Люди и жизнь
5018
3

Отец искал сына 30 лет. Почему тот не захотел встречи со своим родителем?

История военнослужащего из Бурятии, потерявшего в начале 90-х память в драке и оказавшегося вдали от семьи

Владимир Григорян. Фото: личный архив В. Григоряна

История, о которой мы хотим рассказать, достойна сценария художественного фильма. Узнали мы её совершенно случайно. Обычный житель Москвы по имени Михаил опубликовал в соцсетях несколько фото седого мужчины с бородой и подписал: «Житель Бурятии «застрял» в Туркменистане аж с 1991 года, ищет родственников в Улан-Удэ». 

Заинтересовавшись этой историей, мы связались с Михаилом, который вывел нас на туркменскую семью, где уже третий десяток лет живёт бывший военный из Бурятии Владимир Григорян. 

Треть века на чужбине

Москвич Михаил знает историю Григоряна не понаслышке:  он дружит с туркменской семьёй Этчановых, в которой живет наш герой. 

История такова. В 1991 году 35-летний офицер из Улан-Удэ Владимир Робертович Григорян ехал в поезде в Туркменистан. Ночью на него напали неизвестные, избили, ограбили, забрали деньги и документы. Мужчину выбросили на ходу из поезда. В драке он лишился глаза, потерял память и долго не мог вспомнить собственное имя. В Туркменистане его приютили добрые люди, у которых он живёт по сей день. Вскоре к нему вернулась память. Поиски родственников из Бурятии результатов не дали. В 2000 году Григорян обращался в передачу «Жди меня», но там помочь не смогли. 

Эту историю нам поведал Михаил. Он дал нам контакты жительницы Туркменистана, у племянника которой поселился потерявший память улан-удэнец. Зохиджан, тот самый племянник, подчеркнул, что Владимира приютил его почивший дедушка. Но звонок внезапно прервался, и мы не могли выйти на контакт несколько дней. Нас предупредили, что в Ташаузе – крупном городе на северо-востоке Туркменистана – плохое качество связи и непостоянный доступ в интернет. Несколько раз мы созванивались с Зохиджаном, но каждый разговор прерывался на полуслове. 

Владимир Григорян с Зохиджаном

Из первых уст

И вот в минувшие выходные на мой телефон поступил видеозвонок из Ташауза: передо мной на экране оказался сам Владимир Григорян. Было заметно, что он рад поговорить с тем, кто всерьёз заинтересовался его историей через столько лет. 

- Как там Улан-Удэ? Сейчас всё переменилось, наверное? – спросил в первую очередь мужчина. 

Оказалось, что Григорян родился в Туркменистане. В Улан-Удэ он попал в 1975 году на срочную службу в армии. После остался на сверхсрочную: служил сначала в Сосновом Бору, а потом на «Дивизке». 

- Я окончил институт прапорщиков, получил звание. Женился, родился сын. Как сегодня найти родственников, я не знаю. У меня и документов нет, выехать никуда не могу, - пояснил он. 

Свою любовь по имени Ирина мужчина встретил в армии: девушка работала в военной части медсестрой. После срочной службы 17 июля 1977 года они сыграли свадьбу, а в следующем марте родился сын Дмитрий. Семейная жизнь Григоряна не заладилась, но память о жене осталась с ним навсегда: на правом плече Владимир сделал татуировку – портрет жены. 

Владимир еще в молодости сделал татуировку жены в знак любви и верности

- Она у меня на правом плече на всю жизнь осталась. Для неё я эту татуировку сделал в знак любви и верности. А она не поняла, - рассказывает Григорян. - Она мне сказала, когда в положении была, мол, тебя не держу, ты мне не нужен, мне от тебя только ребёнок нужен. А я после неё так ни разу и не женился. 

В 1983 году Владимир и Ирина развелись. 

- Она сама заявление на развод подала, я к этому никакого отношения не имел. Я был военный человек, нас развели без моего согласия. Меня и с армии турнули по её заявлению. Я, когда на переподготовке был, договорился и меня в армии восстановили. Потом по её бумагам уволили снова, и я вынужден был уехать, - сообщил Владимир Робертович. 

«Хочу найти сына»

В 1991 году Владимир отправился на родину, в Туркменистан. Дальше – поезд, нападение, ограбление, потеря памяти. 

- По дороге в Туркмению и получилась эта катавасия. Поезд через Казахстан шёл, в то время рэкет был, ну и вот. Документы отобрали, деньги отобрали, избили так, что глаз один «улетел», - вспоминает он. - Туркменская граница в то время закрывалась, страна переходила на независимость, и я завис здесь. Ни туда не мог выехать, ни обратно. Пришлось остаться. После нападения добрался до Ташауза, попал в больницу, меня вылечили. Здесь через хороших знакомых нашёл людей, у кого можно работать на дому. 

И вот уже почти 30 лет Григорян живёт в городе Ташаузе в местной семье. Официально на работу без документов он устроиться не смог, потому помогает людям, давшим ему кров. 

Владимир Григорян почти 30 лет живет в городе Ташаузе у приютившей его семьи. Официально на работу без документов он устроиться не смог, потому помогает людям, давшим ему кров

- Живу здесь как член семьи. Заработка у меня нет. Кормлю скотину, рублю дрова, выращиваю арбузы. Зарплату нигде не получаю, потому что у меня нет документов, - объясняет Владимир. 

Будущей зимой мужчине исполнится 65 лет. Но и пенсию он получать не сможет, потому что нет паспорта, восстановление которого длительный, сложный и непонятный процесс. Григорян состоит при миграционном центре в Ташаузе, откуда в Улан-Удэ регулярно делают безответные запросы по поводу сбора необходимых справок. За справками нужно ехать в Бурятию, но выехать из страны Владимир не может – нужен паспорт. Вот такой замкнутый круг. 

- Я хочу найти сына Дмитрия. Тридцать лет я не видел своего ребёнка. Когда уехал, он в пятом классе учился. Для меня главное - пацана увидеть. Я не знаю, что бы я ему сказал. Тогда молодым был, сейчас я старый. Один глаз «улетел», на втором операция была - хрусталик искусственный поставили. И вообще весь седой стал. Что я ему могу сказать? Может, я ему вообще не нужен. Может, у него другой папаша есть, который его воспитывал. Может, она (супруга Ирина) трижды замуж уже вышла. Но я всё-таки его родной отец. Уже внуки у меня есть, я хочу внуков увидеть, хотя не знаю, женился он, не женился, - рассуждает Владимир Григорян. 

Мужчина надеется, что родной сын отыщется, поможет решить ему все проблемы с документами и тогда наконец-то состоится их первая за 30 лет встреча. 

- Все эти 30 лет я хожу как повёрнутый между небом и землёй. Гражданство получу, может, и выеду в Россию, - подытожил он. 

Спустя два дня с момента публикации этой истории в газете «Информ Полис» к нам в редакцию позвонила женщина, которая связала нас с бывшей женой Григоряна Ириной. И Ирина рассказала нам интересные подробности, о которых не упомянул Владимир Григорян. 

«Человек-тунеядец»

Ирина с первых же секунд нашего с ней разговора поведала, что многое в словах Владимира - неправда. Во-первых, всё случившееся произошло не в 1991 году, как рассказывал Григорян, а годом позже. Во-вторых, уволили мужчину из армии вовсе не по бумагам его жены.  

- Это просто тунеядец. Понимаете? Человек-тунеядец, который совершенно не хотел работать. Он просто спал до обеда, жрал, извините меня, за мой счёт. Нет бы ребёнку помогать… Я сколько раз ему говорила: ты ни копейки не зарабатываешь, а ребёнка растить нужно, - сообщила Ирина. 

По её словам, Владимир во время службы в армии ушёл в отпуск и уехал на малую родину. И вместо одного месяца он пробыл в отпуске два. С армии уволили, а на какую-либо другую работу Владимир устроиться не пожелал.  

Этот факт и стал главной причиной развода.  

- Если бы мы не развелись, он бы никуда не ушёл, а так бы и «висел» на моей шее. Где он только не работал - там месяц, там месяц. Ни трудовую книжку ни забирал, ни расчёт, просто не шёл на работу и всё. Я уходила на работу, он ложился спать и спал до двух часов, - утверждает Ирина. 

«Мама, хотелось бы на отца посмотреть»

Вскоре Григорян внезапно исчез. Пока жена была на работе, он поцеловал сына, вышел из дома, и долгое время от него не было никаких вестей. 

- Я жду день, два, три, неделю, месяц. Ну, думаю, точно уехал. Потом буквально через год меня на переговоры вызывает его мать и говорит: «Ира, ко мне Володя явился в одних трусах и без документов. Ты не могла бы пойти в милицию?». А я на каком основании пойду? Мы официально разведены. Говорю, делайте запрос у себя в милиции, там помогут восстановить, дадут справки, - рассказывает Ирина. 

С её слов, в Туркменистане у её бывшего мужа живут и мать, и сестра, и тётки. Мать устроила его на малой родине грузчиком. Но вскоре и оттуда Владимир исчез. 

- Как только пришёл исполнительный лист на алименты из Улан-Удэ, он сразу же оттуда «смылся», убежал, чтобы не нашли его, видимо. Даже мать не знает, куда. За эти 28 лет он ребёнку не только ни копейки не прислал, он даже письма ему не написал, - рассказывает женщина. - Где он был эти 28 лет, не знаю. Глаза лишился… То ли избили, то ли сам с кем подрался. Выпить тоже не дурак. Просто денег не было пить, потому что не работал. 

Ирина сегодня живёт с другим мужем, счастлива в браке. 42-летний сын Дмитрий живёт с ними же, работает на продуктовой базе. Новость же про найденного отца, по словам Ирины, на него никак не повлияла. 

- Про папу родного сын и не спрашивает. Он как-то давно-давно, ещё подростком был, сказал: «Мама, хотелось бы на отца посмотреть». А я говорю: «Ну как ты его оттуда добудешь? Такая даль». Ну и на этом всё, - сообщила бывшая жена Григоряна. - А сейчас сыну показала эту газету, говорю, прочитай. Он только глянул: а кто, говорит, этот человек? Я его не знаю и читать даже не буду. Вот и всё. И вы знаете, мне совершенно не жалко этого человека, он вообще чужой. Сам выбрал такую судьбу.

Автор: Антон Алексеев

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях