«Это такие же ребятишки, просто у них родители немного другие и окружение своеобразное»
Главное Популярное Все
Войти

«Это такие же ребятишки, просто у них родители немного другие и окружение своеобразное»

Фото: личная страницы В. Власова в соцсети, Дмитрия Петрякова

В Бурятии руководитель центра молодежного туризма меняет судьбы трудных подростков при помощи сплавов по реке и походов в горы

Председатель центра молодежного туризма «Байкал» 30-летний Виктор Власов рассказал «Информ Полису» о работе с детьми, оказавшимися в трудной жизненной ситуации, и о том, как сам однажды чуть не пошёл по пути «трудного подростка». 

«У нас всё делается дружно»

Я родом из села Саратовка Тарбагатайского района. Когда мне было 12 лет, погиб отец, и мы переехали в город, к родителям мамы. В деревне мама работала учителем средних классов, сейчас – в детском саду. Отец был учителем физкультуры в школе Вахмистрово, а потом лесничим Заудинского лесхоза. Мы с братом погодки и всё детство провели на природе, в деревне ведь садиков нет, и отец брал нас с собой. Вообще мы воспитаны по семейским традициям, у нас всё делается дружно. Как помню, семьями выезжали на рыбалку, сети ставили, ездили за грибами. 

В посёлке Восточный, куда мы с мамой переехали, началась моя история про туризм. Мы с детства привыкли много работать, а в городе, кроме дачи летом, работы не было. Зимой мы с братом больше времени проводили на улице, где у нас появились друзья. С детства я имел проблему с лишним весом. В 2002 году мы с братом попали в школьную секцию баскетбола, и я начал терять вес. Позанимавшись год, мы услышали, что есть ещё секция спортивного ориентирования. Но наши друзья туда сходили и сказали, что там скучно и делать нечего. 

«Отказался продолжать путь»

Как-то в 2003 году два студента пришли к нам в школу. Они сказали, что в школе будет секция туризма, куда мы можем ходить. На первом занятии нас было человек 30. Мы нарисовали план нашего кабинета – вид сверху, и на следующее занятие пришли уже пять человек – мы с братом и трое моих друзей (смеётся). Нам не дали школьный кабинет, и мы вязали туристские узлы в коридоре на подоконнике. 23 февраля мы с ребятами-студентами пошли в свой первый поход – на дальние скалы, хребет Улан-Баргусы. По этому маршруту мы и сегодня часто ходим с детьми и взрослыми. Прошли мы его нормально, но в конце маршрута есть скальник, где очень крутой подъём. В него мне шлось тяжело. Были такие сугробы, и я даже с небольшим рюкзачком не мог стоять на ногах. Так, в первом походе я упал в снег и отказался продолжать путь. Парни чуть-чуть протащили меня волоком и бросили (смеётся). А оставалось буквально минут десять. Отдохнув, я поковылял за ними вверх. А когда поднялся, увидел много других людей и площадку с таким красивым видом!.. Там мы и познакомились с моими старшими товарищами, с которыми дружим до сих пор. Мы поели, полазали и вообще не хотели уходить домой. 

Затем нас передали клубу «Лаборатория активного туризма», который вела семейная пара – Светлана Валентиновна и Игорь Михайлович Задеваловы. Они стали не просто нашими педагогами, а в дальнейшем по жизни учителями – в клубе «Буревестник». Каждый понедельник проходили занятия, в выходные – выезды на соревнования и практика. А мы впятером очень хотели в горы, на скалы и постоянно ныли об этом. Светлана Валентиновна всегда говорила: «Как вы хотите пойти в горы, если не умеете ориентироваться?». 

Первый наш большой поход состоялся летом 2004 года через Баргузинский хребет – «Путь к чистому Байкалу». Мы до сих пор благодарны тем студентам – Сергею Белозёрцеву и Андрею Коробейникову – за ту искорку, которую они в нас зажгли. Дальше было много интересных сложных походов, и к 11-му классу мы уже были спортсменами. Я поступил в БГУ на специальность «Рекреация и спортивно-оздоровительный туризм». Светлана Валентиновна как раз пришла туда работать старшим преподавателем. Много куда мы за студенчество съездили, много новых маршрутов узнали. 

Вернулся из Иркутска ради туризма в Бурятии

После БГУ я два года занимался другими делами: работал на маршруте, зарабатывал промышленным альпинизмом. В 2013 году проходил Байкальский молодёжный форум, куда приехал президент Федерации спортивного туризма России Валерий Гоголадзе. Мои ребята на одном из круглых столов подняли вопрос о том, что в Бурятии нет такой организации, которая взялась бы за студентов и школьников. Валерий Гоголадзе подсказал нам, как это сделать. Мне предложили возглавить эту организацию, но я отказался, так как тогда планировал переезд в Иркутск. Прошло полгода, но тот человек, которого выбрали, не подготовил никаких документов. Тогда меня попросили вернуться. На очередном собрании организации ребята решили выдвинуть мою кандидатуру в качестве директора. Вскоре мы провели школу туристского актива, затем всероссийские массовые соревнования по спортивному ориентированию «Российский азимут». 

В 2019 году центру молодёжного туризма «Байкал» исполнилось пять лет. Сейчас мы развиваем наши мероприятия, у нас есть и международный проект по обмену молодёжью из Германии. Правда, в этом году из-за пандемии они не приедут. Есть секция детско-юношеского туризма, где дети профессионально занимаются спортивным туризмом и выезжают на всероссийские соревнования, представляя Бурятию. Также мы зарабатываем на туристических услугах, чтобы наш центр существовал и мы могли покупать оборудование. 

На воде дети понимают, что бежать некуда и надо работать в команде

Одно из главных направлений, которым я занимаюсь, – это работа с подростками, находящимися в трудной жизненной ситуации и стоящими на учёте в комиссии по делам несовершеннолетних. В 2014 году представитель КДН Октябрьского района Майя Владимировна увидела наши фотографии, как мы с ребятами сплавлялись на катамаране по реке Уде, и предложила провести такой сплав с детьми, стоящими на учёте. Я согласился, у меня как раз после ухода с маршрута остался микроавтобус. На нём мы по сей день ездим в разные уголки Бурятии. Сплав по Уде прошёл просто классно, детям очень понравилось. 

Мы сами выросли в 90-е и 2000-е в посёлке Восточный. Вокруг были шпана и воровские понятия. Когда я уже взрослым начал общаться с такими детьми, понимал, как они живут и почему это делают. Мне легко с ними. Да, не все они послушны. Некоторые даже пытались спрыгивать с катамарана и убежать. Но куда ты убежишь на воде? На воде дети понимают, что бежать некуда и надо работать в команде, учиться всему, что ты им даёшь. Многим из них так понравилось, что они проводили с нами всё лето и даже ездили на соревнования. Мы не только сплавляемся по реке, но и ходим в походы, в леса с ночёвкой. 

«Мы сами курили и пили, что скрывать»

Мне хочется, чтобы эти дети вышли из той жизненной ситуации, в которой находятся, показать им, что можно заниматься чем-то другим и найти себя. В принципе это такие же ребятишки, просто у них родители немного другие и окружение своеобразное. Я сам после переезда из деревни оказался в таком окружении – мы сами курили и пили, что скрывать. Хорошо, что в занятиях туризмом нас поддержали мама и дедушка. Лишь бы мы не болтались по подвалам. 

Поэтому для меня это, наверное, миссия – работать с детьми. За пять лет существования нашего центра и четыре года работы с подростками многих из них сняли с учёта по нашим характеристикам. Многие поступили в колледжи на специальность «туризм», и я следил за ними уже на соревнованиях. Когда ты вспоминаешь, как общался с таким ребёнком на сплаве и он рассказывал, как взламывал замки на автомобилях, а теперь изменил свой жизненный путь, – это круто. 

Девочек, конечно, не так много среди таких подростков, но у них за спинами много плохих дел. Вообще, как мне говорили учителя, «не бывает трудных подростков, бывают трудные родители». С них всё и начинается, от их отношения к ребёнку формируется его поведение. В Бурятии нужно больше программ по работе с такими детьми.


Читать далее