«Главное - не бояться трудностей»
Главное Популярное Все
Войти

«Главное - не бояться трудностей»

Сергей Александров
1745

Фото Евгений Коноплев

Участник ВОВ рассказал о своих сражениях

Какова она? Цена, за мирное небо над головой.  Участник ВОВ Иннокентий Феофанович Карбаинов рассказал корреспондентам «Информ Полиса» о том, какая она - война за родину за границей. Ветеран сражался за освобождение Карелии, Польши, Чехословакии, Венгрии. 

Призвали в армию

Иннокентий Феофанович Карбаинов - ветеран Великой Отечественной войны. Родился он 20 ноября 1926 года в селе Карбаиновка Хоринского района. В 1943 году семнадцатилетнего Иннокентия призвали в армию и на полгода отправили в Нижнеудинск на курсы стрелков. После окончания обучения некоторых призывников отправили в Ленинград, среди них оказался и Иннокентий Феофанович. Его отправили освобождать Карельскую Республику, там он служил артиллеристом противотанковой батареи. 

- Случаи были всякие, покуда дошли до передовой, пять человек погибло от пуль, - вспоминает ветеран. 

Когда взвод дошел до точки назначения, был отдан приказ окопаться. Камни, крупный песок, ведь вблизи река, копать невозможно. Но, по словам Иннокентия Феофановича, удалось успеть сделать небольшие ямки. Финны пошли в атаку, хотели освободить пятачок, что посреди реки был - пять километров в длину, восемь в ширину. 

- И давай стрелять, у одного солдата палец оторвало на руке, пуля прилетела или осколок, потому что стреляли из орудий. А рядом с нами под кустом вырыл себе окоп старшина. Снаряд попал прямо в него. Мы заметили это, только когда рассвело: кишки висят на кусту, ноги куда-то улетели, одну удалось найти. Вот такая была война. Страшная, - говорит он. 

 «Мертвушка»

В боях за освобождение Карелии Иннокентий был тяжело ранен. Стояли они уже в другом месте, но война с финнами еще не была окончена. Так как Иннокентий был пулеметчик, его военная жизнь была неотъемлема от этого оружия. Однажды боевой снаряд попал прямо в дзот, где стоял пулемет. Пулемет треснул, а Иннокентия ранило. Боец оказался в госпитале. Осколки ранили грудь и едва не пронзили сердце. Также пострадала голова мужчины, а на лице до сих пор отчетливо видны следы войны. 

- Осколки, что остались в голове, врачи заметили не сразу. Голова сильно разболелась, поднялась температура, я был без памяти. Сестры посмотрели и сказали, что этот (то есть я) сейчас помрет, положили на носилки и унесли в «мертвушку». Там уже лежало четверо мертвых - один на одном. Меня положили на них и накрыли брезентом. «Мертвушка» же холодная, температура спала, и я очнулся, думаю, где же лежу, холодно. Рукой сбросил брезент, смотрю, с мертвыми лежу. В этот момент сестры вернулись за носилками. Смотрят, а я сижу, они закричали: «Мертвые ожили!» - и убежали. Потом их врач отчитал, что живого к мертвым отнесли, и велел вернуть на то место, где я лежал до этого, - рассказывает участник войны. 

Иннокентия положили на его прежнее место. Вскоре он пошел на поправку. 

Сила противотанковой мины

В Карелии война была закончена, настало время ехать освобождать Польшу. 

- Был случай, ехали караваном - след в след. А шофер нашей машины немного вильнул правым колесом, там оказалась противотанковая мина. Все машины прошли, а наша подорвалась. Как шарахнуло, автомобиль перевернулся, четверых убило, двоих ранило, а меня лишь контузило от взрыва. Я улетел к стоящему напротив дому и ударился об фундамент. Какая все-таки сила противотанковой мины, - рассказывает ветеран. 

Иннокентия увезли в госпиталь. Однако мужчина там долго не задержался, пролежав один день, он сбежал. Благо рядом часто проезжали автомобили, перевозившие боеприпасы, на одной из них Иннокентию Феофановичу удалось догнать свой взвод на второй день. 

«Бились до последнего патрона»

А дальше немцы пошли в контратаку и перебили практически всю роту, в составе которой был Иннокентий. Недалеко от места боя, уже довольно близко к границе с Германией, жили поляки. 

- Зашли в один из домов. Хозяин по-русски говорит: «Пойдемте, я вас спрячу, а то вас тут немцы убьют». В сарае у него был стог сена, а под ним огромная яма, так он спрятал остатки нашей роты - пять человек. Он принес нам большую буханку хлеба, по куску сала и воды. Мы съели все, ведь до этого не ели двое суток. Мы отсиделись, а поляк попросил написать на воротах что-нибудь на русском, чтобы русские солдаты их не трогали, потому что они помогали нашим укрываться, - вспоминает Иннокентий Феофанович. 

А дальше была Чехословакия. 

- Там были власовцы. Бились до последнего патрона и, чтобы не сдаваться в плен, стреляли в себя. Там лагерь был, немецкий. Когда мы приехали туда, русских везде полно уже было. Немцы, власовцы, многие не сдавались, но некоторые сбегали, а потом наши танки пришли, догнали их где-то и завернули обратно. Некоторых власовцев забирали, по суду их отправляли на 20 лет на лесозаготовки, - рассказывает Иннокентий Карбаинов. 

Пленных увели, русским солдатам больше нечего было делать, и их послали в Венгрию. С Чехословакии пришлось добираться туда пешком, путь занял дольше недели. А когда солдаты Красной Армии проходили мимо деревень, местные жители встречали их, приветственно стуча в барабаны. Жили солдаты в огромных землянках, по предположениям Иннокентия Феофановича, построенных русскими. В общем, пробыли они в Венгрии недолго. 

- А дальше нас вновь отобрали, и 30 человек отправили служить на Кавказ,- вспоминает войну мужчина. 

Домой

Домой Иннокентий Феофанович вернулся лишь в 1952 году. Сейчас на кителе ветерана - заслуженные награды: орден Великой Отечественной войны II степени, памятная медаль Г.К. Жукова, все юбилейные медали.

С высоты прожитых лет и полученного жизненного опыта Иннокентий Феофанович желает, чтобы нынешняя молодежь никогда и не при каких условиях не останавливалась перед трудностями.

- Желаю, чтобы люди учились, работали, и не боялись трудностей. Чтобы у них после учебы была работа, чтобы они могли устроиться по специальности. Самое важное - не бояться трудностей и не лениться, - подытоживает ветеран Великой Отечественной войны Иннокентий Феофанович Карбаинов.


Читать далее

Читайте также