Коронавирус
2732
3

«Вирус жесток, но по-своему справедлив»: Известный журналист из Бурятии рассказал, как переболел COVID-19

Александр Махачкеев в свойственной ему манере описал изнанку «ковидного» госпиталя

Фото: личный архив А. Махачкеева

Известный в республике журналист Александр Махачкеев, работающий в ИД «Буряад Yнэн», недавно перенёс коронавирус. Как это было, он рассказал на страницах издания. В «ковидный» стационар наш коллега попал стандартным путём – заболел, сходил на приём в поликлинику, сдал анализ на COVID-19 и сделал компьютерную томографию.

Когда тест подтвердился, а КТ показало двустороннюю пневмонию, его направили в больницу.

- Были сопутствующие показания, ну и возраст, приближающийся к группе риска. Периодически звонила фельдшер. Привезли положенный набор лекарств, дома же взяли повторный тест и уже, когда я был в больнице, порывались взять ещё один, – вспоминает Александр Махачкеев. – Свободная койка появилась на третий день. В назначенное время приехала «скорая», и оказался в «энском» ковидном госпитале Улан-Удэ. Практически таким же путём оказались там и другие мои товарищи по несчастью. Никаких особых проблем ни с поликлиникой, ни с размещением в стационар не было.

Лечила всю компанию вахтовая команда, сформированная из набранных по республике медиков. Жили они там же, в госпитале – в так называемой «чистой» зоне для персонала, куда удалялись на отдых.

Журналисту сразу поставили капельницу. Дали таблетки – антибиотики, противовоспалительные, для разжижения крови, от кашля и для восстановления микрофлоры. Отпускать его начало не сразу, но постепенно. Как сказала врач, предыдущее лечение проводилось правильно, а организм у него сильный.

В коридоре, который считается «грязной» зоной, появляться категорически запрещено – по камерам видеонаблюдения за этим строго следит охрана. Но палаты нуждаются в периодическом проветривании, и в такие моменты больные переговариваются друг с другом, распахнув двери настежь. Между женским персоналом и пациентами быстро устанавливаются тёплые отношения.

- Но различаем мы их только по глазам и голосу. А в остальном бесформенная спецодежда стирает все плавные очертания сестринских фигур. Идентификация происходит при процедуре, в положении близко глядя в глаза. По ним узнали нашего врача на личном аккаунте «ВКонтакте», – рассказывает Махачкеев. – Огромные голубые глаза старшей медсестры Татьяны Ивановны лучатся сквозь защитные очки и панорамное стекло шлема. Их спутать невозможно.

Один из пациентов как-то сходил до «чистой» зоны за лекарствами и вернулся потрясённый – увидел медсестёр в платьях. «Представляете? Улыбаются и глаза блестят! А они молодые и красивые!», – отметил мужчина. Это было через неделю после его поступления в госпиталь.

Взаимные симпатии персонала и больных в чём-то можно объяснить стокгольмским синдромом, делится журналист.

- И те, и другие оказались заложниками ситуации, плюс физические страдания, стресс, оторванность от семьи и дома. Сдерживаемое напряжение всегда готово вырваться наружу, – пишет Александр Махачкеев. – Правда в том, что вирус жесток, но по-своему справедлив. Он не делает различий между богатыми и бедными, власть предержащими и народом. Даже будучи инфицированным, нужно оставаться с людьми. Не надо истерики. Не надо паники. Не надо психоза. За маской анонимности, за защитными очками и панорамным стеклом всегда будут чьи-то глаза. Они вам помогут. Но их можно увидеть, глядя только близко, очень близко…

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях