Заводы Бурятии
15085
3

Почему Заудинский мелькомбинат пережил «перестройку» и 90-е годы, но остановился в 2018-м?

История «мучного короля» Бурятии

Фото: Евгений Коноплёв

«Информ Полис» продолжает цикл материалов «Заводы Бурятии». От большинства предприятий, некогда бывших гордостью советской власти, остались руины, от других не осталось даже кирпичей. 

Мы уже рассказали о печальной судьбе улан-удэнского стекольного заводатонкосуконного комбинатакирпичного завода и завода железобетонных изделий в «сотых» кварталах, а также о заводе железобетонных изделий «Бурятводмелиорации». 

В этот раз речь пойдёт о крупном производителе муки и круп – Заудинском мелькомбинате. Слово «Мелькомбинат» знакомо в Улан-Удэ каждому - сегодня так называется крупный район города. Все мы часто слышим в повседневных разговорах такие фразы, как «поехал до Мелькомбината» или «живу на Мелькомбинате». Но десятки лет назад это слово именовало крупное производство, которому по сей день в Бурятии нет равных. 

Предприятие в свое время заслуженно получило народное звание «мучной король». Оно давало Бурятии тонны хлеба, одно из немногих выстояло в перестройку и ушло в историю совсем недавно, оставив после себя огромные серые здания. 

Серость и разруха

Сегодня территория бывшего предприятия «Заудинский мелькомбинат» напоминает посёлок. Правда, состоит он сплошняком из складов, где хранятся пиломатериалы, бетонные блоки и тонны металлолома. 

Главные небоскрёбы этого «посёлка» – восьмиэтажное здание элеватора, которое видно издалека, бывшая мельница и четырёхэтажное здание комбикормового завода. Выглядят они, конечно, весьма печально – серые, обветшалые, с разбитыми окнами и осыпающейся штукатуркой. 

Неприступный бетонный забор обнесён поверху колючей проволокой. По территории медленно ходят люди с надписью на спине «Охрана». Значит, есть что охранять. По рельсам катают вагоны – перевозят какие-то доски, опилки и прочий груз. Внутренние маленькие здания, возможно, служившие сторожками, столовыми или администрацией мелькомбината, по виду не ремонтировались с прошлого века: где-то нет окон, где-то дыра в стене. И много мусора. 

Там, где взмывает вверх здание элеватора, и сегодня кипит маленькая жизнь. Машины грузятся зерном. Знающие жители города говорят, что зернохранилище ещё функционирует и вообще, по большому счёту, тут ещё работает всё, кроме мельниц. Но, по официальным данным, как такового Заудинского мелькомбината нет уже около двух лет. 

Отдыхали только на Новый год

Заудинский мелькомбинат начал свою историю 1 мая 1935 года. Тогда предприятие состояло из мельницы трёхсортного помола, способной перемалывать до 150 тонн сырья в сутки, складов готовой продукции, крупозавода и элеватора ёмкостью 10 тысяч тонн. 

Когда комбинат приступил к стабильной работе, началась война, и он наряду с мясокомбинатом, стекольным, авиационным и другими заводами перешёл на военное производство. Крупозавод при комбинате переоборудовали в мельницу обойного помола с производительностью 90 тонн в сутки. 

В послевоенное время мелькомбинат занял прочную позицию в республике, поскольку стал единственным мощным производителем муки и круп. И было здесь две мельницы: большая вырабатывала муку высшего, первого и второго сортов, а та, что поменьше, работала на комбикормовый завод, открытый в 1957 году. Производительность росла, а вместе с ней расширялись цеха, строились склады. 

В 1971 году здесь возвели первую очередь элеватора емкостью более 24 тысяч тонн, ещё через пять лет – вторую, на 17 тысяч тонн. 

Работало на комбинате около полутысячи человек. Кроме слесарей, грузчиков и инженеров тут трудились люди таких профессий, названия которых сегодня даже не найти в интернете: вальцевой, рассевной, курповезчик, вывальщик. Элеватор был частично автоматизирован, на нём за пультом работал диспетчер. 

Людмила Юрьевна Жгутова пришла сюда работать в 1972 году инженером-механиком, прошла длительный рабочий путь и ушла на пенсию в 2016 году в должности специалиста по кадрам. 

– В своё время мелькомбинат работал частично на импортном зерне. Своего зерна, которое было в Бурятии, не хватало. Мелькомбинат работал круглосуточно. Отдыхали только 31 декабря. Одни сутки всего отдыхал мелькомбинат. Всё остальное время он работал. Конечно, работа нелёгкая, потому что трудились в три смены, – вспоминает она. – Хлеб, как известно, всему голова. Производство муки – один из этапов производства хлеба. Наше предприятие было таким обыденным, не романтичным как бы. Но хлеб всегда был. Начиная с 70-х годов в Бурятии не ощущалась нехватка хлеба. И люди верили, что будущее будет нормальным, что всё стабильно, что человек до 55 лет доработает – пойдёт на пенсию и всё будет хорошо. 

Стойкий комбинат

В то время, когда по всей стране гудела «перестройка», Заудинский мелькомбинат развивался. В 80-е здесь запустили склад, способный вместить в себя 11 тысяч тонн продукции, позже сделали к нему пристрой, ёмкость элеватора увеличили до 40 тысяч тонн. В эти же годы были построены гараж и административный корпус. К началу 90-х силами мелькомбината построены три дома по улице Пищевой, открыты две котельные – одна для жилого массива и другая на территории предприятия. Рабочие из старых довоенных бараков переехали в новые квартиры. 

При мелькомбинате действовало два детских садика. 

– О детях не беспокоились, потому что они в школу ходили и в садик. Кстати, люди работали в три смены. И как за ребёнком посмотреть, если человек работает в ночь и во вторую смену? Естественно, когда мать уходила на работу, была уверена, что с ребёнком всё будет нормально, – говорит Людмила Жгутова. 

Потребность в мучных изделиях, крупах, комбикормах не угасала никогда, а потому Заудинский мелькомбинат стойко пережил перестройку и спокойно продолжил работу в 90-е годы. За это время предприятие претерпело немало изменений и преобразований. Например, производственные мощности комбината позволили перерабатывать в сутки 400 тонн зерна на муку и 280 тонн на комбикорма, что было высоким показателем. 

В 1993 году мелькомбинат стал открытым акционерным обществом. Основным видом его деятельности твёрдо закрепилось производство муки и комбикормов. 

Низкие цены на хлеб

Заудинский мелькомбинат активно сотрудничал с птицефабриками Улан-Удэ и районов, поставляя туда корма, наладил связи с северными регионами России и Монголии, также не теряя статус и главного «мучного короля» Бурятии. 

В нашей республике сырья для мелькомбината было лишь 25 %, остальное поставляли из Иркутской, Читинской, Новосибирской, Омской областей, Красноярского края и Казахстана. С большинством из этих регионов комбинат завязал длительные доверительные связи, при этом положительно зарекомендовав себя на зерновом рынке Сибири. 

В 1995 году при комбинате наладили хлебопекарное производство с выпуском хлеба и хлебобулочных изделий, доведя этот показатель до 11 тонн в сутки. Ещё спустя два года по городу открыли целую сеть киосков, в которых продавали всю хлебобулочную продукцию, открыли свою автостоянку вместе с техобслуживанием. В том же 1997 году силами комбината в Улан-Удэ построили супермаркет, и через год состоялось его открытие. Месячный товарооборот этого магазина составлял около 1 млн рублей. Наличие собственного крупного предприятия в республике дало большой плюс: на протяжении долгих лет цены на муку и хлеб в Бурятии держались значительно ниже, чем в соседних областях. 

В 90-е годы на свободных мощностях освоили производство ржаной обдирной муки, а также гречневой, перловой и пшеничной круп, которые раньше в республику завозились из других регионов. 

– В 90-е годы мелькомбинат работал в поте лица. Если бы этого не было, то я не знаю, что бы было, – вспоминает Людмила Юрьевна. – Но в конце 90-х сырья стало не хватать, появились проблемы. Стали договариваться с Красноярским краем, Алтайским краем, Иркутской областью насчёт поставки, но и этого было мало. Потом производство нашей муки стало невыгодным, возить сырьё стало невыгодно, повысились транспортные расходы. Обе мельницы в те годы оказались не перевооружены под новые технологии и в 2002 году перестали работать. 

По воспоминаниям бывшей работницы, в то же время многие сельхозпредприятия стали устанавливать у себя мини-мельницы и могли обеспечиваться мукой самостоятельно. Конечно, эта мука была более низкого качества, но всё же продукция «мучного короля» республики резко потеряла спрос. 

В начале 2000-х на мелькомбинате разработали производство макаронных изделий на швейцарской линии в объёме до 6 тысяч тонн в год. Была открыта макаронная фабрика с новой мельницей, созданной специально для выработки муки для макарон. В 2016 году макаронная фабрика обанкротилась. 

Путь к банкротству

Сердце Заудинского мелькомбината остановилось совсем недавно, когда он оказался в центре громких и длительных судебных разбирательств. 

Всё началось с того, что в 2017 году комбинат выступил поручителем по крупному кредиту, который взял в банке один из свинокомплексов республики. В залог комбинат поставил восьмиэтажное здание элеватора, четырехэтажное здание комбикормового завода, земельные участки и прочее многомиллионное имущество. 

И настал момент, когда свинокомплекс не смог выполнить свои финансовые обязательства, и банк подал иск к мелькомбинату о взыскании с предприятия и его руководства более 120 млн рублей. Предприятие подало апелляцию и заявило, что планирует погасить долг без процедуры банкротства, поскольку обладает имуществом на сумму более 850 млн рублей. 

Но всё же летом 2018 года Заудинский мелькомбинат признали банкротом. Однако «мучной король» не сдавался. Далее последовали многочисленные разбирательства с документами, суды, обжалования решений, вновь суды и так далее. 

Позже комбинат участвовал в судебных тяжбах со своим арендатором – крупной энергетической компанией – по части заниженной цены аренды своих крупных нежилых помещений и выиграл дело. Затем он был замешан в уступке прав требования платежей, предоставив этой же фирме в аренду своё электросетевое хозяйство. Всё это вылилось в целую запутанную схему, на распутывание которой у руководства комбината ушло много времени. 

Так или иначе банкротства избежать не удалось, и имущество мелькомбината, которое кредиторы оценили в 265 млн рублей, выставили на продажу. Сюда вошли здания элеватора, силосного корпуса, комбикормового завода, земельные участки, склад мешкотары, весы, транспортеры, трансформаторы, система грозозащиты, мастерская, гараж, электрокотёл, теплотрасса, насосы, кондиционеры, водопроводная сеть, набор мебели и многое другое. 

- Предприятие сегодня так и называется – Заудинский мелькомбинат, но оно на банкротстве, там идут ликвидационные мероприятия. Сейчас всю деятельность ведёт конкурсный управляющий, - сообщили нам в торговой компании, временно располагающейся на территории мелькомбината. 

Вспоминая коллег

Так получилось, что окна квартиры бывшей работницы предприятия Людмилы Жгутовой выходят как раз на здания мелькомбината, но пенсионерка говорит, что не зацикливается на воспоминаниях о работе. Чаще она вспоминает коллег. 

– Вспоминаешь людей, потому что людей было много хороших. Люди были добрые, друг к другу отношение хорошее было. В любом случае друг другу всегда помогали. А сейчас они потихоньку уходят. Кто-то живой, кого-то из тех, кто работал, уже нет, – вздыхает она. 

Сегодня частично комбинат всё же работает – отсюда выезжают грузовики, заполненные зерном, по территории катаются вагоны. Его дальнейшая судьба пока не известна. Но всё же можно с уверенностью подвести итог, что когда-то крупный «мучной король» республики Заудинский мелькомбинат уже вряд ли вернётся к былым мощностям, в одиночку обеспечивая мукой и крупами всю республику. Предприятие постепенно уходит в прошлое, превращаясь в очередной гигантский памятник крупному производству Бурятии.

Автор: Антон Алексеев

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях