Подвиг сержанта Шагжиева - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Подвиг сержанта Шагжиева


6069 7

Уроженец Бурятии спас боевое знамя и весь личный состав полка от плена

Выпускник академии им. М.В.Фрунзе Жамсаран Будаев рассказал корреспонденту infpol.ru о своем дяде Шагжиеве Пунсоке Хадановиче, уроженце села Сахули Баргузинского района, ныне - Курумканского района БурАССР.  Общеизвестно, что каждый второй советский гражданин этого года рождения погиб на полях боев и сражений Великой Отечественной войны, положив свою жизнь на алтарь победы за свободу и независимость нашего любимого Отечества.  

- До войны дядя окончил курсы ОСОВИАХИМ, когда учился на курсах ветеринарных фельдшеров в Улан-Удэ. Минному делу в Бурятской автономной республике обучали хорошо, - начал рассказывать Жамсаран Будаев.

«Зачем тебе это надо?»

В составе зенитно-артиллерийского полка сибирской стрелковой дивизии командиром зенитного расчёта сержант Пунсок Шагжиев в 1942 году попал на Северо-Западный фронт. В результате наступательных действий немецких сухопутных войск группы армий «Север» советские войска оказались в тяжелом положении. 

- Осенью 1942 года дивизия получила задачу на выход из боя и отход на более выгодный рубеж. И они с непрерывными кровопролитными боями на каждом промежуточном рубеже, отходили на восток с одного рубежа на другой, в глубь страны, - отмечает Жамсаран Будаев.

При отходе личный состав зенитной батареи вынужден был взрывать автомобили и материальную часть, так как остатки горючего заливали в автомобили других подразделений полка, естественно, подвоз горючего отсутствовал. Зенитная батарея получила задачу действовать в арьергарде полка, в пешем порядке. У солдат оставалось только стрелковое оружие – винтовки, автоматы, пулеметы и ручные гранаты. 

- И вот, при отходе полка, сержант Пунсок Шагжиев на обочине дороги обнаружил подбитый немецкой авиацией и догорающий советский автомобиль ЗИС с разбросанными неразорвавшимися инженерными боеприпасами. Не поленившись, он подобрал одну из противотанковых мин, убедившись, что взрыватель есть и в боеготовом состоянии. Аккуратно завернув в свою запасную портянку, дядя положил мину в вещевой мешок. Хотя сослуживцы уговаривали его, зачем она нужна тебе, «… дескать тащить такую тяжесть!? Зачем тебе это надо?», - вспоминает историю своего дяди Жамсаран Будаев.

Сержант никого не слушал, свой вещевой мешок водрузил на привычное место и пошагал за остатками своего полка по пыльной фронтовой дороге. В тот ноябрьский день 1941 года было на душе тревожно, всюду смерть, горе, гарь, копоть, вместе с войсками двигались и эвакуируемое население со своим нехитрым скарбом, с плачем маленьких детей, ревом коров, лаем собак. Немецкая бомбардировочная авиация постоянно бомбила их, тревожила. И штурмовики, обнаглевшие от безнаказанности, пикировали по отходящим советским войскам и мирному населению. Впереди был очередной оборонительный рубеж по реке, которая непрерывно извиваясь, тихо текла. 

«Вот ты какой сержант Шагжиев!»

С востока в тот день повеяло прохладой – река была уже близка. Полевая дорога вела к мосту через реку. И вдруг люди и отходящие бойцы, побросав свои пожитки, как одержимые ломанулись к реке, к мосту. Это слева от дороги на некотором удалении, вдоль реки двигались к мосту три немецких танка из передового отряда немцев, открыв пулеметный и пушечный огонь по отходящим войскам и убегающим мирным людям.

- Когда сержант Пунсок Шагжиев подбежал к мосту, основная масса бойцов полка двигалась по мосту.  На мосту давка людей, некоторые прыгнув в воду, добирались к спасительному берегу вплавь. Он снял с плеча свой вещевой мешок, хладнокровно начал готовить «сюрприз» незваным гостям: вынув мину и вставив взрыватель, малой пехотной лопатой выкопал ямку, аккуратно уложив и засыпав дёрном земли, укрыл её. И во весь опор побежал виляя, зигзагами, падая и перебежками по мосту на спасительный левый берег реки. Немцы, увидев его бегущего по мосту, открыли по нему сосредоточенный огонь из трех пулеметов, - рассказывает он. 

Пунсок Шагжиев добежал до конца моста и укрылся за спасительным кустом ветвистой речной ивы, еле отдышался, стал наблюдать за движением немецких танков на противоположном берегу реки. События стремительно развивались в дальнейшем так: первый немецкий танк уверенный, что впереди ничего его не держит, быстро двигался, наехав на мину, взорвался, его развернуло и закрыло проезжую часть моста, он начал гореть. Экипаж второго танка попытался накинуть трос и отбуксировать этот горящий танк. - Не тут-то было - открыли ураганный автоматный, пулеметный и винтовочный огонь с левого берега наши бойцы по немцам - эвакуаторы были сразу же уничтожены. В довершении всего - боекомплект немецкого танка взорвался к великому ликованию наших бойцов на левом берегу и огонь перекинулся на деревянный мост и мост начал гореть. Командование полка, наблюдая за происходящим, было свидетелями этих событий, - отмечает племянник Советского героя.

Сержант услышал крик вестового по цепи «…сержанта Шагжиева, к командиру полка!».  И он, отряхнув шинель, схватив своё оружие и вещевой мешок, побежал к штабу  полка. Прибыв к месту, в импровизированном каре штабных офицеров полка, доложил командиру полка о прибытии. Комполка, обняв его, долго тряся его руку и сказал, «Вот ты какой сержант Шагжиев! А понимает ли молодой сержант, какой подвиг он совершил, своими действиями спас весь личный состав полка от пленения и спас боевое знамя полка!». В дальнейшем за этот подвиг он был награждён первой боевой наградой - медалью «За боевые заслуги». Это была первая фронтовая боевая награда 21-летнего сержанта Шагжиева. А впереди были ещё множество боёв и сражений и три долгих года войны.

Таков, один из эпизодов действия на фронте в ноябрьский день 1941 года сержанта Шагжиева Пунсока Хадановича. Хочется привести одну цитату из повести Леонида Леонова «Взятие Великошумска» один из героев повести заметил: «… грозен наш народ, красив и грозен, когда война становиться у него единственным делом жизни. Лестно принадлежать к такой семье», говорит выпускник академии им. М.В.Фрунзе. 

По стопам дяди

- В июле 1962 года я гостил в дружной семье моего дяди в селе Алла, и был свидетелем приезда на легковом автомобиле ГАЗ-64 8 человек – фронтовиков, его фронтовых товарищей и друзей из Томска, Красноярска, Ангарска, Зимы и Иркутска. В основном они - однополчане моего дяди, приехали чествовать его подвиг в тот ноябрьский день 1941 года, - вспоминает племянник.

Тогда Жамсарану Будаеву запомнилось, то, как они беседовали: никто никого не прерывал, давали каждому в волю выговориться. 

- Это мне запомнилось на всю жизнь! Это были бывалые люди – фронтовики. И когда мне исполнилось шестнадцать лет, я закончил среднюю школу и через военкомат Баргузинского района поступил в Дальневосточное высшее общевойсковое командное училище им. Маршала Советского Союза К.К. Рокоссовского и навсегда связал свою жизнь с военной службой – отмечает выпускник академии им. М.В.Фрунзе Жамсаран Будаев.


Читать далее

Читайте также