природа
5673

Алдар Доржиев: «Сегодня впечатления становятся продуктом»

Директор Тункинского нацпарка рассказал о лучшем новогоднем подарке для местных жителей и поделился планами по развитию экологического туризма в районе

Фото: личный архив А. Доржиева

Накануне в России отмечали день заповедников и национальных парков. В этой связи мы встретились с директором Тункинского национального парка Алдаром Доржиевым и поговорили о том, как жить в условиях запретов и какие из них скоро отменят. Но не только об этом. 

- Алдар Джангарович, мы разговариваем с вами после вашего профессионального праздника – дня заповедников и нацпарков. Как отмечали? 

- В общепринятом смысле никак. Это не выходной день. Работали как обычно, только поздравили друг друга, наградили отличившихся и поехали по нацпарку. Хотя я в честь праздника решил побаловать наших оленей и кабанов и добавил им в кормушку сладких фруктов. 

- Ого! Так вы за животными не только присматриваете, но и подкармливаете? 

- Конечно! Это еще и помогает вести их учет. Так что контролируем мы не только людей, но и братьев меньших! Их места для кормления находятся подальше от дорог, чтобы не пугать зверей. Добирался на снегоходе. 

- Если в нацпарках запрещается вести промышленную, строительную деятельность, то как же вы принимаете туристов? 

- Как положено в нацпарке. Отдых, перемещение и досуг разрешается организовывать в строго отведенных местах. Нарушения влекут за собой штрафы или уголовную ответственность. 

- Самый больной вопрос для Тункинского нацпарка? 

- Земельный. Но он больной не только для тункинцев. По всей России более 900 населенных пунктов находятся на особо охраняемых природных территориях. Тункинцы входят в 370 тысяч россиян проживающих на территориях национальных парков. 

- Можно ли назвать жизнь в нацпарке экологическим проклятием? С одной стороны, великолепная природа, чистейший воздух и вода без соседства с промышленными предприятиями. И с другой стороны, невозможность продажи земельных участков на рынке недвижимости. Как в условиях особо охраняемой природной территории работают объекты социального и жилищно-коммунального назначения? Как сажать сады и огороды, строить жилье? Эти вопросы от тункинцев мы слышали много лет. 

- Проклятием жизнь в такой красоте точно не назовешь. Но существенные ограничения и административные барьеры, не имеющие значимого природоохранного значения, годами отравляли жизнь граждан проживающих в населенных пунктах в границах национальных парков. Осложняли работу органов местного самоуправления и этим создавали социальную напряженность. 

- То есть, дискредитировали идеи ООПТ в глазах местного населения? 

- Да и вы правы, что вопрос снятия этих ограничений много лет обсуждался. Но не решался. Пока при личном участии главы Бурятии он не получил широкий общественный резонанс. Дело сдвинулось, когда 14 августа 2017 года президент России поручил определить правовой режим территорий, на которых расположены населенные пункты в границах нацпарков. Для этого в 2019-2020 годах вопрос прошел обсуждение в Совете Федерации, Генпрокуратуре РФ, Общественной палате России. В итоге на рассмотрение Госдумы внесли проект федерального закона, предусматривающий поправки в федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» и ряд других законодательных актов. 

- Именно эти поправки и разрешают правовые коллизии и дают возможность для нормальной жизни гражданам, проживающим на территории нацпарков? 

- Да, весь 2020 год этот законопроект проходил сложное обсуждение в комитетах Госдумы с привлечением заинтересованных сторон. Менялись формулировки, вносились новые редакции статей закона. Я также выступил в поддержку поправок на парламентских слушаниях Госдумы. Хотя формулировки закона не идеальны и не решают всех накопившихся правовых проблем, я уверен принятый закон принесет пользу. Он создаст правовую основу для снятия социальной напряженности, но при этом не нанесет вред - не ослабит правовую защиту ООПТ. Удалось ли законодателям найти этот баланс и пройти между Сциллой и Харибдой покажет будущая правоприменительная практика. 

- Что конкретно жителям Тункинской долины даст принятие этого закона? 

- Прежде всего, жителям разрешат строительство жилья. У них появится возможность получить под эти цели земельные участки. Людям обеспечат нормальное питьевое и техническое водоснабжение. Потому что на территории населенных пунктов разрешат разведку и добычу подземных вод. Граждане получат возможность на предоставление земельных участков для ведения садоводства и огородничества, индивидуального гаражного или индивидуального жилищного строительства. 

- Разрешение на это будет занимать столько же много времени? 

- Наоборот, упростится процедура получения разрешительных документов на строительство жилых и нежилых объектов недвижимости, их ввода в эксплуатацию. Это позволит гражданам оформлять право собственности на данные постройки. Также упростят согласование деятельности по строительству жилых объектов. Сохранится обеспечение местного населения дровяной древесиной с оплатой минимальных лесных податей. 

- По всей Бурятии сельские районы стонут от необходимости экологической экспертизы при строительстве любого социального объекта. 

- Таков закон. Раз мы живем в водосборной зоне Байкала, то обязаны беречь природу. Но теперь государственную экологическую экспертизу проектной документации социальных объектов не надо будет проводить. Освобождение от обязательной государственной экологической экспертизы федерального уровня сократит сроки по строительству больниц, детсадов, школ, линий электропередач. И это лучший новогодний подарок для жителей Тункинской долины – решение их многолетних проблем. 

- А как же вы будете работать в таких условиях? 

- Еще лучше. После вступления в силу, на уровне правительства РФ будут приняты нормативные акты во исполнение этого закона. В свою очередь, мы должны подготовить соответствующие правоприменительные акты. В  первую очередь, внести изменения в положение о национальном парке «Тункинский». А органам местного самоуправления предстоит утвердить генеральные планы населенных пунктов, внести изменения в правила застройки и землепользования и другие документы. Уверен, для того чтобы  нацпарку стать моделью будущего, его территория  должна охраняться не от людей, а вместе с людьми. 

- В конце 2020 года Тунка прогремела на всю Россию как победитель всероссийского конкурса по развитию экологического туризма. Мы как зрители видели только самую приятную часть конкурса – ваше награждение. Вряд ли такая победа возможна без долгой подготовки? 

- Подготовку концепции по развитию экологического туризма мы начали еще летом 2019 года. Тогда мы прошли отбор на федеральном уровне и попали в число 8 нацпарков для реализации мероприятий по нацпроекту «Экология». Это послужило нам заделом для участия во Всероссийском конкурсе по развитию экотуризма, организованного Агентством стратегических инициатив. Конечно, чтобы попасть в финал этого престижного конкурса, нам надо было показать качество функционально-планировочных решений территории, отличиться архитектурными, стилистическими и функциональными предложениями для туристической инфраструктуры, просчитать финансово-экономические модели для будущих инвесторов. Для этого нам пришлось объединить усилия местных сообществ, ученых, проектировщиков, архитекторов, представителей власти и бизнеса. 

- Вы про юрты, установленные по дороге на Нилову Пустынь? 

- Не только про юрты. Помните, как в соцсетях восторгались домиком для туристов? 

- Помню. Действительно,  потрясающий домик. Но я давно хочу спросить, почему у вас была такая разношерстная команда на защите, например, главы республики и района, вы и вдруг Сергей Зверев. Он, конечно, уроженец Тунки, но не ученый эколог и не чиновник. 

- Точнее нашу команду надо называть междисциплинарной. Потому что на конкурсе учитывали степень и разнообразие форм участия целевых аудиторий при подготовке проекта. Поддержка Сергея Зверева была не только как земляка. Он внес дельные предложения по эстетическому содержанию туристической инфраструктуры. Ведь жюри оценивало и привлекательность предлагаемых решений для инвестора и потенциал привлечения внебюджетных источников. Реклама, которую сделал Сергей Зверев, в этом отношении бесценна. Однако конкурсная комиссия очень серьезно отнеслась к качеству подготовки финансово-экономических моделей развития, и оценивала в целом социально-экономическую эффективность реализации проекта для территории муниципального образования и республики. 

- Как вы без опыта смогли сделать такую работу? 

- На протяжении всего конкурса Агентство стратегических инициатив обеспечило очень качественную методическую поддержку и обучение в рамках акселлерационной программы. Участники нашей команды получили уникальный опыт создания проекта по развитию экологического туризма и получили новые компетенции. Лично я получил интересный и полезный опыт лидерства в консорциуме, в котором нет строгой иерархии. Мы работали на общем драйве, желании внести вклад в развитие своего региона. Это редкий случай, когда такое количество людей объединилось как волонтеры. 

- Что понимается под акселерационной программой? 

- Ее предложили организаторы конкурса, чтобы участники могли «прокачать» свои компетенции в самых разных направлениях, от дизайна и архитектуры до создания финансовых моделей и определения целевых аудиторий. В ходе работы предложены коробочные решения по обращению с отходами, в основе его переход на раздельный сбор отходов и создание замкнутого цикла. Это особенно актуально для нашего нацпарка с наплывом туристов. Еще мы выдвинули предложения по цифровизации Тункинской долины, обеспечению стабильной связью. А это очень непросто в горной местности. Много идей было по транспортной доступности к местам показа. 

- То есть, модель вашего туристско-рекреационного кластера «Тункинская долина» объединяет сценарии развития как Тункинского нацпарка, так и Тункинского района? 

- Естественно, ведь территория одна. И нахождение в одном пространстве района и нацпарка только усиливает ресурсы нашей команды. Нацпарк и район как два крыла Тункинской долины. Можно привлекать бюджетные средства через федеральный и региональный бюджеты. При согласованных планах развития инвесторам легко встроиться со своими бизнес-проектами в общую картину будущего. 

- Вам мало одной победы и вы уже работаете над новыми проектами? 

- Да, мы подготовили заявки на участие в новом национальном проекте «Туризм и индустрия гостеприимства». Хотим включиться в мероприятия других нацпроектов и федеральных целевых программ. Вклад главы района Ивана Альхеева и сотрудников администрации в общий результат трудно переоценить. 

- Личное участие главы Бурятии на защите проекта в финале конкурса дорогого стоит. 

- Несомненно. Этот факт положительно оценили не только жители республики, но и конкурсная комиссия. Как и то, что амбассадором нашего проекта стал наш известный земляк Сергей Зверев. Несмотря на занятость, он  очень ответственно и последовательно прошел с командой все этапы конкурса. Именно его популярность привлекла внимание к нашему проекту многочисленных подписчиков. Тункинская долина стала известна на российском и международном уровне. Учитывая его подвижничество в защите экологии озера Байкал, уже поступают предложения о его приглашении в качестве амбассадора природоохранных проектов в Год Байкала. 

- Не буду скрывать, раньше, еще при Наговицыне, журналисты скептически относились к идеям о том, что туризм обогатит Бурятию. Глядя на Тунку, скепсис убавляется. 

- На самом деле, туризм создает более 10% мирового ВВП и более 28% мирового экспорта услуг, а также обеспечивает каждое десятое рабочее место в мире. Потому что туризм дает мультипликативный эффект. Туризм может стать катализатором создания в республике новых рабочих мест, роста малого и среднего предпринимательства, увеличения доходов жителей. А для районов он станет фактором устойчивого развития сельских и природных территорий, слабо вовлеченных в экономику. Думаю, что мы должны отдать должное заслугам Наговицына, ведь он выступил одним из инициаторов федерального закона о снятии ограничений на приватизацию земли и лично его продвигал в федеральном парламенте. 

- Согласен. Коронавирус заставил нас больше путешествовать по своей республике и стране. Столько нового открыли мы для себя в той же Тунке! 

- За этим и едут. Гости получают возможность прикоснуться к природе, культуре и истории Бурятии. Впечатления становятся продуктом, и у туризма есть все возможности, чтобы стать одной из лидирующих несырьевых отраслей экономики республики. На примере Тункинского района мы будем вместе думать как создать благоприятный климат для бизнеса в туризме. Какие территории должны стать приоритетными для развития туризма? Какую туристскую инфраструктуру будет создавать государство и бизнес? Какие технологии продвижения туристического потенциала, цифровые решения и технологии необходимы для увеличения туристического потока в республику? Как обеспечить развитие человеческого капитала для повышения качества управления и сервиса? 

- Пока вопросов больше чем ответов. Развитие таких туристических районов Бурятии, как Тункинский район, должно подразумевать повышение качества жизни, активное вовлечение местных жителей в реализацию новых проектов, в том числе в сфере туризма. А пока люди продолжают уезжать из республики. 

- Если ничего не делать, будут уезжать. И мы работали над этим вопросом при составлении мастер-плана развития туризма в Тункинской долине. Население сибирских и дальневосточных регионов составляет социальный «скелет» этих территорий. Чтобы остановить отток населения из отдаленных районов, на Дальнем Востоке есть программы по развитию таких территорий. 

- Приведите пример. 

- Например, благодаря слаженной работе управленческой команды правительства республики и района, в Тункинской долине за прошедший год отремонтировали и построили рекордное количество социальных объектов. Причем у местных жителей была возможность заявлять свои проекты по развитию территорий. Для Тункинской долины это в первую очередь, развитие туристического направления. Сейчас нужны новые идеи, новые проекты, и нужно собирать их на местах, общаться с населением. Для этого мы работаем с ТОСами и другими общественными структурами. Вы знаете, что Тунка известна своими минеральными и термальными водами. Поэтому Тункинским нацпарком совместно с местными жителями подготовлены новые проекты по развитию привлекательных для туризма центров: рядом с курортом Нилова Пустынь создана экологическая тропа «Саянэ Зурхэ» в сакральной местности «Бурхан-Баабай», продолжается обустройство экотропы в долину ста источников на Шумак. В этом году при нашем содействии местные жители обновили места отдыха и тропы на источниках  Хонгор-уулы, построили дома для размещения отдыхающих на аршане Саган-Угун. 

- То есть, в дальнейшем развитие экологического туризма в Тункинской долине вы видите в развитии сети экологических троп и лечебно-оздоровительных местностей? 

- Это то, что лежит на поверхности в прямом и переносном смысле. Кстати, участники  нашего туристско-рекреационного кластера «Тункинская долина» получили гранты Ростуризма для реализации в 2021 году восьми конкретных проектов на территории Тункинского нацпарка. Гранты выделены на разработку новых туристских маршрутов и благоустройство уже существующих, включая навигацию, обеспечение безопасности, организацию зон отдыха. Всего на реализацию грантовой поддержки туризма правительство РФ выделило 1,2 млрд рублей. 

- Деньги небывалые. Но пока есть ощущение, что жители не только Тунки, но и других районов не готовы к туристам. Не хватает объектов, в которых представлены бытовые и санитарно-гигиенические услуги, пункты обмена валюты, комфортабельные места отдыха и питания и так далее. 

- Согласен. Сейчас это направление страдает в Тункинской долине, да и везде. В 2024 году ожидается, что пункт пропуска Монды-Ханх на российско-монгольской границе станет международным и граждане третьих стран смогут свободно по электронной визе посещать Тункинскую долину. По сути, Тунка станет лицом, въездными воротами России для многих иностранных туристов. 

- Готовитесь к этому заранее? 

- Да, надо приложить усилия по обустройству туристской инфраструктуры в соответствии с эколого-социальными стандартами. Необходимо сделать ставку на растущую популярность аграрного туризма, обеспечив доступность для туристов местной продукции. Люди едут в определенные места, чтобы попробовать местную кухню, туристу интересно увезти с собой местные сувениры. 

- Бывая на печально известном рыке курорта Аршан, видишь, что местная продукция очень слабо представлена. Хотя Тунка могла бы гордиться не только травой саган дали. 

- Это красно-книжное растение, кстати. А вот местные продукты из сушеного мяса - борсо, обжаренной ячменной или пшеничной муки грубого помола – замбы или зутараан пойдут на ура. Для туристов они могут представлять интерес, не только как экзотический продукт, но и с чисто практических соображений питательности и небольшого веса и объема. Не исключаю, что скоро в туристической среде традиционная бурятская пища станет популярной, как и буузы, которые заняли первое место в конкурсе «Вкусы России». 

- Вы упомянули про цифровизацию туризма. Честно говоря, в горных районах создать цифровую среду будет трудно. 

- А как иначе развивать связи с туроператорским сообществом, получать дистанционное образование, консультации? Цифровизация и использование новых технологий должны войти в повседневную практику. Например, для развития экологического туризма на особо охраняемых природных территориях необходим конструктор туристических маршрутов на едином интернет-портале, где турист может заранее построить свой маршрут от бронирования отеля, покупки билетов, до трансфера к конкретным локациям и выбора гида. 

- Спасибо за обстоятельное интервью. Ваши пожелания в день вашего профессионального праздника? 

- Берегите природу так, чтобы она везде стала такой как в наших заповедниках и нацпарках, особенно Тукнкинском!

Автор: Андрей Ян

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях