конфликт
5780
10

Как жители Бурятии попали в ловушку «воздушных долгов»

В редакцию infpol.ru обратились улан-удэнцы, лишившиеся миллионов

Фото: В. Бальжиева

В редакцию обратилась улан-удэнка Ольга Митрофанова. В 2014 году она продала свой бутик и выручила обратившуюся к ней подругу крупным займом. Обратно своих денег она так и не получила. 

История Ольги

По словам Ольги, шесть лет назад она заняла подруге 600 тысяч рублей на ремонт бара. Деньги в долг женщина взяла под пять процентов и написала расписку.

 

- Потом у неё умерла мама, - рассказывает Ольга. – Через несколько месяцев я пришла к ней в бар, и мы переписали расписку. Договорились, что она будет отдавать мне долг частями, по 30 тысяч. Но отдавать она не начала, ссылалась на кредиты и траты на ремонтников. В 2017 году я сообщила подруге, что подаю в суд. Сумма основного долга составила 600 тысяч, а проценты – 1 миллион 80 тысяч рублей. Такая сумма накопилась с 2014 по 2018 годы. В апреле 2018 года суд вынес решение о взыскании с моей подруги 1 миллиона 680 тысяч рублей. 

Всё бы ничего, но вскоре Ольга узнала, что добрая знакомая и не собиралась возвращать ей деньги. Оказалось, что ещё в 2016 году должница продала своё имущество. 

– Выходит, она имела умысел мне их не возвращать, - предполагает Ольга. – Я выиграла суд 14 декабря 2020 года. Через два дня пришла за деньгами, а пристав показал мне сводное производство, в котором фигурирует какой-то Миколаев. Как оказалось, тот самый, что в суде был представителем моей подруги, только теперь он вдруг стал её взыскателем. То есть, когда деньги с продажи имущества моей подруги поступили приставам, вдруг «родился» этот долг – её же, но уже перед Миколаевым. Он вместе с неким Воденниковым начал оспаривать действия, связанные с реализацией имущества моей должницы. Пока затягивался процесс, они формировали «воздушный долг».

Деньги, которые предназначались Ольге, находились у судебных приставов с июля 2019 года. Но женщина не могла получить их, поскольку суд приостановил ход дела по заявлению Миколаева.  

- При этом он представлял интересы моей должницы, то есть ему доподлинно было известно, что её имущество уже реализовано, - говорит Ольга. – Если бы эта схема с «воздушным долгом» у них получилась, то деньги распределились бы между мной и Миколаевым в пропорциях один к пяти. То есть я получила бы всего ничего. Но сейчас мы затормозили это дело. Я пытаюсь обжаловать решение, по которому Миколаев якобы взыскивает с моей должницы деньги. Закидываю суд заявлениями, чтобы деньги остались на счету приставов, ведь догнать их будет невозможно. Даже если допустить, что Миколаев занял деньги моей подруге в 2017 году, то возникает вопрос – почему она не отдала их мне, у которой заняла в 2014 году?

По словам Ольги, в ходе разбирательств она узнала, что оказалась в такой ситуации не одна. Ей стало известно ещё о двух случаях, в которых фигурирует фамилия Миколаева. Женщина нашла товарищей по несчастью – ими оказались улан-удэнцы Александр Котов и Адиль Магеррамов. 

История Александра

Александр Котов – директор ООО «АСП». Это предприятие несколько лет назад стало займодателем для одной улан-удэнской семьи. Только сумма в этом случае была в десятки раз больше, чем у Ольги, и составила около 57 миллионов рублей. 

- Исполнительное производство велось в специализированном отделе службы судебных приставов Улан-Удэ, - рассказывает Александр. – В 2014 году наш должник каким-то образом связался с Миколаевым, который в дальнейшем стал его взыскателем, как и мы. Кроме него взыскателями были некие Бухальская, Головков и Носикова. Вместе они «родили» долг, где Миколаев, представляя интересы этих людей по доверенностям, подал в суд заявление о взыскании с нашего должника 69-ти миллионов рублей. В том числе моральный вред 30 миллионов. То есть каждому из трёх взыскателей – по 23 миллиона: самому Миколаеву, Бухальской и Головкову с Носиковой как супругам. 

По словам Александра, эти трое взыскателей (если считать супругов как одно целое) преподнесли суду убедительную историю. В ней каждый из них дал должнику Александра Котова по 5 миллионов рублей в качестве предоплаты, чтобы тот построил на их землях по коттеджу. Но тот, получив 15 миллионов, так ничего и не сделал. 

Обратившись в суд, заказчики запросили с должника каждый по 5 миллионов основного долга, по 10 миллионов морального вреда и ещё по 8 миллионов неустойки. 

– Из них 30 миллионов морального вреда – это взыскание первой очереди. К этому виду взыскания относятся алименты, возмещение по случаю потери кормильца, вреда здоровью и так далее. Это отодвинуло бы ООО «АСП», взыскание которого относится к четвёртой очереди. То есть те, кому реально должен заёмщик, ничего бы не получили в таком случае, - объясняет Александр.

24 июля 2014 года все трое заказчиков большой стройки заключили с должником Александра мировое соглашение. Он должен был частично рассчитаться с ними в определённый срок. Благо имущества у него как раз было на возмещение 30-ти миллионов морального вреда. 

- О том, что родился такой «воздушный долг» в отношении моего должника, я узнал случайно. Сразу подал заявление о восстановлении процессуального срока, чтобы обжаловать это решение. Потому что оно ущемляло мои права и права остальных представителей «АСП». В свою очередь, Миколаев направил возражение, в котором от себя и от лица Бухальской, Головкова и Носиковой попросил признать отказ от взыскания. Проще говоря, указал, что в случае восстановления процессуального срока они все отказываются от своих денег. Как люди в здравом уме могут отказаться от своих миллионов, если им реально должны? Миколаев и другие интересанты решили просто отступить, когда запахло жареным.

История Адиля

Если деньги Ольги и Александра не ушли в руки другим истцам (но и не вернулись им в полном объёме обратно), то Адилю Магеррамову «повезло» меньше. В 2012 году он продал своё кафе по бегущей строке. Мужчине нужно было срочно отправиться на родину к больному отцу. Но из двух миллионов, которые Адилю должна была покупательница, он получил лишь девять тысяч. 

- Миколаев и Воденников появились на горизонте, когда деньги от продажи имущества должницы Адиля вот-вот должны были поступить на счёт приставов, - рассказывает Александр Котов, разбиравшийся в истории Адиля. – Они заявили, что женщина должна Воденникову почти 8 миллионов рублей, а Миколаеву – 39. Получили исполнительные листы, но не предъявляли их – выжидали. 9 ноября деньги были распределены так, что Воденников получил 1 миллион 876 тысяч рублей – у него была первая очередь взыскания, поэтому сумма такая большая, а Миколаев забрал 169 тысяч рублей. Сам же Адиль Магеррамов получил лишь 9 тысяч рублей. 

По словам Котова, Миколаев входит лишь в те дела, где у должника есть имущество, от продажи которого по суду можно получить деньги. Должники же легко соглашаются на это, поскольку Миколаев предлагает им поделить деньги. Таким образом, в плюсе и должники, и Миколаев со своими товарищами. 

Мы связались и встретились с Адилем Магеррамовым. Вспоминать всю историю заново мужчине было крайне тяжело. Мы опишем лишь некоторые её фрагменты. 

- У меня было заведение, придорожный сервис, который мне нужно было быстро продать. С родины мне позвонил брат, сообщил, что отец болен и хочет со мной поговорить, спросил, успею ли я приехать. На руках денег не было, поэтому, увидев по телевизору бегущую строку, я позвонил. Покупателем оказалась женщина, она посмотрела заведение и сказала, что через день-другой всё решим, мол, надо деньги собрать. Потом, когда она сообщила, что готова, мы встретились. В ходе разговора я сказал ей про ситуацию с отцом, что мне нужно к нему ехать. Тут она и заявила: «А у меня денег немного не хватает», - рассказывает Адиль.

Женщина пообещала Адилю, что продаст машину, и что ещё у неё есть два участка. Продавец насторожился, но всё же доверился покупательнице. 

- Спустя какое-то время она сказала, что денег нет. Будто бы её брат забрал машину, и в ближайшее время они вряд ли её продадут, - рассказывает он. – Обещала продать в марте и рассчитаться со мной. Один мой товарищ посоветовал мне ехать к отцу, приостановить дела, ведь у меня есть расписки от должницы. Вскоре выяснилось, что она оплатила госпошлину не 1 000 рублей, а 100, из-за чего сделку отложили. Мне предложили оплатить госпошлину за неё, но я потребовал приостановить сделку, потому что покупательница не расплачивается. Когда моя должница приехала получить на руки документы, и ей сообщили, что я приостановил сделку, она позвонила мне и начала кричать, что сотрёт меня в порошок. 

Далее между Адилем и его должницей начались долгие судебные тяжбы. Но своих денег мужчина так и не смог добиться. Здание кафе по судебному решению выставили на продажу, но оно никак не продавалось. От приставов мужчина то и дело слышал, что они не могут созвониться с должницей, чтобы сделать оценку здания. 

- Но через несколько дней мне вдруг сообщили, что здание выставлено на продажу. Я возмутился, мол, как, если три-четыре дня назад не могли провести оценку. А тут уже выставили. Мне ответили, что должница сама пришла и открыла им дверь. Я заподозрил неладное – ну не могла она сама прийти по доброй воле, после такого-то поведения! – говорит улан-удэнец. 

Когда здание было продано, с Адилем Магеррамовым никто не связался. Мужчина позвонил приставам сам и спросил, почему никто не интересуется его номером счёта, чтобы перечислить деньги от продажи. В ответ ему сообщили, что деньги «пропорционально распределены».

- После бесконечных судебных тяжб я узнал, что мои деньги от продажи имущества должницы разделили между мной, каким-то Воденниковым и другими взыскателями. Якобы эта женщина должна была для него какую-то машину перегнать из Москвы, но сорвала поставку. Он затребовали с неё три миллиона морального ущерба, а значит, ему первому полагалась выплата. Спрашивается, какого чёрта три миллиона, если машина стоит гораздо дешевле?! В итоге примерно полтора миллиона из моих денег получил он, а я – девять тысяч рублей, - возмущается мужчина. 

После этой безумной истории Адиль залез в долги и уже почти десять лет живёт по съёмным квартирам. В проданное кафе он вложил всё, что у него было. За помощью к родным он не обращается из принципа, говорит, все всегда обращались к нему.

- Всю жизнь я помогал людям. Работал камазистом, заведовал штрафстоянкой при ГАИ, хозяйство держал, - рассказывает он. – В декабре мне исполнилось 60 лет, я без пяти имнут пенсионер, кто меня сейчас на работу возьмёт? Теперь работаю таксистом, чтобы как можно больше общаться с людьми. От воспоминаний мне становится плохо.

Мы связались с тем самым взыскателем Миколаевым, что неожиданно появляется в историях с долгами. Однако от комментариев он отказался.

Ольга, Александр и Адиль обратились в правоохранительные органы. Редакция «Информ Полиса» просит отозваться тех, кто оказался в похожей ситуации.

Фамилии некоторых героев материала изменены в соответствии с требованиями законодательства.

Автор: Валерия Бальжиева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях