«Превосходный учитель, но очень строгий и саркастичный»
Главное Популярное Все
Войти

«Превосходный учитель, но очень строгий и саркастичный»

Виктор Харитонов
1319 5

Фото: russianstock.ru

Каким был человек, создавший всем известный облик Улан-Удэ

Как-то незаметно прошел своеобразный юбилей – 85 лет переименования Верхнеудинска   в Улан-Удэ. Только городская библиотека не забыла эту дату и подготовила специальный сборник. Но по большому счету нужно было пройти еще двум десяткам лет, чтобы Верхнеудинск действительно превратился в Улан-Удэ. 

Приехавший в наш город в 1945 году поэт Марк Тарловский увидел еще  Верхнеудинск, в котором: 

«Здесь разных стилей смесь,

Здесь пестры колера

И под обкомом – спесь

Гостиного Двора». 

Но через пять лет в Бурятию приехал человек, создавший тот образ Улан-Удэ, к которому  мы привыкли, - Людвиг Минерт. 

Людвиг Карлович Минерт Фото: proza.ru

Человек без паспорта

Родился Людвиг Карлович 2 октября 1919  года в селе Лишня Бышевской  волости Киевской губернии, окончил немецкую трудовую школу, Киевский железнодорожно-строительный  техникум и поступил в Киевский инженерно-строительный институт. В начале войны, в августе 1941 года, был эвакуирован в  Новосибирск и продолжил учебу в Новосибирском инженерно-строительном институте. В 1943 году студент Минерт, как немец, был мобилизован в так называемую трудармию. И, хотя формально это не называлось репрессией, положение у немцев-«трудармейцев» было зачастую нисколько не легче, чем у заключенных. До 1947 года Людвиг Карлович работал на строительстве железнодорожной ветки «Воркута - Котлас» и только потом получил возможность окончить Новосибирский институт. 

Замечательную характеристику трудармии дал профессор Георгий Гончаров: «Работа в тылу в годы войны стала для советских людей и подвигом, и трагедией.  Часть из них была выдвинута ковать победу над врагом в условиях недоверия и изоляции. Они были объединены в рабочие колонны и составили социальную группу, имевшую особый статус, особый режим содержания, особые формы размещения. Сами себя они называли «трудармейцами». 

После окончания института Людвиг Карлович был распределен в Бурятию, оставаясь при этом человеком второго сорта - без паспорта. Но это не помешало ему стать главным архитектором «Бурятмонголпроекта». 

«Сталинский ампир»

Он был молод, красив, влюблен, пусть относительно, но свободен, нашел друзей и единомышленников, и неудивительно, что здания, построенные по его проектам, оставляют необычно светлые впечатления. Дом радио, «Забайкаллес», филармония, здание МВД, бывшее здание ФТС на Арбате, в котором располагается галерея искусств, Дом художников. Именно с появлением этих зданий и был создан всем нам известный образ нашего города, и пусть простят меня современные архитекторы, мало кого вспомнят через полвека, как Людвига Карловича Минерта. 

В 1955 году архитектурная тенденция изменилась, так называемый «сталинский ампир» перестал быть востребован, и Людвиг Карлович возвращается в Новосибирск и становится педагогом в родном вузе, на кафедре рисования. Но связи с Бурятией не прерываются. Более того, он пишет две замечательные монографии «Архитектура Улан-Удэ» и «Памятники архитектуры Бурятии», многочисленные статьи по буддийской архитектуре, защищает по этой теме кандидатскую и докторскую диссертации.    

«Больше видеть»

Людвиг Карлович был щедрый и открытый человек, когда, собирая материал по истории Новоселенгинска, я обратился к нему за помощью, он поделился фотографиями и указал на архивные фонды, в которых он работал. 

Кстати, архив Минерта, в котором находятся многочисленные негативы, сохранился  и ждет своих исследователей в Новосибирском музее истории архитектуры Сибири имени С. Н. Баландина. 

Была какая-то особенность в творчестве Людвига Карловича и как архитектора, и как историка архитектуры, для которой я никак не мог найти определение. Но, прочитав интервью архитектора из Нижневартовска Веры Бабуриной, я нашел этот недостающий элемент. Вот как она вспоминает о своем педагоге: «Помню, преподаватель по рисунку у нас был Людвиг Карлович Минерт. Учитель был превосходный, но очень строгий и саркастичный. Получить у него хорошую оценку было непросто. Я нервничала, расстраивалась. А потом смотрю, он мне начал оценки выше ставить, хотя мне казалось, что рисовать я стала хуже. Спросила его, в чем дело, на что Людвиг Карлович ответил: «Вы не стали хуже рисовать, вы стали больше видеть». Этим замечательным свойством «больше видеть» Людвиг Карлович обладал в полной мере.


Читать далее

Страницы истории Бурятии