В Бурятии мужа и жену обвиняют в нападении на силовиков
Главное Популярное Все
Войти

В Бурятии мужа и жену обвиняют в нападении на силовиков

Коллаж infpol.ru

Эта история похожа скорее на лихо закрученный детектив, чем на реальность. Но это не так

В редакцию «Информ Полиса» обратилась Лариса Шакирова, муж которой сейчас находится в СИЗО. Он обвиняется сразу в нескольких преступлениях, однако его супруга уверена: мужа «подставили», так как он требовал объективного расследования по поджогу забора их частного дома. Против самой женщины также возбудили уголовное дело. 

Сюжет этой истории закручен настолько лихо, что походит на киношный. Только для её героев это реальность. 

Ссора с соседом и ночной поджог

Всё началось более десяти лет назад с конфликта с соседом, говорит Лариса Шакирова. 

- Мы проводили телефон, и требовалось десять человек на ветку. Сосед отказался, сказав, что у него нет на это денег, хотя всё было в рассрочку, - рассказывает женщина. - Всей документацией по проведению телефонной линии занималась я. Однажды, когда муж был дома один в полусонном состоянии от обезболивающих (недавно перенёс операцию), к нему пришёл сосед. Он сказал: «Давай я проведу (телефон)». Хотел подключиться бесплатно, и муж согласился. Когда я об этом узнала, возразила ему. Ведь люди скидывались и платили деньги, а он хочет просто подключиться. Так у нас начался конфликт. 

Ночью 26 марта 2017 года семье Шакировых подожгли забор. Внучка Ларисы Николаевны увидела пожар и начала плакать. 

- Я услышала, как в деревянную стену дома кинули камень, вскочила и побежала к внучке, - рассказывает женщина. - В окно я увидела того самого соседа, живущего через три дома от нас, и его друга - сына начальника отдела полиции одного из районов города. Участковый, приехавший первым, сразу сказал, что это поджог, так как присутствовал запах нефтепродуктов. Потом прибыла опергруппа. Сказали, что будут работать у нас всю ночь. Но никто и не работал, а в заключении потом указали, что ущерб незначительный, будто бы сгорели две доски. Но мы тут же провели независимую экспертизу, которая установила значительный ущерб. Дело долго не возбуждали, пока мой муж не начал писать президенту и не собрал полторы тысячи подписей. С тех пор дело то возбуждали, то закрывали. 

«Я увидела Эдуарда всего избитого, грязного, без обуви и куртки»

52-летний Эдуард Шакиров обратился в прокуратуру республики с жалобой на работу правоохранителей. Мужчина также требовал дать правовую оценку действиям сотрудников, которые, по его мнению, затягивали дело о поджоге. 

- Нам поменяли следователя, который приезжал к нам и просил мужа проехать с ним в отдел, - вспоминает женщина. - Эдуард отказался ехать и что-либо подписывать, так как до сих пор не было правовой оценки, кто виноват в том, что дело затягивается. 23 марта этого года, когда меня не было дома, к нам приехал оперуполномоченный, который действовал по распоряжению нашего следователя. В тот день у мужа поднялось давление: он перенёс операцию по замене аортального клапана, операцию на позвоночнике и артродез голеностопного сустава. Оперуполномоченный применил к нему физическую силу и закинул в багажник с применением табельного оружия. Так он увёз его в Советский РОВД. 

По словам Ларисы Шакировой, её супруг успел позвонить ей из отдела и прокричать в трубку, что его избивают. 

- Я слышала шум, потом телефон мужа выключился, - говорит женщина. - Как я потом узнала, в отделе мужу стало плохо, к нему вызвали «скорую» и увезли в РКБ им. Семашко. Когда я прибежала домой, в проулке валялись его тапочки, на земле были видны следы волочения. Я это всё сняла на свой телефон и позвонила в полицию и в прокуратуру. 

В больнице выяснилось, что у Эдуарда закрытая черепно-мозговая травма и перелом восьмого ребра. Когда мужчину повезли в Железнодорожную больницу, с ним были оперуполномоченный и следователь, говорит Лариса Шакирова. 

- Часов в девять вечера мы отправились в Железнодорожный следственный комитет, я была с внучкой на такси. Сказала сотрудникам, что муж должен принимать «Варфарин», которого у него с собой нет, - рассказывает женщина. – Нас с ребёнком продержали в ожидании до 23:00. Когда всё-таки пустили наверх, я увидела Эдуарда всего избитого, грязного, без обуви и куртки. С трудом я забрала мужа, и мы были дома в полночь. 

«Перелезли через забор и требовали выйти»

24 марта Эдуард Шакиров получил больничный лист и направления к хирургу и невропатологу. Как говорит его супруга, вечером к ним в дом снова нагрянули нежданные гости. 

- Мы услышали стук в окно и увидели там нашего следователя, сотрудника отдела собственной безопасности МВД и старшего следователя Железнодорожного следственного комитета. Четвертого человека я не узнала. Муж открыл окно и сказал: «Вы что, совсем обнаглели?». Они перелезли к нам через забор и требовали выйти, «поговорить». Муж начал снимать происходящее на телефон. Мы позвонили в прокуратуру и в отдел полиции № 1. Эти четверо быстро сели в машину и уехали, пока к нам ехала полиция. Мы в тот же вечер написали заявление, - рассказывает Лариса Шакирова. 

26 марта Лариса и Эдуард планировали вместе забрать из садика внучку, после чего мужчина должен был пойти на приём к хирургу. Но связаться с мужем женщина не смогла и, почуяв неладное, отправилась домой. 

- Прибегаю, а калитка закрыта изнутри. Заглянула в щель - во дворе стоял сотрудник СОБР. Я обратилась к нему, а он чуть ли не послал меня, - вспоминает женщина. - На мои требования открыть мне отказали. Я перелезла через забор, навстречу мне вышел другой сотрудник и сказал, что не пустит меня в дом. Я отодвинула его и зашла в коридор, а там стоит наша металлическая дверь - срезанная. Вторая дверь, деревянная, была закрыта. Я толкнула её, и на меня набросился сотрудник ОМОНа. Он сбил меня с ног и начал душить. Муж увидел это и пытался вступиться за меня, кричал: «Не трогайте её!». А я, видимо, потеряла сознание, так как дальше не помню. 

Когда женщина очнулась, увидела, что её муж лежит на полу избитый и в наручниках. В доме было много сотрудников, всё перевёрнуто, говорит она. 

- Я спросила, на каком основании они это делают. Ответили, что на основании постановления суда от этого же числа, то есть от 26 марта, - говорит женщина. - Я кинулась и заметила, что у меня украли золото, тут же подняла шум. Один из сотрудников вытащил из кармана мои украшения и подал мне. Потом в документах они написали, будто «лежал неизвестный металл», который они забрали как вещь моего мужа. Также из дома пропали его медали, часы, телефон и все медицинские карты. Во время обыска откуда-то принесли сумку, из неё достали гранаты, патроны, пистолет, якобы это оружие было у нас. Понятые все были привезены ими, вообще незнакомые нам люди. 

27 марта Эдуарда Шакирова осудили и отправили в СИЗО. 

«Добились, чтобы ему давали таблетки»

Как сообщают в СУ СКР по Бурятии, Эдуард Шакиров обвиняется в применении насилия в отношении представителей власти, хищении огнестрельного оружия, незаконном приобретении и хранении огнестрельного оружия и взрывных устройств. Также под статью попала и его супруга. 

- В настоящее время по уголовному делу проводятся следственные действия и судебные экспертизы, - сообщает пресс-служба ведомства. - В отношении обвиняемого судом по ходатайству следствия избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Помимо этого, возбуждено и расследуется уголовное дело в отношении самой гражданки Шакировой, которая, по данным следствия, в ходе проведения в их жилище обыска, санкционированного судом, нанесла удары кулаком по лицу сотрудника правоохранительных органов, принимавшего участие в данном следственном действии.   

По словам Ларисы Шакировой, оружие могли подбросить сами правоохранители, которые вечером 24 марта перелезли к ним через забор. Также женщина утверждает, что в опись не вписали вещи, которые пропали после обыска. 

- Адвокат мужа подал апелляцию, и выяснилось, что Эдуарду три дня не давали таблетки, которые ему нельзя пропускать, иначе закроется сердечный клапан. Кое-как мы добились, чтобы ему начали давать таблетки, - возмущается женщина. 

Свидетели, которые видели, как Эдуарда Шакирова забирали из дома, подтвердили, что он бил оперуполномоченного. Однако женщина настаивает, что их с супругом оклеветали, так как с соседями они не дружны. Она написала множество писем, но пока не получила поддержки ни от кого. 

- Как может оперированный человек, весь на болтах, бить здорового мужчину? - спрашивает она. - С мужем у меня до сих пор нет ни телефонной, ни видеосвязи, и я не знаю, как он там. Все мои жалобы ходят по кругу. Писала в Генпрокуратуру, они отписали в прокуратуру Бурятии, оттуда - в прокуратуру района. Все мои жалобы отписаны опять же в Железнодорожный следственный комитет, а оттуда в Общественную палату. 

Женщина уверена, что её супруга хотели заставить подписать отказ от претензий к поджигателям. 

«Открыл огонь по сотрудникам Росгвардии»

Как сообщает СУ СК России по Бурятии, сотрудник полиции, к которому Эдуард Шакиров применил насилие и отобрал оружие, приходил к нему по уголовному делу о поджоге. Но на свои требования (какие именно, не сообщается. – Прим. авт.) получил сопротивление. 

- Недовольный законными требованиями представителя власти, мужчина напал на него, нанес удары руками и ногами по телу, выхватил у полицейского табельное оружие. Сотруднику сразу удалось вернуть оружие. Во время разбирательств по данному факту обвиняемый скрылся, а спустя некоторое время появился дома. Во время операции по его задержанию мужчина открыл огонь по сотрудникам Росгвардии из травматического пистолета, изготовленного на базе пистолета «ТТ». Резиновая пуля пробила наколенник одного из сотрудников, причинив слепое ранение нижней конечности. После этого Шакиров был обезоружен и задержан, - сообщают в ведомстве. 

При обыске в доме Эдуарда Шакирова найдены боевая граната с запалом, содержащая взрывчатые вещества, фрагменты огнестрельного оружия, а также колюще-режущие предметы и множество заготовок для изготовления колюще-режущего оружия, отмечают в СУ СКР по Бурятии. 

По словам уполномоченного по правам человека в Бурятии Юлии Жамбаловой, Эдуард Шакиров в СИЗО получает медицинскую помощь в полном объёме и с жалобами не обращался. Обращение Ларисы Шакировой по поводу действий правоохранителей находится в работе, говорит уполномоченный.


Читать далее

Читайте также