Война разведчика Бобровского
Главное Популярное Все

Война разведчика Бобровского

Инна Бальчинова
2096

17-летним мальчишкой отправился на фронт из маленькой алтайской станции Заринской Дмитрий Бобровский

«Брать меня не хотели, пришли с другом в военкомат. Посмотрел на нас товарищ военком и обратно домой отправил»

- Тогда никто и не думал, что война продлится так долго. СССР прошла войну с Японией, Финскую. Исход каждой был в пользу Советского Союза, и все они были весьма непродолжительны. Мы искренне верили вождю – товарищу Сталину, как грамотному главнокомандующему. Мы верили в непобедимость наших войск. Поэтому мне, подростку, казалось, что все это ненадолго, что война быстро закончится. Если бы мы только знали тогда, как мы ошибались. И это стало понятно, когда немецкая армия почти вплотную подошла к Москве… - вспоминает ветеран.

В августе 42-го Бобровскому пришла повестка. Радости не было предела, тогда все рвались на фронт – Родину защищать от фашизма. 

Для начала новобранцев отправили в Барнаул – подучиться военному делу, дать им время обстреляться. Жили они в палатках, учились стрелять, окапываться. Затем Дмитрия Бобровского перекинули в город Рубцовск в расположение военно-пехотного училища. Здесь были минометные, пулеметные и стрелковые подразделения. 

- Я мечтал стать пулеметчиком. Смешно сказать – воображал себя Чапаевым. Однако жизнь распорядилась иначе. За мой аккуратный и ровный почерк меня назначили ротным писарем в пятнадцатую роту, в штаб. Там я составлял расписание занятий, формулярные списки на будущих бойцов. Уж больно почерк у меня красивый был, - смеется Дмитрий Михайлович.

Вокруг кровь и смерть

А в феврале 1943 года для Бобровского началась настоящая война. В одну из ночей всех подняли по тревоге. Погрузили в поезд и отправили в Москву.

Как только юный Дмитрий попал на фронт, рассеялась вся иллюзорная военная романтика. Вокруг кровь, смерть товарищей.

- Помню бойцов, которые выходили после боя под Сталинградом на формирование. Многие в гражданской одежде, одеты как Бог на душу положит, голодные, грязные, с пустыми глазами. Мы встали с ними в один строй, в ряды 776-го стрелкового полка, - вспоминает Дмитрий Бобровский.

 Его определяют в разведгруппу. 

Курская дуга

— В нашу задачу входило сверять линию обороны. Уже тогда были известны планы немецкого командования с двух сторон окружить наши войска на Курской дуге. Ночами на нашу территорию скидывали парашютистов, то там, то здесь наши разведроты брали диверсантов, переодетых в нашу форму. Сидели в засадах по трое суток. Шли только ночью, маленькими группами. Предстояло проделать путь от Воронежской области до Курской – это порядка 400 километров. За ночь проходили примерно по 50 километров.

Воевал Бобровский под началом знаменитого маршала Советского Союза Ивана Конева, который возглавлял так называемый Степной фронт.

Степной фронт был образован 9 июля 1943 года на основании директивы Ставки ВГК из сил Степного военного округа на курском направлении. В него вошли 27-я армия, 47-я армия, 53-я армия и 5-я воздушная армия. Изначально войска фронта были развёрнуты в резерве за Центральным и Воронежским фронтами. Перед фронтом ставилась цель в случае прорыва противника остановить его наступление на занимаемом рубеже. В связи с удачным раскладом для советских войск в битве под Курском 17 июля фронт перешёл в наступление и вместе с Воронежским фронтом к 23 июля отбросил немецкую группу армий «Центр» на её исходные позиции перед битвой.

Перед солдатами стояла одна задача – не отдавать ни клочка родной земли! Гнать немцев, заставить их отступать.

- Что творилось вокруг! Было страшно, никогда в жизни я не испытывал такого страха! Вокруг рвались снаряды, гибли мои боевые товарищи, мы не понимали, какое сейчас время суток, вокруг все было черным-черно! Солдаты горели в танках, подрывались на минах, но мы не останавливали битву, воевали из последних сил, не знаю, как мы все это выдерживали, - вспоминает ветеран.

Курская битва по праву относится к числу переломных сражений. В результате победы под Курском советские войска окончательно захватили стратегическую инициативу. История войн не знала другого такого танкового сражения, какое развернулось под Курском. С обеих сторон в нём приняло участие более 6 тысяч танков и самоходных орудий. С нашей стороны в контрнаступлении участвовали особенно крупные танковые силы. Немцы бросили под Курск большую часть своих сил. В марте 1943 года тут находилось более 70 % всех войск вермахта (194 дивизии из 273), совместно с ними действовали 19 дивизий и 2 бригады союзников Германии.

Ранение

Разведгруппа Бобровского продвигалась вперед, освобождали одну деревню за другой. Прошли Белгород, Орел, впереди был Харьков. 

- Кругом была такая разруха, которая не поддается никакому описанию. Помню, Воронеж был полностью разрушен. В Харькове был дан приказ не вести уличные бои, потому что город и так был превращен в руины. Помню постоянное чувство холода, а погреться и негде – одни руины. 

23 августа 1943 года наши войска освобождают Харьков от врага и идут на Полтаву. В одну из вылазок по зачистке очередного населенного пункта Дмитрий Бобровский получает серьезное ранение. На носилках его доставляют в госпиталь, который разместили в местной церкви. Раненых было столько, что многим приходилось лежать прямо на улице, на голой земле. 

- Лежали под открытым небом. Вот это было тоже очень тяжело. Ребятишки из местных иногда прибегали, воды приносили – это уже была радость. В ноябре 43-го пришел санитарный поезд. Это была радость неимоверная. Вагон был рай! Чистота, постель, подушечки. Говорили, что санитарный поезд доставит нас на лечение в Красноярск. Я уж обрадовался, что к дому поближе.

Полстраны на костылях до родного дома

Но всех отправляют в военный госпиталь в солнечный Баку. После 7 месяцев в бакинском госпитале наш герой отправляется домой. Почти полстраны на костылях проехал Дмитрий Михайлович Бобровский, чтобы вернуться в родные края. 

- Домой я вернулся лишь в начале апреля 1944 года. Путь был настолько утомительным и долгим, что мне казалось, я никогда не окажусь в родных местах. Но, слава богу, добрался живой. 

Алтайская станция Заринская встретила земляка с ликованием — тогда каждое возвращение с фронта было праздником для всех односельчан.

— Больше девчата прибегали, одноклассницы мои. Однажды одна из них привела и мою будущую жену Юлию Александровну. Поженились мы в 1945-м, а в конце года уже родилась дочь, в 1947-м — сын.

Жизнь в Улан-Удэ

Волею судьбы семья Бобровских морозным январским днем 1950 года переезжает жить в Улан-Удэ. Где только не работал Дмитрий Михайлович. Энергичного, деловитого, знающего и любящего свое дело, Дмитрия Михайловича назначили заместителем директора Дворца культуры ЛВРЗ, одновременно он совмещал и должность директора парка им. Орешкова. С 1969 года он работал в областном Совете профсоюзов, в отделе культуры. В 1985 году ушел  на заслуженный отдых и, будучи на пенсии, без дела не оставался. Являлся членом президиума совета ветеранов Железнодорожного района. Награжден орденом Отечественной войны I степени, медалями «За Победу над Германией», «За отличную работу в культурных учреждениях профсоюзов», имеет почетные звания «Заслуженный работник культуры Бурятии», «Отличник кинематографии СССР». 

За свою жизнь Дмитрию Михайловичу довелось повидать многое, общаться с разными людьми. 

- Самое главное, чтобы я пожелал молодежи и подрастающему поколению – быть честными, в первую очередь, с самими собой. Никогда не унывайте, работайте, уделяйте внимание своим близким, и тогда вы завоюете уважение и сами себя будете уважать – напутствует молодежь ветеран.


Читать далее