«Это попытка заволокитить дело» - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

«Это попытка заволокитить дело»

Коллаж infpol.ru

Защитник улан-удэнца, утверждающего, что его пытали в полиции, уверен – дело в отношении правоохранителей затягивают

В феврале 2020 года улан-удэнец Николай Фролов обратился в редакцию «Информ Полиса» и пожаловался на истязания во время допроса. Он утверждал, что после жестоких пыток в отделе полиции ему пришлось признаться в серии поджогов. Однако в МВД отрицали такие методы работы. Вскоре дело всё же возбудили и Фролова признали пострадавшим, однако на сегодня никто так и не понёс наказания. 

Адвокат мужчины Алексей Живоденко считает, что на фоне последних скандалов с полицейскими к делу попросту пытаются не привлекать внимания общественности. 

Всё происходило в печально известном отделе полиции, куда три года назад был доставлен 17-летний Никита Кобелев – сотрудники задержали молодого человека по подозрению в краже велосипеда, а позже привезли в больницу мёртвым.

«Ты сейчас сам во всём признаешься»

Нежданные гости постучались в дом Николая Фролова рано утром 10 декабря 2019 года. По словам мужчины, сотрудников полиции было трое – они увезли его в отдел, где жестоко пытали. 

Николай Фролов рассказал, что его завели в неизвестное помещение и «выключили» несколькими ударами. Фото: В. Бальжиева

– Завели меня в какое-то помещение, где несколькими ударами «выключили», по-моему, ударили шокером, и я потерял сознание, рассказывает Николай. – В наручниках я лежал на полу в каком-то кабинете. Весь день не давали пить, не водили в туалет. Я просил юридически обосновать, но никто не стал мне ничего предъявлять. Сказали: «Ты сейчас сам во всём признаешься». На тот момент я не понимал, в чём я должен признаться. Меня в наручниках завели в какой-то кабинет, выключили свет, надели на голову мешок. Лежал я лицом вниз на полу. В итоге получил перелом грудной клетки. У меня была рассечена бровь. Когда я очнулся, лежал в луже крови и нога была вся синяя. Большую часть времени я провёл без сознания. 

По словам Николая, после издевательств под страхом их продолжения он вынужден был написать признательные показания в серии поджогов и повторить написанное под видеозапись. Мужчину продержали в изоляторе временного содержания порядка десяти дней, где, как утверждает он, ему грозились «вывезти на реку и спустить под лед». 

Бывшая супруга Николая Светлана рассказала нам, что до задержания он вел обычный образ жизни, зарабатывал каменщиком в организации, устанавливающей котлы, и собирался делать ремонт. Женщина говорит, что за день до происшествия приходила к нему домой и видела, что переломов у него не было – мужчина вместе с соседом заносил профлисты для забора и спокойно поднимал тяжести. 

«Представить всё так, будто он сопротивлялся»

На защиту Николая Фролова встал адвокат Алексей Живоденко. По его словам, он был удивлён, узнав, что мужчина так долго находился не в СИЗО, а в ИВС, ведь в отношении него уже была избрана мера пресечения. Николай показал Алексею синяк, который занимал наружную часть бедра от коленного сустава до поясницы, и сказал, что подозревает у себя переломы рёбер. Вскоре у мужчины действительно выявили перелом грудины, гематому на внешней стороне бедра и гематому в области седьмого ребра справа. Также у него имелась ссадина на надбровной дуге. 

Адвокату удалось изменить меру пресечения для Николая на домашний арест. Защитник долгое время не мог добиться проверки, хотя документы в Следственный комитет были направлены еще в декабре. 

Как выяснилось вскоре, после задержания Николая сотрудники полиции обратились в суд, чтобы его привлекли к административной ответственности. Они утверждали, что он «вёл себя неадекватно, выражался нецензурной бранью, хватал за одежду, в результате чего в отношении него было применено спецсредство – наручники». 

– То есть физическую силу в отношении Николая якобы не применяли, – отмечает несостыковку адвокат. – Как расценил мой подзащитный, это способ замять всё это дело, представить всё так, будто он сопротивлялся. Но здесь у них большая ошибка в том, что были применены якобы только наручники. 

Как ответили журналисту в МВД по Бурятии, в объяснительной от 11 декабря Фролов пояснил, что ссадины и гематомы он получил 9 декабря у себя дома. Затем в объяснительной от 17 декабря он заявил, что обнаружил гематому на правом бедре, которой не было при поступлении в полицию 10 декабря. Хотя, как отмечают в ведомстве со ссылкой на судмедэкспертизу от 11 декабря, у него уже имелся кровоподтёк на правой ноге. Кроме того, по сообщению МВД, в министерстве есть заключение судмедэксперта от 11 декабря о том, что у Николая Фролова не было перелома грудины. 

Также нам предложили «избегать обвинительного уклона в адрес сотрудников полиции, поскольку проходящие по уголовным делам граждане нередко используют распространенную схему дискредитации сотрудников правоохранительных органов, рассказывая СМИ и общественности о «психологическом и физическом давлении». 

Заинтересовались следователи

Вскоре после публикации в «Информ Полисе» стали известны новые подробности задержания Николая. В МВД заявили, что мужчина не обращался в следственные органы и не имеет претензий к правоохранителям. 

Как отметили в министерстве, следственные органы начали проверку на основании рапорта о телесных повреждениях, поступившего в СУ СКР по Бурятии от дежурного СИЗО. В ведомстве также пообещали провести служебную проверку, по результатам которой будет принято правовое решение. 

Тем временем историей улан-удэнца заинтересовался глава Бурятии Алексей Цыденов. Он поручил уполномоченному по правам человека в республике Юлии Жамбаловой направить запрос в Следственный комитет. 

«Попытка заволокитить на фоне скандалов с полицией»

20 марта по факту причинения телесных повреждений Николаю Фролову возбудили уголовное дело (п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий с применением насилия или с угрозой их применения»). Мужчину признали потерпевшим. 

Адвокат уверен, что дело его подзащитного пытаются затянуть на фоне громких скандалов с полицией. Фото: предоставлено А. Живоденко

– Дело возбуждено в отношении неустановленных лиц из числа сотрудников Управления угрозыска МВД по Бурятии, – отмечает защитник. – Однако стоит отметить, что здесь вопрос стоит не только о тех сотрудниках, которые били, но и о тех, кто при этом присутствовал и не пресекал деяния своих коллег. 

В последнее время, когда вокруг правоохранителей то и дело разгораются скандалы, история Николая Фролова для них словно кость в горле, считает Алексей Живоденко. Что это, если не желание затянуть расследование? И как объяснить то, что с тех пор, как уголовное дело в отношении полицейских было возбуждено, прошло уже больше четырёх месяцев? 

– На наш взгляд, по уголовному делу имеются волокита и желание правоохранительных органов не давать ход следствию, – говорит защитник. – За период следствия начиная с 20 марта причастные лица до сих пор не привлечены к уголовной ответственности. При этом потерпевший указал не только на лица, которые его избивали, но и на лица из числа сотрудников, которые присутствовали при этом, но попустительствовали совершению преступления. Полагаем, что это попытка заволокитить дело. На фоне скандалов с полицией – убийства девушек в Клюквенной пади, допросы подростков, в том числе сопряженные с изнасилованием, – им явно невыгодно сегодня привлечение к ответственности очередных сотрудников. Подтверждением данной позиции является в том числе и приостановление предварительного расследования по делу, где Фролов проходит как обвиняемый. Вероятно, это способ его успокоить. 

Мы обратились с запросом в Следственное управление СКР по Бурятии с просьбой дать пояснения по движению уголовного дела, где Николай Фролов выступает потерпевшим.


Читать далее

Читайте также