Победа 75
1407

«Гоним проклятого»

Рассказ работника музея об отважном бронебойщике Владимире Штыкине

«Информ Полис» продолжает публиковать письма читателей об участниках Великой Отечественной войны, призванных на фронт из Бурятии. Если вам есть о ком рассказать, то присылайте ваши письма на почту [email protected] с пометкой «К 75-летию Победы». К письму обязательно прилагайте фотографии.

Старший научный сотрудник Музея истории Бурятии им. М. Н. Хангалова Дмитрий Фролов поведал нам интересную историю о героизме, отваге и силе духа.

«Когда закончились патроны

И стало ясно, что вдвоем

Нам не сдержать шестой атаки

Противотанковым ружьем…

Но вот когда к нам на подмогу

Наш батальон в прорыв пошел,

Никто в обугленной  воронке

Нас даже мертвых не нашел…».

Кабдрахман Калиев.

Во время Великой Отечественной войны бронебойщики так отзывались о своём противотанковом ружье: «Ствол длинный – жизнь короткая». Одним из  бронебойщиков, погибших в борьбе за нашу Родину, был Владимир Вениаминович Штыкин.

Родился Владимир Вениаминович в 1919 году в Улан-Удэ. Семья проживала в бараке № 5 по улице Тарбагатайской.  По тем довоенным временам семья была небольшая - родители и три сестры: Геля, Лена, Мария. На действительную военную службу  Владимир был призван в сентябре 1939 года. До окончания службы оставалось немного, когда началась война. С июля 1941 года он уже на фронте, и свое первое ранение получил 1 августа 1941 года. 

Фронтовая служба Владимира Штыкина связана с 31-й курсантской стрелковой бригадой. Костяком ее батальонов стали курсанты пехотных училищ. По окончании курсов младшего начальствующего состава он  воевал  в должности заместителя командира  противотанковой роты 4-го отдельного стрелкового батальона.

В январе 1942 года  бригада принимала участие в Торопецко-Холмской наступательной операции. Советское командование планировало силами третьей и четвертой ударных армий на стыке групп армий «Север» и «Центр» разгромить противника в Озёрном районе западнее Осташкова, затем развивать успех в юго-западном направлении, обойти его ржевско-вяземскую группировку с северо-запада и во взаимодействии с войсками Калининского и Западного фронтов окружить и уничтожить её.

В ночь на 8 января 1942 года батальоны 31-й бригады заняли исходные позиции для наступления. Курсанты проложили в снегу колонные пути, протоптали тропы для движения подразделений. 

Утром 9 января после довольно слабой артиллерийской подготовки 31-я бригада перешла в наступление. Курсантские батальоны встретили сильное сопротивление. Однако подразделения вели ожесточенные бои, и к 22 января  войска 3-й ударной армии окружили немецкий гарнизон в городе Холм. В начале февраля 1942 года после завершения Торопецко-Холмской операции части советской 3-й ударной армии заняли оборонительные позиции.

С 25 ноября 1942 года бригада участвовала в Великолукской наступательной операции. Особо ее бойцы отличились в декабре 1942 года в боях севернее города Великие Луки. В течение 18 суток они отражали атаки 8-й танковой дивизии немцев, поддержанных авиацией (до 25 самолетов). Противник понес здесь большие потери — до 2 500 человек убитыми, 43 подорванных танка. Упорной обороной бригада сорвала попытки противника прорваться к окруженному гарнизону немцев в город Великие Луки.

Из наградного листа Владимира: «Во время наступления немецких танков в количестве девять штук на деревню Сопки 28.10.1942 года товарищ Штыкин совместно с командиром роты противотанковых ружей (ПТР) товарищем Тимошковым организовал оборону, в результате чего из ружей ПТР было подбито три танка противника… Лично сам товарищ Штыкин подбил из противотанкового ружья два танка…». «Лейтенант Штыкин В. В. за  образцовое  выполнение боевых заданий на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество  23 января 1943 года  награжден орденом Отечественной войны 1-й степени».

В этих боях Владимир был ранен и контужен. В письме от 29.02.1943 г.  он сообщал родным: «…лежал в госпитале, был ранен в ногу осколком, контузило еще, 15 дней не разговаривал, сейчас все прошло…». А  прошло спустя несколько месяцев.  В начале 1943 года он был представлен к званию лейтенанта.

6  октября 1943 года  Владимир  уже в звании старшего лейтенанта, в должности командира роты ПТР 4-го отдельного стрелкового батальона 31-й стрелковой бригады принимал участие в Невельской наступательной операции.  За эту операцию 31-й отдельной курсантской стрелковой бригаде было присвоено почетное звание «31-я отдельная Невельская стрелковая бригада».

14 ноября 1943 года Владимир награждён орденом Красной Звезды. В наградном листе отмечалось, что «в боях с немецкими оккупантами подразделение под руководством товарища Штыкина вместе с боевым порядком строевых рот стойко отражало контратаки преобладающих сил противника. 15 - 16 октября товарищ Штыкин, проявляя стойкость и мужество, ворвался в траншею противника и в гранатном бою лично истребил пятерых фашистов. Своим подвигом товарищ Штыкин увлек за собою подразделение, полком трижды были отражены контратаки противника. При занятии высоты 184,2 под руководством товарища Штыкина были отбиты три контратаки противника, поддерживаемого танками. Его подразделение подбило танк противника, подпустив на 80 - 100 м, сам товарищ Штыкин в этих боях проявил исключительную стойкость и отвагу». 

«До танка сто метров, блестит широченная грудь,

С отчаянной яростью в землю вгрызаются траки.

Кто видел когда-нибудь близко подобную жуть,

Но смог устоять и с дороги её не свернуть,

Тот может представить весь ужас железной атаки!»          

В своих письмах  Владимир старался успокоить родных, писал, что жив, здоров: «все дальше на запад гоним проклятого немца». Волновался, когда письма не приходили или задерживались. Очень радовался весточкам из дома. 

Во время Бердичевской наступательной операции Владимир пал смертью храбрых. В похоронке от 27.12.1943 года значилось: «Ваш сын командир противотанковой роты воинской части 48483 старший лейтенант Штыкин Владимир Вениаминович в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив героизм и мужество, убит 26.12.1943 года. Похоронен на братском кладбище деревни Колтино  Невельского р-на Калининской области».

«Никто не думал в нашем взводе,

Что так придется умирать.

Полуприсев на дно в окопе,

Молиться, плакать и молчать…

Мы так хотели жить, смеяться

После войны среди людей,

Своих детей рукой касаться,

Купая в Волге лошадей».

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях