жалоба
1072
1

Ветеран из Улан-Удэ, до которого никому нет дела, замерзает один в ветхом бараке

Каждую зиму потолок там покрывается инеем, а весной от влажности везде расползается плесень

Фото: pixabay.com

«Новая Бурятия» рассказала шокирующую и печальную историю 77-летнего Анатолия Воскресенского из Улан-Удэ. Он живёт в стареньком бараке по улице Революции 1905 года. Дом построили аж в 1917 году, и вот уже несколько лет экспертная комиссия не хочет признавать его аварийным. Но ремонтировать и реставрировать здание тоже никто не берётся – ведь оно, того и гляди, развалится по кирпичикам.

Тем не менее, там живут – точнее, выживают – пять семей. По плану, барак должен отапливаться от печей. Вот только в большинстве квартир они давно вышли из строя, а привести в порядок их нельзя – дом рискует развалиться от любого вмешательства, тем более – от сложных печных работ. Эксперты говорят, что при ремонте можно нарушить перекрытие и тогда обвалится вся несущая стена, а за ней – и жилое здание.

Снаружи барак тоже не утеплён. От этого каждую зиму прямо в квартирах леденеют стены, стыки с полом покрываются снегом и инеем, а весной от влажности везде расползается плесень, пишет «НБ».

Анатолий Воскресенский, за плечами которого – 18 лет работы на БАМе и десять медалей за долголетний и добросовестный труд, рассказывает, что долгими улан-удэнскими зимами его спасают обогреватели. Каждый день пожилой мужчина старательно регулирует температуру в квартире, чтобы не набежали счета за коммунальные услуги.

Пенсионер признаётся, что часто приходится мёрзнуть, потому что держать обогреватели включенными постоянно страшновато – замучаешься платить за тепло. Да и проводка в доме очень старая. Может и воспламениться. Вот и приходится осторожно прогревать квартиру. Особенно сложно жить по такой «системе» ночью. Пенсионер часто просыпается от страха, что проводка загорится и начнётся пожар.

«Разве я себе на БАМе квартиру не заработал?»

Бывший бамовец – круглый сирота. Он воспитывался в детском доме. Как в СССР, так и в нынешней России людям этой категории положено выделять жильё, помогать устроиться на учёбу или работу. Однако ещё прежняя власть воспользовалась незнанием Анатолия Воскресенского и обделила его жильём. Вместо земельного участка или квартиры  круглому сироте дали направление в строительное училище и комнату в студенческом общежитии. Доучившись, Анатолий начал работать по профессии и из общежития училища переехал в обычное.

Тогда отсутствие собственного угла не казалось такой катастрофой – он был молод, полон сил и не нуждался в постоянном месте жительства. И верил, что за долгую жизнь ещё успеет приобрести квартиру, в которой встретит спокойную старость. Тем более подвернулась перспективная работа – строительство БАМа.

Анатолий, не задумываясь, отправился на стройку века. Как и все, он был вдохновлён большими идеями и надеялся, что государство достойно оплатит его труды. Но вот спустя много лет он уже пенсионер, сидит в разваливающемся бараке своей гражданской жены и со слезами на глазах рассказывает о непрекращающейся борьбе с холодом и плесенью. А собственного жилья как не было, так и нет.

- Я обращался в Генеральную прокуратуру России. Моё письмо переслали в прокуратуру Бурятии, а оттуда – в прокуратуру Железнодорожного района. И пришёл ответ, что по группе инвалидности я в очереди на квартиру пока шестой. Пошёл я в районную администрацию. Там сказали, что в год выделяют одну квартиру. Представляете, сколько ещё ждать? Мне уже 77 лет, как же так можно? Разве я себе на БАМе квартиру не заработал? Там ещё обещали, но не дали. Надо было отработать 10-15 лет. Я отработал 18.   в общем «северный» стаж у меня 27 лет, – вздыхает Анатолий Иванович.

«Не по закону это»

Чтобы ускорить получение квартиры, пенсионеру нужно обратиться в Минстрой – именно это ведомство даёт сертификаты на жильё.

- Но и там я не знаю, получится ли как-то продвинуть очередь. Если не получится, хочу опять обратиться к президенту Путину. Я уже обращался на прямой линии в 2019 году. Тогда оператор сказал, что моё обращение рассмотрят, но ответа никакого я так и не получил, – вспоминает Анатолий Воскресенский. – Администрация президента отправляет моё обращение главе республики, а глава… Ну  был я у него на приёме в 2018-м. Он сказал, что без очереди не может дать жильё – не по закону это.

Ветеран труда не понимает, как жить в таких условиях.

- Я что, не достоин, что ли, нормальной жизни? Всю жизнь отработал на развитие республики, у меня даже есть медаль за заслуги перед Бурятией! А что теперь? Замерзать в аварийном бараке? – со слезами спрашивает он.

Для пенсионера это уже больше, чем борьба за жильё – борьба за жизнь. Потому что в обледеневшем ветхом бараке долго прожить не получится. Много сил уходит на регулирование тепла в квартире, на устранение опасной плесени со стен. Много здоровья уходит из-за до ужаса низких температур в доме. За все эти неурядицы Анатолий Иванович платит годами своей жизни.

Автор: Артемий Иванов

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях