«На земле такую тишину не ощутить, она словно на уши давит» - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

«На земле такую тишину не ощутить, она словно на уши давит»

Мария Нова
8361 3

Фото: Евгений Коноплёв, предоставлено С. Будановым

Десантники из Бурятии вспомнили молодые годы и рассказали, почему выбрали именно ВДВ

2 августа традиционно отмечается День ВДВ – вся страна с трепетом повторяет легендарный девиз «голубых беретов»: «Никто, кроме нас!». Более того, в этом году воздушно-десантные войска отметили 90 лет со дня своего образования. 

В этот праздничный и памятный день десантники традиционно собрались у «Черного тюльпана» и возложили цветы к мемориалу, чтобы почтить память погибших воинов. После чего колонна украшенных флагами машин сделала круг по центру города, а проезжающие мимо автомобилисты торжественно им сигналили. В годовщину образования «крылатой пехоты» предлагаем окунуться в атмосферу праздника через воспоминания наших героев. 

Александр Михайлович Дмитручина, офицер-воспитатель Республиканской кадетской школы-интерната, подполковник в отставке

О службе 

ВДВ я выбрал потому, что в мое время это была мечта каждого мальчика. Они по праву считаются элитой и гордостью наших Вооруженных сил, поэтому мое решение было однозначно. Единственное, у меня не получилось поступить в Рязанское воздушно-десантное училище, конкурс был огромный. Но я выбрал альтернативу - Новосибирское училище, факультет воздушно-десантной подготовки. Училище окончил с красным дипломом. 

Предложили остаться командиром взвода - одно из самых престижных мест на тот момент, но я выбрал Забайкальский военный округ. 

Будучи лейтенантом, попал в Гусиноозерск, в разведывательно-десантную роту командиром взвода. После этого был переведен в отдельную роту специального назначения, которая дислоцировалась на станции Дивизионная. Когда роту сократили, был переведен в 24-ю бригаду спецназа, где с должности командира разведгруппы дорос до командира учебного батальона. Два года служил в штабе в региональном командовании «Восток». 

Трижды ездил в командировки. Первый раз возил боеприпасы, казалось, будто побывал на войне. Но это было совсем не то. А уже в 2000 году в составе батальона был в Чечне, в населенном пункте Дарго. Стояли на базе 691-го отряда специального назначения. Выполняли поисково-засадные действия. За эту командировку я получил орден Мужества. 

Уволиться пришлось по состоянию здоровья – сказались последствия служебных командировок и прыжков с парашютом. 

Случай в Чечне 

В Чечне у нас был интересный случай: вечером оперативный дежурный доложил, что обнаружили миномет, и тут связь прервалась. Я доложил своему начальнику, тот - выше, а оттуда - в Москву. А когда связь появилась, оказалось, что обнаружили не миномет, а минометную позицию. На что мне из Москвы сказали: «Делай, что хочешь, но чтоб миномет к вечеру был!». Наш командир батальона проявил смекалку и из карданного вала соорудил нечто похожее, сделал фотоотчет, заложил его тротиловыми шашками и подорвал, а в отчете написал «уничтожен методом подрыва». Конечно, когда в Москве получили эти фотографии, сказали, что мы здорово выкрутились. Вот такая забавная история. 

«Пять минут орел, остальное время – тягловая лошадь»

Свой первый прыжок с парашютом помню очень хорошо. Это был март 1992 года, Новосибирск. Я на тот момент был уже командиром отделения. Порядок был установлен еще на земле – сначала прыгают самые тяжелые, далее весом легче. А у нас получилось так, что практически все одного веса. Мы выстроились в очередь, а я решил схитрить: встал в середину. Когда прозвучал сигнал, указали на меня. Я говорю: «Не я – он!». А мне в ответ: «Не он, ты!». В итоге получилось так, что я прыгал первым. До сих пор помню глаза выпускающего. 

Первый прыжок непонятный, ты ведь летишь в неизвестность. Видеть это со стороны – одно, а самому сделать первый шаг, ощутить свободное падение – совершенно другое.  Что мне больше всего понравилось - абсолютная тишина после раскрытия парашюта. На земле такую тишину не ощутить, она словно на уши давит. 

Конечно, первый прыжок — это радость. В тот момент я понял: десантник - пять минут орел, а остальное время - тягловая лошадь. Почему? Объясняю: в марте в Новосибирске снега по пояс, приземляешься мягко, а потом еще три километра тащишь за собой 16 кг. За всю службу совершил порядка ста прыжков. 

О жизни сейчас

На данный момент нашел свою стихию: работаю офицером-воспитателем Республиканской кадетской школы-интерната. Результаты есть: родители звонят в восторге, дети взрослеют, учатся, набираются опыта. 

Вторая должность – замдиректора по военно-патриотическому воспитанию. Мы проводим большую работу с кадетами: участвуем во всех городских, республиканских конкурсах; приглашаем ветеранов Афгана и Чечни; плодотворно сотрудничаем с «Боевым Братством» (они создали волонтерскую роту, куда мы активно привлекаем старшеклассников). 

Что дала служба в ВДВ?

Уверенность в себе, выносливость, ответственность за себя и других, чувство справедливости. Жене хочется сказать огромное спасибо. За время службы она пережила больше, чем я сам. Три командировки, три сложные операции - ждала, поддерживала и помогала во всем. 

От всей души поздравляю всех десантников с Днем ВДВ! Желаю всем здоровья, мирного неба над головой. 

Сергей Викторович Буданов, начальник службы безопасности Центра управления полетами Госкорпорации «Роскосмос», старший лейтенант в отставке

Об учебе в РВВДКУ 

1994 год. Я оканчивал школу и стоял перед выбором будущего места учебы. С детства мне хотелось иметь настоящую мужскую профессию, поэтому выбор пал на Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище. 

Проводов никаких не было, мы всю ночь гуляли с друзьями, под утро я забежал домой, взял сумку с вещами и побежал на автобус. Да и какие проводы, мне еще нужно было поступить. Конкурс был огромный, поступающие приехали со всей страны: от Камчатки до Калининграда. 

По прибытии в учебный центр нас распределили по ротам, взводам, и мы стали готовиться к сдаче экзаменов. С утра, как правило, занимались работами, после - самоподготовкой. 

Порошковая картошка, полчища комаров, от которых мы спасались хвоей и шишками, обкуривая палатки, - ко всему этому мы быстро привыкли. 

Экзамены прошли, я поступил, и начался курс молодого бойца – вот где была проверка на прочность. Марш-броски, бессонные ночи, первые прыжки с парашютом, рытье окопов, первая стрельба. Военное училище – это закалка. Много ребят отсеялось, а между теми, кто остался, зародилась крепкая мужская дружба. 

Десантник – это когда через «не могу»

Десантник – это не только физическая форма, умение, ловкость и отвага. Десантник – это когда через «не могу», через боль, но в конечном итоге ты должен решить поставленную задачу. 

Помню случай на марш-броске 10 км с полной выкладкой. Мы тогда еще совсем «зеленые». Серёга Коробок с пулеметом наперевес издыхает, сил нет, тащим его с товарищами, и тут я слышу страшный рёв – Серёжа распихивает нас и рвет к финишу, ещё весь взвод за собой тянет. 

Служба в ВДВ – это определенная печать. Люди, с которыми мне приходилось проходить собеседование, спрашивали: «Где вы служили?». После того как говоришь «в ВДВ», отвечают: «Нам этого достаточно». После этого меня брали на работу. 

О первом прыжке

Как сейчас помню, самолет Ан-2, высота 800 метров. Сутки не спали, в пять утра пешком до парома, там загрузились в машины и на аэродром, площадка приземления Житово. Мысль одна – поспать бы. Думал, схитрю - прыгну в числе первых, а пока батальон будет прыгать, успею в лесопосадке подремать. Так и получилось. Когда прыгнул, даже и не понял, как произошло, осознание пришло со второго раза. 

О семье

Моя жена – это мой компас. Она направляет меня, во всем поддерживает, бережет наш очаг. Моя жена делает меня сильнее. Ради близких хочется быть лучше. Спасибо большое моей семье. 

Уважаемые гвардейцы-десантники, поздравляю вас с праздником! Мира, здоровья, не забывайте своих товарищей! Слава ВДВ!


Читать далее

Читайте также