убийство
15755
1

«Брат очень болезненно умирал»: Житель Бурятии погиб при странных обстоятельствах

Его родственники не верят, что физически сильного мужчину мог убить инвалид

Коллаж infpol.ru

В ноябре прошлого года в тункинском селе Кырен произошла жестокая расправа над 42-летним мужчиной, приехавшим на заработки. Местный житель ударил его ножом более двадцати раз в ходе пьяной ссоры. Убийца сразу позвонил родственникам и рассказал о случившемся. А полицейские прибыли на место происшествия только через несколько часов. 

Родные убитого Евгения Д. не верят, что злоумышленник учинил расправу в одиночку. Его двоюродная сестра Татьяна Н. рассказала журналисту «Информ Полиса» о своих подозрениях, судьбе брата и о том, как он спасал жизни людей. 

Вымогательство и тюремный жаргон

Евгений Д. жил с пожилой матерью и отцом-инвалидом в Селенгинском районе. От первого брака у него есть сын-подросток. Последние десять лет жизни мужчина работал шахтером-проходчиком на месторождении золота в Тункинском районе и неплохо зарабатывал. Его кузина Татьяна Николаева отмечает, что после очередной вахты Евгений остался жить в Кырене у сожительницы. 

- Женя помогал ей на сенокосе, сделал новый забор. После этого опять уехал на вахту. Местные видели, что в Кырен приезжает мужчина и у него есть деньги, - вспоминает она. - Остальное мы знаем со слов его сожительницы, но на допросе она дала совершенно другие показания. Наверное, запугали. Она рассказала, что Женя вернулся с вахты и 1 ноября ему начислили аванс. В этот же день они вдвоем пошли снимать деньги в банкомате. Когда он выходил оттуда, его окликнул по имени мужчина, с которым он не был знаком. Брат подошел, они о чем-то договорились. 

Вечером этот мужчина приехал на такси с приятелем к дому Жениной сожительницы. Он вышел к ним на крыльцо, а потом предупредил девушку: «Я скоро все разрулю и приду». Взял тысячу рублей и уехал с ними. Татьяна считает, что новым знакомым от Евгения нужны был алкоголь и деньги. 

- Мы узнали, что они поехали домой к этому мужчине. Где-то в 12 часов ночи Женя позвонил родной сестре и попросил позвать к телефону ее мужа. Оказалось, он учился в одном классе с хозяином жилища. Кузина услышала, что возле Жени много мужчин говорило на повышенных тонах, завязывался конфликт. Зять уже спал, и разговор не состоялся. Евгений забыл положить трубку, и сестра услышала, что мужчины на жаргоне высмеивали нашего брата, - подчеркивает Татьяна. 

Девушка положила трубку, а в течение часа Евгения убили. 

В пресс-службе СУ СКР по Бурятии отмечают, что злоумышленник сначала рассказал о расправе родственникам, а затем дождался следственно-оперативной группы. 

- Наряд приехал только в четыре часа утра, спустя три часа после убийства. Позже фото трупа распространили по всем группам Тунки в Viber, - говорит Татьяна Николаева. - Утром сестре прислали эту фотографию, и она сразу позвонила Жене. В это время он был уже мертв, а его убийца задержан. Трубку кто-то взял на две секунды и скинул. А потом телефон выключили. На месте убийства его не нашли, и мы до сих пор не знаем, где он. 

Девушка рассказала журналисту «Информ Полиса», что следствие не принимает их заявление о краже, ссылаясь на то, что они не могут найти телефон и он не представляет материальной ценности. Хотя гаджет мог стать уликой. 

- Когда сестра не дозвонилась до Жени, в истерике позвонила мне. У меня тоже был шок. Все родственники и друзья тоже видели это фото. Мы подали жалобу в МВД по Бурятии, но полицейский, распространивший фото, все отрицал, и переписка не сохранилась. Нам отправили отписку, - сетует Татьяна. - Мы получили ужасную моральную травму, фото у нас до сих пор хранится. Женя на нем страшно изуродован, лицо в обширных гематомах, по телу ссадины и ножевые ранения. Брат очень болезненно умирал. 

Слабый против сильного

Через три дня после трагедии в СУ СКР по Бурятии опубликовали пресс-релиз, составленный со слов обвиняемого. По версии следствия, хозяин дома распивал алкоголь в компании приятелей. После полуночи почти все гости разошлись, кроме Евгения Д., который якобы сам и завел разговор о тюремном прошлом. 

Родственники убитого предполагают, что убийца был не один, но взял всю вину на себя. 

- Возможно, он убивал не один. Родная сестра Евгения пыталась обратить внимание следователя на этот факт. Но обвиняемый утверждал, что остался в доме вдвоем с Женей и не помнил, что среди гостей были два его брата. Мы везде подавали жалобы, и в итоге спустя около месяца их вызвали на допрос, где они признались, что были в ту ночь на месте преступления вместе с обвиняемым и Женей. Подозрительно то, что после убийства один из братьев не приходил на работу около недели, а другой сразу уехал со своим ребенком на лечение, - рассказывает девушка. 

Татьяна отмечает, что вскоре после допроса объявилась местная учительница, которая дала братьям алиби, и теперь они проходят по делу в качестве свидетелей. Женщина якобы видела их в 12 ночи на детской площадке возле дома обвиняемого, они о чем-то говорили и разошлись по домам. 

- Изначально мужчина, признавший вину, хотел притвориться невменяемым, чтобы его положили в психушку за убийство, но его признали вменяемым. Его ударили по голове кирпичом, и прошлым летом он перенес тяжелую операцию – трепанацию черепа. Он инвалид, еле-еле говорит, плохо передвигается из-за хромоты. Теперь он хочет выдать убийство за самооборону, - добавляет наша собеседница. - На допросе он сказал, что остался с Женей вдвоем в его доме и пытался его оттуда выгнать. На это Женя якобы начал показывать ему неприличные жесты, не хотел уходить и в итоге толкнул хозяина. Тот, в свою очередь, схватил нож и начал им бить моего брата. Но Евгений физически сильный мужчина - он мог защититься от ножа или сбежать, тем более от слабого инвалида. Обвиняемый же хочет более 20 ножевых ранений выдать за самооборону. 

Кузина убитого отмечает, что на теле обвиняемого не было найдено никаких ранений и ссадин. И теперь их гложет вопрос: от чего он мог обороняться? 

Свидетели изменили показания

Дядя Евгения Д. приехал за телом 3 ноября, чтобы увезти его в Селенгинский район и похоронить на кладбище рядом с родственниками. Он пообщался с двумя свидетелями - мужчинами, находившимися в доме обвиняемого. 

- Они сказали, что сами уехали, оставив обвиняемого, двух его братьев и Женю в доме. Они передали слова своего знакомого: «Вы хотите, чтобы было групповое? Один же уже грузится». Сказали, что нас задержат, если мы будем что-то самостоятельно расследовать. Мы были в шоке. Как так? Приехали убитые горем люди за телом, а нам еще какие-то угрозы поступают. Уже на допросе свидетели дали другие показания, - негодует Татьяна Николаева. - Судья районного суда 4 ноября отправил обвиняемого под домашний арест, что очень странно, ведь он уже убивал. Мы написали апелляционную жалобу, и 13 ноября решением Верховного суда его поместили в СИЗО в Улан-Удэ. 

Евгений Д. имел давно погашенную судимость за кражу, совершенную в конце 90-х годов. Мужчина проник в квартиру, украл что-то несущественное и попался на этом. 

- Он решился на кражу, чтобы помочь моему родному брату, который болел онкологией. Денег на лечение не хватало. Женю посадили в тюрьму, а в это время брат умер в 20 лет, так они и не увиделись. В 2001 году он вышел на свободу и больше не совершал преступлений. Завел семью, получил диплом шахтера и начал работать. Он всем помогал, платил исправно алименты, заботился о пожилой матери и отце-инвалиде, который стал недееспособным после травмы и тяжелой операции по трепанации черепа, - вспоминает брата Татьяна. 

Его коллеги после убийства рассказали родственникам о подвигах Евгения. 

- Однажды в шахтах случился взрыв, и Женя закрыл собой другого шахтера от огромного валуна. Брат сломал ногу, спас своего товарища, а еще один человек погиб. В другой раз произошла утечка газа в шахтах. Многие надышались, и одна женщина упала в обморок. Женя вытащил ее оттуда. Он спасал жизни, был добрым и заботливым. Его потеря - очень тяжелая для нас, - еле сдерживает слезы Татьяна. 

Семья Евгения неоднократно писала жалобы на результаты расследования, но везде получала отписки. Дело передали прокурору, а затем в суд. В четверг, 16 июля, состоялось первое слушание в Тункинском районном суде. Его перенесли из-за жалоб обвиняемого. 

- Обвиняемый на заседании вел себя очень грубо, хамил и пререкался. Мы хотим, чтобы все причастные к смерти нашего брата были наказаны. Но если в суде докажут, что убийца все-таки был один, то пусть он получит соответствующий приговор, - резюмирует Татьяна Николаева. 

Мы направили запрос в пресс-службе СУ СКР по Бурятии по поводу жалоб семьи Евгения Д. Там обещали дать ответ в течение недели. Связаться с обвиняемым не представляется возможным, так как он находится в СИЗО. Мы пыталась позвонить его брату – свидетелю по уголовному делу. Сначала он не отвечал на звонки, а потом и вовсе отключил телефон.

Автор: Номина Соктуева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях