«Вранье, что США – свободная страна»
Главное Популярное Все

«Вранье, что США – свободная страна»

Коллаж infpol.ru

История семьи из Бурятии, которая пыталась эмигрировать в Америку, но в итоге нашла лучшую жизнь на родине

Мы часто рассказываем своим читателям о земляках, которые переехали в другие страны и успешно там обустроились. Кто-то сделал блестящую банковскую карьеру, другие нашли себя в науке, бизнесе, мире моды или торговле. Однако есть и другие истории, в которых наши соотечественники в итоге разочаровываются в жизни за границей и возвращаются домой. 

Так, супруги Наталья и Виктор Гармаевы (фамилия изменена по просьбе героев материала. - Прим. авт.) вместе с 7-летним сыном оставили благополучную жизнь в Бурятии и эмигрировали в США. Но через время поняли, что на родине они были гораздо счастливее. О том, как нелегко быть эмигрантом в капиталистическом Нью-Йорке, расизме по отношению к азиатам и прочих минусах жизни в колыбели современной цивилизации, – в материале «Информ Полиса». 

«Наслушались людей»

Летом 2017 года Виктор Гармаев оставил работу на госслужбе, жену Наталью и 7-летнего сына в Улан-Удэ, сделал визу и уехал в Нью-Йорк на заработки. Мужчина подрабатывал сборщиком мебели и курьером. Дела шли неплохо, и спустя шесть месяцев чета Гармаевых решилась на окончательный переезд в США. 

- Наслушались людей, да и муж говорил «приезжайте-приезжайте, тут хорошо», - вспоминает Наталья. - В ноябре мы с ребенком поехали к нему, сын два месяца успел походить в первый класс. Продали квартиру и машину в Улан-Удэ, чтобы оплатить залог за съемное жилье, где-то 500 тысяч рублей. Первый месяц мы снимали номер в гостинице на Манхэттене на 1 - 2 дня, чтобы дешевле обошлось. Вышло около пяти тысяч долларов. Для аренды квартиры сделала ID-документ, который подтверждает, что я нахожусь в стране легально. Так долго искали, потому что с ребенком сдавать не хотят. Боятся, так как выселить семью с детьми можно только через суд. 

По словам улан-удэнки, они нелегально арендовали квартиру в билдинге в Бруклине у украинки, которая три года жила в США. В месяц семья платила 1 900 долларов за жилье и коммунальные услуги. 

- Билдинг – это жилье, которое получили бедные русскоговорящие люди при эмиграции в США по пособиям в 90-е годы. Там ужасные условия: тараканы, тонкие стены, все слышно. Под нами жил итальянец, который слышал, как  бегает наш ребенок, и со всей силы стучал нам в потолок. Люди чуть-что, сразу жалуются. Америка. Я-то думала: приехала в мечту, в красоту, - вздыхает Наталья. 

«Узнала, что беременна»

Гармаевы оформили страховку, собрали документы и поставили сына на учет для того, чтобы его приняли в школу и он получил бесплатное медобслуживание. 

- Ребенок пошел сразу во второй класс по возрасту. Нужно было успевать отвести его туда к 08:00 и забрать в 14:30. Если не успеешь, учителя будут жаловаться в органы опеки. В США нельзя оставлять ребенка до 12 лет одного дома, отпускать гулять на улицу и т. д. Я пыталась работать в клининговой компании по 2 - 3 часа, но не получалось. Приходилось постоянно быть дома с сыном, иначе соседи тоже пожалуются, - говорит Наталья. 

Девушка отмечает, что детские площадки и парки находились очень далеко от Бруклина, где они жили. Фактически погулять с ребенком было негде. 

- Там дети собираются в грязном подъезде и играют. Да и в парках очень многолюдно. Сыну было тяжело. Витя работал с утра до вечера, раз в неделю получал зарплату. Нам этих денег вообще не хватало. И за два месяца мы потратили все деньги, в основном на аренду, которые получили от продажи имущества в Бурятии. Получается, они  ушли впустую. В итоге мы не смогли платить за квартиру 1 900 долларов, и хозяйке пришлось сдавать одну из комнат, - делится воспоминаниями она. 

Наша собеседница добавляет, что медицина в США ей точно не понравилась. Недалеко от их дома была педиатрия. 

- Сын грипповал два раза, и ему постоянно выписывали антибиотики. А в марте 2018 года я узнала, что беременна. Восемь лет не могла, а там как-то получилось, - смеется Наталья. – Я сразу встала на учет в местной больнице, хотела родить там, чтобы ребенок получил гражданство. Там беременные получают бесплатное медобслуживание, так что я решила вылечить зуб. Но мне отказали, отправив по разным врачам и сказав, что лечение будет стоить 100 тысяч долларов. 

Еда, экология и преждевременное старение

Семья Гармаевых не могла питаться той едой, которую продавали в местных супермаркетах. Поэтому они раз в неделю покупали продукты в русском магазине. 

- Ездили туда на такси за 20 - 30 долларов, потому что на метро сложно туда-обратно добираться. Тратили на еду 300 - 400 долларов, надо сказать, что в большинстве своем она просто безвкусная и дорогая. Хотя в русском магазине несчастный кусочек мяса стоил 11 - 12 долларов, и тоже без вкуса. Сын привык к «Макдональдсу», макаронам и хлебу. В основном ел мучное, так что набрал вес, - говорит Наталья. 

Если ребенок питался мучной продукцией, то беременная девушка не могла ничего есть из-за токсикоза. Ее здоровье сильно пошатнулось. 

- Я ничего не могла есть, пить, иначе очень плохо себя чувствовала. Еще заметила, что у эмигрантов в США старение происходит гораздо быстрее. На них сильно влияют условия жизни, постоянная работа, вода, экология, отсутствие солнца и свежего воздуха. На кожу это сильно влияет. Солнца мало, в квартире постоянно темно, летом невыносимо жарко, воздуха нет. Везде грязно – на улицах, в метро наплевано, мусор, бомжи, сами люди живут в грязи. Девчонки из клининговой компании мне рассказывали, что у одного американца собака ходила в туалет прямо в квартире и он не убирал, а раз в месяц заказывал уборку, - с ужасом вспоминает Наталья Гармаева. 

Наша собеседница также называет Бруклин местом, где время остановилось из-за того, что люди живут в старых домах, не меняют мебель и технику. 

- Старые кондиционеры громко гудят. Мало кто пользуется новыми. В целом жилье очень дорогое, говорят, сейчас еще подорожало. Поэтому практически все эмигранты снимают квартиры до старости лет, так как нет смысла брать ипотеку на 60 лет, - резюмирует она. - А еще в билдингах, где мы жили, запрещено пользоваться стиральными машинами, потому что электричество чересчур дорогое. Там ландроматы (прачечные самообслуживания. – Прим. авт.), которые застирывают вещи и стоят по 20 долларов. Нужно идти туда с мешком и два часа стирать. Но их никто не моет, а ты там детские вещи стираешь. Фу-у-у! 

Перестрелки и китайский ширпотреб

Наталья рассказывает, что каждый американец имеет право на ношение оружия. В связи с этим люди боятся преступности, передвигаются на машинах. В США граждане боятся жить в одном районе с афроамериканцами. 

- На соседней от нашего билдинга улице жили чернокожие, и там постоянно были перестрелки. Страшно очень. Бывает много полиции в тех местах, где они живут или что-то устраивают. Чувствуешь себя там не в своей тарелке. И многие люди, кажется, на антидепрессантах и наркотиках, это очень развито. При малейших симптомах принимают сильнодействующие лекарства, психотропные вещества, - вспоминает она. – Расизм тоже есть, но люди помалкивают, ведь и полицию можно вызвать. Почему-то чернокожие не любят азиатов. Они идут на Манхэттене и кричат на тебя «чайна-чайна». Это все вранье, что США – свободная страна. Все друг друга ненавидят. Американцы такой  гадкий народ, который тебе в лицо улыбается, а за спиной может всякое натворить. Никто свободно не разговаривает, постоянно «извините-извините». 

За время пребывания в Нью-Йорке Наталья купила только двое штанов. Девушка объясняет это тем, что качество очень плохое. 

- Одежду купить сложно, вся синтетическая. А у нас-то хлопок. В Америке тоже китайские товары, но качество гораздо хуже, а стоит дороже. В Россию и США поставляют одежду разного качества. У них нет какой-то моды. Может, на Манхэттене одеваются нормально, а в других штатах носят рваное и грязное. Ухода никакого нет, - сетует Наталья. 

«Униженные и оскорбленные»

Приехав в США, Гармаевы сразу подали документы на получение политического убежища, чтобы в дальнейшем стать гражданами этой страны. Им назначили собеседование. 

- Все эмигранты так делают. Интервью длится где-то четыре часа, в ходе которого надо аргументировать, по какой причине ты сбежал из России. Эту историю составляют юристы за 4 - 6 тысяч долларов. Причинами могут быть нацизм, расизм, религия, нетрадиционная ориентация. Мало у кого получается пройти собеседование, кому-то везет и им после этого на 5 - 8 лет закрыт въезд в Россию. Тем, кому отказали в убежище, приходится ждать 2 - 3 года до следующего раза, - объясняет Наталья. 

Юрист Гармаевых уже подготовил документы и причину их побега из России. Однако беременная девушка в последний момент отказалась проходить интервью и объявила Виктору, что возвращается с сыном в Бурятию. 

- Пробыли там восемь месяцев. Я не выдержала, не захотела там жить. В Бурятии было хорошо: работа на госслужбе, квартира и машина. А в США я была эмигранткой, которая работала в клининге. Еще я побоялась рожать там. У меня начался стресс, сердце сильно билось и болело, руки тряслись. В больнице мне выписали психотропные вещества. Я их пить не стала, купила в русской аптеке на Брайтон-Бич обычные успокоительные, - делится воспоминаниями Наталья. 

Чтобы накопить на обратный билет до Бурятии, Гармаевым пришлось сдать арендованную квартиру в субаренду казахам. За восемь месяцев, считает она, их сын не получил знаний в американской школе, обленился. 

- В школу  ходил каждый день, они там сидели на полу и разговаривали. Образование не понравилось, у детей реально нет никаких знаний. Лучше пусть ребенок в России выучится, а потом уже выберет дорогу, - рассуждает Наталья. – В июле 2019 года я, будучи на 12 - 13 неделе беременности, и сын вернулись в Бурятию. Летели через Швейцарию, потратили 200 тысяч рублей, потому что билеты были очень дорогие. Дома у меня сразу прошел токсикоз, начала нормально питаться. 

«Витя уже второй год в Нью-Йорке»

По словам Натальи, в Бурятии она чувствует себя свободно. Можно везде ходить, никто не будет штрафовать непонятно за что. Хотя Гармаевых в Штатах ни разу не оштрафовали, так как объяснили законы с самого начала. 

- Когда приехала, снимала квартиру. Родила тоже тут. Сын стал соблюдать диету. Однако, когда он пошел в школу, у него начались головные боли. Ребенку тяжелее, мне важно его психическое здоровье. На данный момент я купила дом на средства материнского капитала, не работаю, получаю пособия, муж обеспечивает. Витя уже второй год в Нью-Йорке, каждый день общаемся по видеосвязи. Из-за пандемии работы нет, но он изготавливает защитные стекла от коронавируса. Получает 50 тысяч рублей в месяц.

Виктор в отсутствие жены и детей не стал подавать документы на получение политического убежища в США, так как этим летом планирует присоединиться к семье в Бурятии. 

- Говорит, что заработает деньги, которые мы потеряли, и вернется, - смеется Наталья. – Он как эмигрант получает столько же, сколько люди с разрешением на работу. Но экономика пострадала, многие стали бомжами. Из-за расизма одна бурятка потеряла работу в салоне по наращиванию ресниц. Американцы считают нас китайцами, болеющими коронавирусом. Девушка теперь не может найти работу. В кризис там все пострадали, потому что для выживания нужно постоянно работать. Это и есть американская мечта. 

Наталья Гармаева подчеркивает, что зарплаты там ненамного выше, чем в России, так как и товары дорогие. И уверена, что не стоит менять достаток в Бурятии на бедность в США. 

- Говорят, три года надо потерпеть, а потом будет хорошо. Но я и здесь хорошо жила! Важнее, в каких условиях живет моя семья и как они себя чувствуют. Я теперь патриотка Бурятии. Жалею, что совершила большую ошибку, послушав людей и поехав в США. Только деньги попусту потратила. Мне теперь здесь все заново надо устраивать. Но многие до сих пор хотят в эту Америку. Молодежи еще можно съездить, посмотреть, понять, а семейным тяжело. Нужно кому-то одному ехать, подготавливать почву и терпеть ужасные условия, - резюмирует жительница республики.


Читать далее