста Сергея, куда он едет и почему мимо фермы. С ним сидел сотрудник в камуфлированной форме и маске. Сергей ответил: «В тюрьму, Паша, в тюрьму». К нам подбежал сотрудник в гражданском на серой «таблетке», сказал отойти и не мешать. Сказал, что задержат меня за сопротивление. Я увидел, что сын тоже там сидит. Их повезли в отдел, я поехал следом. Была уже полночь. Моего сына, племянника, тракториста и двух водителей – увезли в отдел, допрашивали полтора суток и с горем пополам отпустили. Максима выпустили только в шесть утра. Остальных вообще вечером следующего дня. Племянник сказал, что его там били. 

Как выяснилось, 20 декабря, в день, когда молодые люди отправились в лес, их задержали на месте за рубку деревьев. По словам сына Павла, это были сотрудники полиции и люди в масках.

Прокричал в трубку: «Мама, нас здесь убивают!»

Утром 10 февраля 2021 года Максим позвонил отцу и сообщил, что на хоринском тракте их с Оганесом остановила ГАИ. Сын рассказал Павлу, что пока он доставал документы, сотрудники вытащили Оганеса с пассажирского сиденья и дважды ударили его под живот. 

- Закинули его в «Патриот» и увезли, говорит. Я сказал Максиму ехать до матери Оганеса, а потом в город – разбираться, что случилось, - рассказывает Павел Кубышкин. – Сын сказал, что среди сотрудников был человек, который задерживал их в лесу. Мы установили, что он работает в старом шестом отделе по Ключевской, 21 «а» (Управление уголовного розыска МВД по Бурятии). Когда мы вместе с матерью племянника поехали в Улан-Удэ, обратились к дежурному прокурору, рассказали о случившемся. С трудом узнали, где держат Оганеса. Было уже поздно, вечер, Максим отвёз тётю и сказал, что поедет караулить её сына у ворот. Переживал, что его ночью выставят на мороз, а тот города не знает. 

Как оказалось, второй сын Павла Алексей с родственником Николаем Соболевым уже ждали Оганеса из здания угрозыска в Улан-Удэ, и Максим должен был к ним присоединиться. Но утром 11 февраля отец не смог дозвониться до обоих сыновей. Адвокат посоветовал мужчине ехать в город. Взяв жену и мать племянника, Павел отправился в Улан-Удэ. 

- Когда мы только зашли в здание следственного комитета, супруге позвонил сын Лёша. Прокричал в трубку: «Мама, нас здесь убивают!» Сказал, что они в шестом отделе, и сейчас их повезут куда-то на Саяны, - говорит Павел. – Нас отправили на Лимонова, 6 «г» (В Следственный отдел по Железнодорожному району, - Прим. автора). Там следователь пояснила, что наш сын Максим находится в ИВС, а Алексей – в здании по Ключевской, 21 «а». Сказали, что родственник, который был с Алексеем, тоже там, а Оганеса «посадили на госзащиту». Следователь велела нам ехать на Ключевскую, откуда ребят скоро выпустят. Мы поехали туда. Позже подъехали родители нашего родственника. 

Однако на Ключевской на вопросы обеспокоенных родителей дежурный ответил, что их детей там нет. Тогда Павел заявил, что поедет за следователем, и уже было отъехал, как ему позвонила жена. Женщина сообщила, что ребят выпустили. 

- Я увидел сына Алексея всего побитого, у Николая на лице большая гематома. Они рассказали, что вечером 10 февраля находились возле здания угрозыска, ждали освобождения Оганеса. Вскоре Алексею позвонил Максим, который ехал в Улан-Удэ из села, и сообщил, что неподалёку от угрозыска его остановили сотрудники ГАИ. Тогда Алексей с Николаем поехали к Максиму и увидели, что его садят в машину. Алексей попытался узнать, за что задержали брата, но его самого схватили, повалили и закинули в машину. Николай, по-видимому, испугавшись, сел в машину и уехал. Но его позднее тоже задержали и доставили на Ключевскую, - рассказывает Павел Кубышкин. 

«Адвокат посетил Максима в ИВС, сказал, что он весь избитый»

Дальнейший рассказ сына Павел рассказывает также с его слов. И демонстрирует документы – справки от Городской поликлиники №2, в которых говорится о травмах, полученных молодыми людьми. Справки датированы 11 и 12 февраля 2021 года. 

- По словам сына, их положили на пол и сказали лежать, натянули куртки на голову. Сын говорит, их избивали всю ночь до утра, пытали электрошокером, Николаю даже все пальцы обожгли. У сына тоже следы от шокера – две точки. Надевали целлофановые пакеты на голову. Ходили по ним ногами. Алексей сказал, что в шесть утра Максима вывели избитого и куда-то повезли. После этого утром ребят повезли в бюро СМЭ, Лёша успел незаметно взять со стола свой телефон. Уже в бюро он позвонил матери, когда мы с ней были в следственном комитете. Когда Алексей сказал, что их избили, мы поехали их всех освидетельствовать – у Алексея была ЗЧМТ, сотрясение головного мозга, ушибы (Показывает справки – Прим. автора). Мы обращались в прокуратуру и следственный комитет. Адвокат посетил Максима в ИВС, сказал, что он весь избитый. Но при освидетельствовании в ИВС никаких побоев не было указано. Я несколько раз звонил дежурному прокурору, сообщил об этом. Тот ответил, что они выедут в ИВС следственной группой и освидетельствуют моего сына. Разберутся, что там произошло. На ребят были составлены протоколы по 19.3 – неповиновение сотруднику полиции, - рассказывает Павел Кубышкин. 

На втором фото Алексей несколькими днями позднее

Через день после задержания Алексей потерял сознание, говорит его отец. Родители вызывали «скорую», и молодого человека увезли в БСМП. Сейчас Алексей живёт в Улан-Удэ и проходит амбулаторное лечение. Недавно он закончил институт и устраивается на службу по контракту. Николай после случившегося тоже оказался в больнице. 

- Максим арестован на два месяца и находится в СИЗО. Наверное, ст. 260 ч. 3 – по лесу. Сейчас он на карантине, адвокат только заходил к нему, мы никаких результатов добиться не можем, - говорит Павел. – Я сам бывший сотрудник милиции, полицию не застал. У меня волосы на голове зашевелились от рассказа и вида ребят. Я не знаю, за какое преступление можно так избивать. Мы вообще дома живём и никогда не закрываемся – двери и ворота у нас всегда открыты. А недавно я стал выходить из дома и заметил, что двери заложены. Жена сказала, это Алексей закрыл, боится. 

Нарушений со стороны полиции нет

В МВД по Бурятии в ответ на наш запрос опровергают издевательства над молодыми людьми в полиции. Там отмечают, что заказник, где их задержали, является особо охраняемой природной территорией, и что ущерб, который нанесли мужчины лесному фонду, составил больше полумиллиона рублей. 

- В декабре 2020 года сотрудники Управления уголовного розыска МВД по Бурятии при силовой поддержке ОМОН Росгвардии на территории заказника Ангирский Заиграевского лесничества задержали пятерых мужчин от 20 до 52 лет. Они незаконно срубили деревья и погрузили их на грузовые автомобили. Согласно заключению Забайкальской лаборатории судебных экспертиз Минюста России, ущерб лесному фонду составил 576 133 рубля. С места происшествия изъяты заготовленный лес, два грузовика, трактор, прицеп и две бензопилы. Следственный отдел ОМВД России по Заиграевскому району возбудил уголовное дело по ч. 3 ст. 260 УК РФ. В дальнейшем, в результате оперативно-розыскных мероприятий установлен один из злоумышленников. 10 февраля 2021 года при его задержании он и двое его товарищей оказали сопротивление сотрудникам полиции. Мужчины привлечены к административной ответственности по ст. 19.3 КРФобАП. Судом на них наложены штрафы – 1 000 рублей. Фигурант уголовного дела получил 10 суток административного ареста. Кроме того, в отношении подозреваемого избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Нарушений законодательства со стороны сотрудников полиции не допущено. В настоящее время устанавливаются другие участники противоправной деятельности. Ведется следствие. 

Остаётся неясным, где и при каких обстоятельствах молодые люди получили травмы и ожоги. Тот факт, что следы от травм есть, подтверждают и родственники мужчин, встретившие их после задержания, и медицинские документы. Примечательно, что с 10 по 11 февраля ребята находились в отделе на Ключевской, а справки с указанием травм как раз датированы двумя последующими днями. Как бы то ни было, Павел Кубышкин и Николай Соболев уже обратились с заявлениями к руководителю СУ СКР по Бурятии Вячеславу Сухорукову.

Автор: Валерия Бальжиева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях