О художнике из Бурятии, чьи произведения напоминают Рериха, Дали и Пикассо - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

О художнике из Бурятии, чьи произведения напоминают Рериха, Дали и Пикассо

Фото: пресс-служба министерства культуры Бурятии

В полотнах Чингиза Шенхорова можно почувствовать необычную энергетику

В министерсте культуры Бурятии рассказали о художнике из Тункинской долны Чингизе Шенхорове, который среди всех пейзажей предпочёл воспеть родные просторы.

Перебирая оставшиеся в мастерской картины тункинской серии, Чингиз Бадмаевич подробно комментировал «Гольцы Тунки», «Аршан», «Долины Тунки», «Вечер в горах» и «Закат в Тунке». Заснеженные Саяны с пирамидальными вершинами и гольцы на первом плане создают мощную энергетику (от 6-8 до 10-12 оборотов биоиндикаторной рамки, и которая ощущается на расстоянии от 0,8 до 1,5 м). На полотне «Аршан» на переднем плане изображен дацан, вдалеке – субурган, а за ними мощная гряда Саян.

На вопрос, почему особняком выделен на холсте дацан на переднем плане, художник пояснил, что недалеко от него находился Хандагатайский дацан и в нём до 1937 года медитировали более двухсот монахов высшего ранга, на что указывал ещё Агван Доржиев, учитель 14 Далай-ламы.

Тункинская серия картин Чингиза Шенхорова сопоставима по биоэнергетике с тибетской и гималайской сериями картин Николая Рериха. Как и на картинах Рокуэлла Кента, Наматжира, Николая и Святослава Рерихов, сквозь горы и долины на полотнах Шенхорова проглядывается душа художника и человека. Характерно что там нет удивительных гор, или они только намечены («Торская долина», «Закат в Тунке», «Монголия», «Возвращение»), биоэнергетика восприятия несколько уменьшается (до 6 закруток рамки). Но не только тункинская серия составляет стержень его эмоциональных исканий в окружающей природе. Художник, по выражению кандидата-искусствоведа Алдара Тумахани, переносит на холст в образной интерпретации наиболее характерное и типичное, что составляет смысл жизни человека и общества.

Грандиозность замыслов Человека и его деяний отражены в целой серии картин: «Мы строим БАМ», «Байкал», «Листвянка», «Музыка Байкала», «Курбулик» и других, на которых изображены корабли, баркасы, кипит жизнь на фоне замечательной и неповторимой природы.

Чингиз Шенхоров проявил себя как пейзажист с самостоятельным и своеобразным видением мира в полотнах, посвященных Монголии, её первозданной природе и кочевникам.

- На одной из картин серии «Земля монголов» - пустыне Гоби, её небольшой уголок на фоне красного заката сквозь переплетение веток раскидистого дерева. Чем-то неуловимым эти краски пейзажа ассоциируется таитянскими картинами Гогена, создавая высокое восприятие зрителем (до 9 оборотов рамки). Такое же воздействие оказывают на зрителей полотна «Кочевье» и «Возвращение ханши» из этой же серии. В картине «Воспоминания о Гоби» художник представляет свое особое видение перемен жизни Монголии, её протестное прошлое (в виде черепов Чойбалсана и Цыденбала) и настоящее. Что-то подобное изображал на своих полотнах непревзойдённый Сальвадор Дали, растягивая во времени настоящее, уходя от прошлого и заглядывая в будущее, - сообщают в пресс-службе Минкульта Бурятии.

А картина «Кочевье» из серии «Монголии» перекликается с тункинской серией, с цепями гор на горизонте, юртами и передвигающимся кочевым народом. Гольцы на переднем плане повышают биоэнергетику полотна. Но не только неповторимая природа, отражённая в тункинских и монгольских сериях, интересует и определяет основную линию творчестве Ч. Шенхорова. Главной его темой раздумий и поисков необычных ситуаций и изображение устоявшихся вековых устоев народной жизни является духовный мир как основа его бытия. Это позволяет художнику создать неповторимые и неординарные образы в необычных жизненных ситуациях. В картине «Мадонна степи» (Душа земли) на фоне Солнца и Земли восседает мадонна, в утробе которой зарождается новая жизнь. Круги Солнца и Земли, а также спиралеобразно закрученные красные, оранжевые полосы, шары и ленты, фигура женщины, не рожденного еще ребенка, как круговорот жизни, согласно биотестированию полотна, создают положительное воздействие на зрителя (на расстоянии более 1,2 метра отклоняется рамка с интенсивностью до девяти оборотов).

«Боги Байкала»

Сопоставимо по воздействию с «Душой земли» и полотно «Тотальное сомнение», где меняются три-четыре лика человека в зависимости от философского осмысления и жизненного состояния.

Абстрактные геометрические фигуры во множестве своём создают не статичные, а меняющиеся лики (задумчивые, насупленные, спокойные). Предметы быта – стол, кружка, рюмка подчеркивают причину сомнений этих лиц, как и название картины. Как и в абстрактных композициях Василия Кандинского, умелое сочетание разноцветных геометрических плоских фигур (круга, треугольников, полос, лент) во всех описанных полотнах создают особый мир энергетического восприятия и душевного звучания. Но в отличии от В. Кандинского и других авангардистов 20-40 годов 20 века, Ч. Шенхоров в центр своих абстрактных импровизаций помещает человека. Абстрактные и обобщающиеся центральные персонажи картин он ощущает, экспериментируя с кругами, шарами, конусами, кружками, сегментами, дугами, полосами и лентами, рациональное размещение которых подсказано под подсознанием художника, как и выбор цвета этих фигур: жёлтого, красного, бордового, оранжевого и различных оттенков синей и зелёной окраски, радуга которых создает необычную ауру, благотворно воздействуя на зрителя.

Целый ряд полотен: «Вечность», «Душа в полете», «Дыхание бездны», «Марсианин», «Прекрасная марсианка», с такими центральными персонажами подобные по биоэнергетике (до 7-8 оборотов рамки).

В композиции «Вечность» с национальным орнаментом и склоненными головами девочки и мальчика зафиксировано, согласно художнику, «начало разума на земле человечества, олицетворения мужского и женского начала: инь и янь». Создание «Воплощения» было навеяно «Гэсэриадой». Картину отмечает чёткая геометричность правой и левой частей относительно её центральной оси. Художник геометрией образов и абстрактных форм подчеркивает равновеликость этих начал цветка жизни на вечном огне сотворения на фоне оранже-желтового солнца и зелёный земли. «Душа в полёте» это раскрепощённое состояние человека за рюмкой вина (едва намеченной) и сигаретой. Разобщенность целого и очерчивание отдельных элементов напоминает раннего Пикассо.

В «Дыхание бездны» на фоне солнца, получая космическую энергию (в виде синих конусов), человек открывает «Третий глаз» и общается с энергоинформационным полем вселенной (Всемирным разумом). Здесь художник опять соблюдает строгую симметричность левой и правой половин картин, что усиливает эффект её восприятия зрителем.

Созвучна этой симметричности картина «Экстрасенс», на которой сенсетив «подключается к Космосу и пропускает (подпитывается) космической энергией с помощью характерного положения ладони рук и углубленного в себя сознания. На другом полотне «Медитация» экстрасенс находится состоянии «Самадхи», что подчеркивается изображенными мыслеобразами (над его головой) и их строгой симметричностью.

В «Метафизической субстанции» отражена связь Неба и Земли и предположительно ближних планет. Портреты «Марсианина» и «Прекрасной марсианки» представлены набором и разнообразным сочетанием кружков, конусов, дуг и треугольников при обязательном сохранении симметричности обеих половин на обоих полотнах. Духовно-мистическая тема продолжена художником в картинах «Замысел богов», «Майтрейя» (Будда будущего), «Самадхи», «Зонхава», «Музыка Байкала» и «Боги Байкала».

- В картине «Замысел богов» (Шамбала) с очень высокой биоэнергетикой (до 12 оборотов рамки) зарождение клетки, человеческой жизни показано в виде земных шаров различных по размеру и внутри них. Рождения великого человека, по интерпретации художника, было давно задумано богами и они сошли на землю. Один из главных тенгрианских богов Хан Хурмас (из 55 западных, 44 восточных и 77 северных и 99 южных богов) представлен на холсте в окружении глашатаев: одни играют на трубах, другие бьют барабаны, - отмечают в ведомстве.

«Майтрейя» и «Зонхава» выполнены в духе народного эпоса, на фоне Саянских гор что увеличило биоэнергетику картин (до десяти оборотов рамки). Объясняя свой замысел, Шенхоров сослался на места на Тибете, «Белуха» на Алтае и Тункинские Саяны. Комментируя полотно «Музыка Байкала», которое можно сопоставить с лучшими произведениями С. Дали , как и «Богов Байкала», запечатлевших энергии и мощь Байкала, художник подчеркнул что «если в произведение нет музыки, поэзии, то нет в нем энергии и магии, поэтому оно не притягивает зрителя и не воспринимается им как и то, что чувствует на подсознательном уровне художник».

Тема монгольского мира

Кроме духовного мира и бытия, которые стали главной темой его творчества, позволивших создать впечатляющие полотна, художник обращается и к историческому жанру. Им начата большая серия работ «Кочевники центральной Азии», охватывающей во времени целые тысячелетия. Один из них триптих «Ночная тревога», «Джамуха» и «Темучин» (Чингисхан), в которые художник образно и портретах предводителей воинственных монгольских племён отразил дух прошедших веков. В сравнении с изображением «Ночной Тревоги (6 оборотов рамки, воздействие на зрителя до 0,5 м плоскости картины) и портрета Джамухи, образ будущего Чингисхана несёт через века из энергоинформационного поля вселенной присущие ему мощный энергетический заряд (до 9 оборотов рамки на расстояние 1,8 м от полотна). Это лишний раз подтверждает мнение художника и многих историков, что Чингисхан был сенсетивом, который советовался с богами, обращая внутренний взор в вечно синее небо (обиталище Тэнгэрианских богов).

Тема монгольского мира продолжена картине «13 век», где этнографически и исторически достоверно изображена мощь монгольского воинства покровителей Евро-Азии. На полотне «Субудэй» изображён генералитет монгольского войска во главе Субудэем полководцем генералиссимусом, с мощным энергетическим зарядом (до 12 оборотов рамки). Жизнь и дух монголов-кочевников этой эпохи исторически достоверно передано на картине «Кочевники» и благодаря внутренней энергетике достигнута необычайное воздействие на зрителя, что характерна для всех произведений Ч. Шенхорова и в других жанрах, которые оказывают положительное воздействие на духовность и здоровье человека. В этом мы убеждаемся, знакомясь с графическими работами, посвященными эпосу «Гэсэр» с его истинным героическим богатырским духом. По высказыванию искусствоведа Алдара Тумахани, художник тонко почувствовал «подтекст тысячелетнего эпоса, его тайные мотивы и лирические особенности». В цветных и черно-белых иллюстрациях эпоса проявились незаурядный талант Шенхорова и его неуёмная энергия поисков непроторенных путей в графике. Главный герой эпоса совершает свои подвиги во имя жизни и добра, что повышает биоэнергетику и необычных восприятия эти книжных иллюстраций, выполненных художником на духовном подъёме и подтверждённых биотестированных графических листов.

В будущем художник собирается иллюстрировать «Сокровенное сказание монголов» и создать новые впечатляющие листы станковой графики. В ноябре 2004 года художник Ч. Шенхоров съездил в Париж на фестиваль бурятского искусства. Как истинный художник он не мог не побывать в Лувре, где сделал для себя новые открытия лице Делакруа и Давида. Его не столько поразили огромные холсты-подлинники, выставленные в разных залах, сколько мастерство и содержание работ (особенно «Резня на острове Хиос»), их мощь и красота и прежде всего их духовное развитие, внутренний мир художников и неисчерпаемый талант их гения, -  так он рассказывал о своем посещении Лувра. При посещении музея Д’Орсе его восхитили полотна западных художников период до эпохи возрождения - от Джотто до начала 14 века. Внимательно. Шенхоров ознакомился с подлинниками полотен импрессионистов и постимпрессионистов, отдав предпочтение Моне, как главе импрессионизма. Из художников для него непререкаемыми авторитетами остались Сальвадор Дали и Пабло Пикассо, стоявшие зачинателями новых направлений в искусстве, перешагнувших рубеж тысячелетия.

Справка infpol.ru
Чингиз Бадмаевич Шенхоров родился в 1948 году в семье кузнеца в улусе Далахай Тункинского аймака Бурят-монгольской АССР. После окончания Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры в 1978 году он участвует во всех престижных республиканских, всероссийских и зарубежных выставках. Там он представлен как живописец (пейзаж, жанровые картины, натюрморт, также работы в графике).


Читать далее

Читайте также