Алексей Цыденов
2801
5

«Каждый раз как ЕГЭ сдаёшь»

«Интервью на ходу» с Алексеем Цыденовым об инвестициях, промышленности и выходных с семьей

В предыдущем выпуске «ИП» мы поговорили с главой Бурятии о начале его работы, о том, как люди воспринимают информацию, и что такое «суперреспублика» в его понимании. Прошлые ответы на вопросы от главы можно найти на нашем сайте infpol.ru 

В этот раз мы пройдемся по сфере промышленности, а также об инвестиционной привлекательности Бурятии.

- Давайте поговорим про инвестпроекты, в том числе потому, что у нас новый министр по инвестициям. Какие инвестпроекты вы считаете более успешными?

- Компаний, которые находятся уже на стадии реализации, на самом деле немного. В целом пришло много денег в том числе на гражданскую продукцию. К примеру, начали производить промышленные приборы учета на базе Улан-Удэнского приборостроительного производственного объединения, заключили контракт с «МРСК Сибири» на 500 млн рублей на поставку данной продукции. На предприятии успели дифференцировать производство, теперь производят не только счетчики, но и другую электротехнику, к примеру, вакуумные выключатели и прочее. Также привозили на это же предприятие представителей РЖД. Они приезжали с комиссией,  все проверили и дали заключение о полном соответствии требованиям. Сейчас у УУППО тоже будут дополнительные поставки для РЖД.

Тяжелая ситуация складывалась с «Улан-Удэстальмостом». Нужно было состыковать интересы различных сторон, в том числе инвестора.  Первая задача - остановить предприятие по пути процедуры банкротства, тогда его бы просто продали по частям. Вторая - поиск нужного инвестора, подписание с ним «дорожной карты», с тем, чтобы он взял на себя обязательства по погашению долгов по зарплате. В том числе тех, что возникли еще до его прихода. Сейчас все эти процессы завершились. Слава богу, завод может уверенно работать.

По Улан-Удэнскому локомотивовагоноремонтному заводу: ещё в семнадцатом году был заключен договор с РЖД, с Олегом Владимировичем Белозёровым,  для того чтобы произошла концентрация мобильного производства именно на нашем заводе. Наш ЛВРЗ, как и авиазавод, в первую очередь сам хорошо работает. У них качество и скорость работы на должном уровне. Сейчас на ЛВРЗ объем заказа такой, что они побили все свои рекорды советской эпохи. В Советском Союзе они делали 65 секций в месяц, сейчас - 85! Работают круглые сутки, можно сказать, без остановки. Локомотивы и электровозы гоняют сюда от Воронежа до Владивостока, завод загружен и работает.

Московская компания инвестирует в теплицы в Гусиноозерске. Деньги уже вложили, первые работы сделали: бетонную отливку, стойки. У этой компании в Ставрополье есть аналогичные теплицы.

В промпарке запустили переработку нефрита. Проект долго обсуждали с «Ориентал Вэй», но потом они очень быстро всё сделали и запустили проект. Что интересно, станок для обработки нефрита работает со скоростью 0,2 мм в минуту, еле-еле, ведь нефрит - это твердый и хрупкий материал одновременно. Поэтому статуэтка вырезается сутки, потом ещё сутки полируется. В общем, непростое это дело. 

- Сейчас очень много говорится о новом легкомоторном самолете. А вот насколько судьба Улан-Удэнского авиазавода зависит от этого самолета? Правда ли, что это чуть ли не единственный шанс завода зацепиться за авиарынок при отсутствии госзаказов от Минобороны? 

-  Самолёт действительно пойдет в плюс авиазаводу. С самолётом или без него с заводом ничего не случится. Действительно, снизился оборонзаказ, но при этом у завода увеличились экспортные поставки. Самое важное, что новый самолет - это очень хорошее конкурентное преимущество в целом на мировом рынке, и у него уже сейчас наблюдается большой спрос.

Самолёт, бесспорно, нужен. Он нужен не только авиазаводу, он нужен стране, поскольку у нас сейчас нет альтернативы. На местных перевозках у нас Ан-2, но они все идут на списание. Соответственно, их надо чем-то заменять – это либо импорт, либо создать свой.

С импортными самолётами всегда проблема со стоимостью, с запчастями, с эксплуатацией, подсаживаешься «на иглу» постоянного сервисного обслуживания. Все эти затраты закладываются в цену билета для пассажира. При этом понятно, что на местных авиаперевозках цена билета не может быть высокой. А оплачивать эти расходы можно из бюджетов субъектов в виде постоянных дотаций. 

Поэтому нужно создать самолёт для активной замены Ан-2. Он должен быть неприхотливым, уметь садиться на неподготовленные взлётно-посадочные полосы: на грунт, снег, воду. Он должен быть всепогодный и иметь большой запас хода, то есть летать на более или менее большие расстояния. Допустим, в Улан-Удэ заправился, пролетел по всем местным аэропортам и вернулся. И не надо дозаправляться в Баунте, не надо содержать топливно-заправочный комплекс, который сам по себе очень дорогое удовольствие. 

Наш самолёт «Байкал» отвечает всем этим требованиям. Сейчас ведутся работы по запуску его в производство.

- Для привлечения инвесторов вы достаточно много времени проводите в Москве, в том числе проводите встречи в федеральных ведомствах и лоббируете интересы наших промышленности и бизнеса. Людям кажется, что вы просто сидите там со старыми друзьями на различных совещаниях. Как проходит ваша работа в федеральном центре?

- Большая часть поездок - это не потому, что меня вызвали на совещание, а результат моей инициативы. Есть вопросы, которые невозможно решить без участия федерального центра. Соответственно, я готовлю обоснования и убеждаю в этом коллег в Москве. То есть я выпрашиваю, чтобы назначили совещание по тому или иному вопросу. 

К примеру, из последнего: 360 млн рублей дали «по северам». Для этого в августе пришлось совершить череду разных походов: в Минфин, Минстрой, к Виталию Леонидовичу Мутко. Таких ходоков, как я, там хватает, поэтому каждое выделение денег надо грамотно и много обосновывать. Нужно каждому правильно донести, почему у нас горит именно этот вопрос. В итоге «по северам» есть поручение от премьера, деньги будут.

 Сейчас будет совещание по региональной авиации, вопрос привязан к нашему самолету  «Байкал» и к нашему региональному сообщению. Такое совещание – это результат нашей активности. И вот мы выхаживаем, выхаживаем, выхаживаем, пока вопрос не будет доведен до уровня премьера или президента.  

Когда ты заходишь к «большому» руководителю, каждый раз как ЕГЭ сдаёшь. Он тебя не только по конкретному вопросу спрашивает, но и в целом. К примеру, по строительству детсадов приходилось отвечать на комплекс вопросов: по количеству детей, по уровню демографии, по количеству женщин детородного возраста, почему люди не переезжают в тот поселок, где уже есть детсад... В общем, чтобы доказать это, нужно было рассказать всё разом, пройти все тесты, скажем.

- В качестве легкого вопроса в конце беседы об экономике и промышленности: если вам удается отдохнуть в перерыве между поездками в Москву и работой на местах, то как проводите время?

- Стараюсь выспаться. А потом уже с детьми в кино схожу, повожусь с ними, выезжаем куда-нибудь, если есть возможность. Например, в «Байкальскую Ривьеру». Иногда готовлю шашлыки, делаю плов. В общем, проводим время, как и обычная семья. Ничего особенного у нас нет.

Автор: Андрей Ян

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях