конфликт
9047

Покалеченный и виноватый?

В Бурятии судятся вахтовик и артель старателей, на площадке которой он получил травмы

Коллаж infpol.ru

34-летний Антон Кузьмин после аварии на руднике стал инвалидом и лишился работы. Тем временем работодатель пытается переложить ответственность за случившееся на его плечи, считает мужчина. По словам работодателя, Антон Кузьмин, получивший производственную травму на руднике, не всегда добросовестно относился к работе, а сейчас ищет виноватых. При этом руководство артели не отрицает, что в случившемся есть и вина должностных лиц. Один из них после аварии был уволен. 

В редакцию «Информ Полиса» обратился житель села Ильинка Прибайкальского района вахтовик «Артели старателей Западная» Антон Кузьмин. 20 февраля 2019 года он вышел из отпуска и приступил к работе проходчика с правом управления погрузочно-доставочной машиной. В тот день он даже не догадывался, что вот-вот станет инвалидом и будет уволен. 

«Отказали тормоза, и я пролетел 20 метров вниз»

В тот злополучный день Антон Кузьмин получил от руководства наряд-задание на отгрузку горной массы на штольне. Однако вскоре приехал начальник участка и дал ему другое задание: отгрузить горную массу возле въезда в штольню. И Антон принялся за дело. 

- Во время работы у меня от перегрева двигателя отказали тормоза, и я пролетел 20 метров вниз. Машина с полным ковшом вылетела с промплощадки, и у меня никак не получалось затормозить, - рассказывает проходчик. 

При аварии Антон получил переломы костей таза, шейки бедра, вывих руки и закрытую черепно-мозговую травму. Изувеченного мужчину увезли сначала в Таксимо, а затем санавиацией в Улан-Удэ, где прооперировали. 

По словам пострадавшего проходчика, полиция осмотрела место происшествия лишь спустя шесть дней после аварии. 

- Полиции на выезде не было, несмотря на то что это было ДТП и важно было осмотреть сразу. В полиции узнали о случившемся только из больницы. Ни изъятия машины, ничего такого не было. Да, есть фотографии машины, но почему-то без опознавательных знаков, номеров рамы, двигателя, - говорит Антон Кузьмин. 

«На площадке не было предохранительного вала»

Когда мужчина пошел на поправку, он стал узнавать, как расследовали на предприятии произошедший с ним несчастный случай. И в акте расследования увидел, что его вина в происшествии составляет 25 %. 

- Будто бы я нарушил правила безопасности при ведении горных работ и переработке твердых полезных ископаемых. Меня спрашивали, проверял ли я машину и была ли она исправна. Визуально она была исправна, но я ведь не эксперт, чтобы определить это доподлинно. Выпускать машины на линию должны слесари, механики. Тем более я вышел из отпуска и видел этот погрузчик в первый раз, - говорит Антон. 

1. Машина, на которую представлены документы, по словам Кузьмина. 2. Машина, попавшая в аварию, с его же слов.

По словам проходчика, только впоследствии он узнал, что документы на машину, на которой он разбился, были от другого автомобиля. 

- Возможно, она была собрана на руднике из неликвидных запчастей. Почему-то в материалах указана другая машина, на которой я якобы работал, и представлены копии документов, техпаспорт с водяными знаками, скачанные из Интернета. Всё только в виде копий, - рассказывает пострадавший. – Также утверждается, что я не руководствовался паспортом приштольневой площадки, с которым меня якобы ознакомили. В этом паспорте стоит якобы моя подпись. Я обратился к адвокату, которая достала все материалы расследования и сообщила мне, что в бумагах по всем видам инструктажей стоят будто бы мои подписи – путевой лист, протокол проверки знаний, журналы проведения повторных и внеплановых инструктажей, карточки прохождения обучения и инструктажей, карточка выдачи СИЗа, паспорт приштольневой площадки. Я подал в Иркутске заявление на техническое расследование по ксерокопиям, и мне пришло заключение экспертизы о том, что все пять подписей не идентичны. 

Как говорит Антон, основной причиной аварии стало отсутствие предохранительного вала на площадке. Ограждение спасло бы его, уверен пострадавший. 

- В своей жалобе в прокуратуру я указал, что на приштольневой площадке не было предохранительного вала, что стало основной причиной несчастного случая, - говорит он. – Проведение работ при отсутствии предохранительного вала, установленного паспортом, кроме работ по его формированию, запрещено. Наличие ограждения предотвратило бы падение машины с края площадки, даже если бы остальные нарушения действительно имели бы место. 

Также, по словам проходчика, в его обязанности не входило выполнение поручения начальника участка, приехавшего туда во время работы, поскольку эта работа не была предусмотрена в наряде. 

- Эта работа должна осуществляться бульдозером, и она не была предусмотрена трудовым договором. Это всё привело к тому, что я работал в небезопасных условиях труда, и последствия не заставили себя ждать, - говорит Антон Кузьмин. 

«Контроль очень строгий»

Как говорит Антон, за всё время, что он работал на руднике, к нему не было никаких нареканий и уж тем более связанных с употреблением алкоголя на работе. 

- На руднике контроль очень строгий. Людей осматривают на наличие запрещённого: алкоголь, золото, по мелочам, - рассказывает он. – Спрашивается, зачем тогда нужен КПП, где всё время ведётся досмотр въезжающих и выезжающих машин, людей и их вещей? Какой алкоголь, когда надо в шесть утра быть на ногах, а в девять вечера без задних ног приползаешь. 

По словам вахтовика, после аварии на суде к нему было много вопросов. В том числе такой: почему он сел за руль, не пройдя инструктаж. Но попробуй тут ослушайся, говорит он. 

- Я эти порядки не устанавливаю – когда и какие инструктажи проходить. Как рабочий я не должен следить за этим. А не сядешь, не выполнишь задачу, неизвестно, что будет. Все подчиняются, так как у всех дети, кредиты. В моём случае у меня сын и два пенсионера – родители. С офиса-то им виднее, что я должен был, а на месте, в той обстановке, я бы посмотрел, как они руководили бы. За всё время, что я там работал (с августа 2016 года), у меня  не было никаких взысканий. Бывало, задерживался и на две смены, но приходилось, стиснув зубы, идти и работать дальше, - рассказывает Антон. 

В день аварии Антона отправили на освидетельствование с подозрением, что он находился на участке в состоянии алкогольного опьянения. Об этом сказано в акте освидетельствования. Однако алкотестер показал "нулевой" результат:

Уволили после больничного

Сегодня у Антона Кузьмина III группа инвалидности и 60% нетрудоспособности. Заявление на увольнение мужчина не писал, но, когда закончился его больничный, он потерял работу. 

- Я отправил работодателю справку о закрытии больничного, и на следующий день меня уволили. Хотя сначала я должен был пройти медкомиссию, после чего мне по реабилитационной карте подобрали бы другую профессию. И только если бы подходящей работы не нашлось, мне могли отказать, - говорит вахтовик. 

Родителям Антона пришлось продать квартиру в городе и купить дом в Ильинке. Он живёт с ними – средств на аренду квартиры в Улан-Удэ у него нет. В город на лечение мужчина ездит на автобусе. 

- Не всегда хватает сил сидеть больше 20 минут, а ехать стоя с костылём тоже невозможно, - говорит он. – До аварии у меня были кредиты, по которым постепенно накопились просрочки. С больничных пришлось гасить их. Да и сейчас всё уходит на долги по кредитам. Когда работал, таких проблем не было. Сейчас я в ожидании консультации травматолога и нейрохирурга, так как от травм стали проявляться другие последствия, например, межпозвоночная грыжа. Ну и лекарства принимаю. 

Тем временем Антон Кузьмин подал в суд, чтобы отменить акт расследования по его производственной травме – он уверен, что в расследовании комиссии много противоречий. 

Чтобы узнать о позиции обратной стороны конфликта, мы обратились в «Артель старателей Западная». 

«Его обида и озлобленность нам понятны»

По факту несчастного случая с Антоном Кузьминым было проведено тщательное комиссионное расследование, отмечает юрист артели Наталья Малевич. Комиссию возглавлял начальник Бурятского отдела горного надзора и надзора за маркшейдерскими работами Забайкальского управления Ростехнадзора. Среди её членов наряду с должностными лицами артели были инспектор Госинспекции труда Бурятии, представитель Объединенной организации профсоюзов Бурятии, специалист ФСС республики, начальник отдела госуправления охраной труда Минэкономики Бурятии и представитель совета трудового коллектива артели. 

- Получается, что Кузьмин ставит под сомнение работу всех указанных лиц, считая, что только его личная точка зрения является истиной. Притом что в акте о несчастном случае на производстве степень вины Кузьмина составляет всего 25%. Его обида и озлобленность нам понятны, так как не всем людям свойственно анализировать свои поступки, гораздо проще искать виновных в своих несчастьях вокруг. Мы, безусловно, ему сочувствуем и желаем как можно скорее поправить свое здоровье и стать полноценным членом общества, - говорит юрист. 

Также работодатель выражает надежду, что случившееся станет уроком для Антона и в дальнейшем он сможет более трезво оценивать свои возможности и не попадать «в подобные передряги». По словам заместителя главного инженера по технике безопасности и буровзрывным работам Валерия Яковлева, сам вахтовик рассказывал своим коллегам, что это не первый его перелом костей таза. 

- Если эта информация соответствует действительности, то, получается, ему ни в коем случае нельзя было заниматься подобными опасными работами, ведь проходчики и ПДМщики основное свое рабочее время проводят под землёй в шахте. Если бы Кузьмин не относился беспечно к себе и своему здоровью, он бы уже после первого перелома понял, что ему не стоит идти работать на опасное производство, но свойственные ему моральные качества, проявляющиеся в лихачестве и неосмотрительности, сыграли с ним злую шутку. В настоящий момент Антон Юрьевич воспользовался своим правом и обратился в судебные органы в надежде восстановить справедливость в своем субъективном понимании. Но давайте не будем забывать и о том, что степень его вины была установлена не только членами комиссии, но и независимым органом - советом трудового коллектива, - отмечает Валерий Яковлев. 

По словам непосредственного руководителя Антона Кузьмина, начальника подземного горного участка и горных мастеров, вахтовик не всегда относился к своей работе добросовестно, к его работе были замечания. 

Наказан и сам работодатель

Защитник считает, что, обратившись в СМИ, Антон Кузьмин попытался создать искусственный ажиотаж и выставить своего работодателя в негативном свете. 

- По нашему мнению, это попытка оказания давления на суды и правоохранительные органы, рассматривающие иски, заявления и жалобы Кузьмина. На сегодняшний день в суде рассматриваются три его иска к артели старателей Западная, а также подано заявление в прокуратуру и следственные органы, - говорит другой юрист артели Николай Козлов. - Хочется отметить, что ООО «Артель старателей Западная» является одним из ведущих предприятий республики в области добычи полезных ископаемых, обеспечивает рабочие места - в настоящее время предприятие насчитывает порядка 600 работников - и достойный заработок гражданам Бурятии и других регионов России, является одним из самых крупных налогоплательщиков в бюджет республики. Несмотря на это, артель старателей Западная не исключает вину должностных лиц в произошедшем с Кузьминым несчастном случае. По итогам расследования помимо штрафов, выписанных Ростехнадзором начальнику горного участка и горному мастеру, Государственная инспекция труда Бурятии наказала и само предприятие. Также был уволен начальник подземного горного участка, а горному мастеру вынесено предупреждение о несоответствии занимаемой должности. Весь инженерно-технический персонал прошел внеочередную аттестацию на знание ФНиП «Правила безопасности при ведении горных работ и переработке твердых полезных ископаемых». После опубликования статьи «Покалеченный и виноватый?» ООО «Артель старателей Западная» рассматривает возможность обращения за защитой своих прав в суд с иском о распространении Кузьминым недостоверных и порочащих предприятие сведений, полагая, что обществу нанесен репутационный вред. 

По словам Николая Козлова, Антона Кузьмина уволили не без причины, как утверждает он, а на основании п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК РФ. После случившегося мужчина попросил руководство о другой должности, но подходящих свободных работ для него не нашлось. 

- От Кузьмина поступило заявление о переводе его на другую должность, соответствующую ему по медицинским показаниям, после чего ему направили уведомление об отсутствии вакантных должностей, соответствующих его квалификации и не противопоказанных ему по состоянию здоровья. В нём же Кузьмину было разъяснено, что он будет уволен с выплатой ему двухнедельного пособия. При подборе должности для него мы руководствовались его индивидуальной программой реабилитации, которую ему выдали при оформлении инвалидности, и её же он нам предоставил сам, - говорит Николай Козлов. 

«Зачистка откоса штольни - это не опасный вид работ»

На вопрос, действительно ли на приштольневой площадке, где работал Антон Кузьмин, отсутствовал предохранительный вал, в артели подтверждают его слова, отмечая, что тот только строился, как и сама площадка. 

- Это оговорено в проекте, есть в материалах расследования и допускается ФНиП в области промышленной безопасности «Правила безопасности при ведении горных работ и переработке твердых полезных ископаемых», - говорит Валерий Яковлев. 

По словам заместителя главного инженера, Антон должен был двигаться на машине по приштольневой площадке в соответствии с её схемой. В ней указано, что при отсутствии предохранительного вала запрещено подъезжать к краю площадки ближе, чем на три метра. 

- Да и любой здравомыслящий работник, управляющий ПДМ, понимает всю опасность близкого подъезда к краю площадки. Кузьмин не новичок в своей профессии. Сама ширина площадки в момент происшествия была около 20 метров. Для безопасного маневрирования ПДМ этого более чем достаточно. Но рискованные и необдуманные действия Кузьмина при управлении ПДМ привели к несчастному случаю с ним, - поясняет Валерий Яковлев. 

Он также отмечает, что Антон Кузьмин опытный машинист ПДМ и в его обязанности входит большой перечень видов работ. 

- Зачистка откоса штольни № 6 - это не опасный вид работ, при выполнении которых необходимо пройти специальное обучение. Инструктаж по этому виду работ он получил от начальника ПГУ, который лично приехал и показал ему фронт работ, рассказал, как его выполнить, - говорит Яковлев. 

Начальник участка дал Антону его последнее задание устно, потому что оно было срочным и направленным на безопасность в дальнейших работах, говорит он. Если бы борт откоса штольни не был зачищен, то вход в штольню, компрессорную штольни № 6 и гараж могло засыпать. 

Машинист сам должен проверять исправность машины

На претензии Антона Кузьмина о неисправности машины, на которой он работал, в артели отвечают, что такого просто не могло быть. Проходчик работал на погрузчике для подземных работ SINOSTEEL CY-1.5 (ПДМ), и в материалах расследования есть протокол его осмотра. 

- Исправность ПДМ подтверждена комиссионно актом осмотра на исправность. В обязанности машиниста ПДМ входят обязательный осмотр машины на исправность, проверка всех механизмов, после чего он должен расписаться в журнале осмотра ПДМ и приступить к работе. Это все есть в его инструкции по охране труда, с которой он был ознакомлен под роспись, - говорит юрист работодателя. 

По словам проходчика, документы на машину, на которой он разбился, были от другого автомобиля, и то в основном копии. В артели же утверждают, что в материалах расследования есть оригинал паспорта самоходной машины, которая соответствовала ПДМ, на которой работал Кузьмин. 

После случившегося, помимо установленных законодательством и внутренними локальными документами организации выплат, руководство предприятия ежемесячно оказывало материальную помощь Кузьмину в размере 40 тысяч рублей. Всего ему выплатили только материальной помощи 420 603 рубля.

Автор: Валерия Бальжиева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях