мусор
5064
2

«Я смотрю на это и чувствую себя беспомощной»: «Гринписовцы» рассказали, как Байкал задыхается от пластика

Пакеты, оставленные на берегу озера, рассыпаются в руках, а на бутылках из-под лимонада растёт лишайник

Фото: greenpeace.ru

Накануне на официальном сайте международной экологической организации «Greenpeace» появилась любопытная статья под названием «Как Байкал задыхается от пластика». Чтобы выяснять это, автор публикации – медиакоординатор проекта «Ноль отходов» Ирина Скипор – вместе с другими «зелёными» неделю провела на священном озере. Активисты увидели, как на его берегах старые пакеты рассыпаются в руках, а на бутылках из-под лимонада растёт лишайник.

Первым делом Ирина Скипор побывала на бурятском побережье Байкала – в кабанском селе Выдрино. На этот пляж, утыканный машинами и отдыхающими, посоветовали заехать местные. Заявили: там много мусора.  

- Но тут на удивление чисто, только контейнеры на берегу переполнены. Мешки с мусором отдыхающие всё равно несут к ним, а не оставляют на пляже. Мы возвращаемся к машине, и по пути я замечаю жёлтое пятно, затаившееся под большой корягой. Это пластиковый пакет с надписью «Жемчужина Сибири». Забираю его с собой, – пишет Ирина Скипор.

«Гринписовцы» приехали специально для того, чтобы искать пластик на побережье. Даже придумали для этого дела название – пластиквотчинг, по аналогии с бёрдвотчингом (наблюдение за птицами – прим. авт.).

- Пластик мы, конечно, не только наблюдаем и считаем, но и собираем. А вместе с ним и остальной мусор, который находим на небольших участках – «полигонах» – длиной сто метров. Все находки взвешиваем и делим на 162 категории, как прописано в международной методике. Похожей работой несколько лет под руководством научных институтов занимались в разных странах – от Турции и Швейцарии до Великобритании и Испании, – рассказывает медиакоординатор проекта «Ноль отходов».

Данные, которые получили в результате этих мониторингов, помогли определить главных загрязнителей прибрежных территорий. Некоторые одноразовые пластиковые товары из списка запретят в Европе уже к 2021 году. 

После Бурятии «зелёные» отправились в соседнее Прингарье – в ольхонское село Сахюрта.

- Заезжаем на высокий холм и видим внизу пляж как из рекламы «Баунти», только без пальм – прозрачнейшая вода, светло-жёлтый песок. Несколько человек спускаются, чтобы посмотреть, «берём» ли мы эту точку. Я остаюсь наверху, уверенная, что сейчас услышу из рации шипящее: «Здесь чисто, едем дальше». Но я ошибаюсь. Теперь спускаемся уже всей командой. Проходим вправо, отдаляясь от редких отдыхающих, и разбиваем «лагерь». Берег здесь из песочного переходит в каменный, и именно под камнями прячется мусор, который туда забивают волны, – описывает увиденное Ирина Скипор.

Она предположила, что пакеты и другой тонкий пластик лежат там очень давно.

- Дотрагиваешься до него, тащишь к себе – а он рассыпается в руке и превращается в микропластик. Лёгкие кусочки подхватывает ветер, и они разлетаются в разные стороны, попадают в воду. Я смотрю на это и чувствую себя беспомощной, – призналась активистка. – Поиск мусора под камнями напоминает работу фокусника. Вот он опускает руку в, казалось бы, пустую шляпу – и достаёт оттуда бесконечной длины платок. Так и мы – заглядываем под камень и тащим ленты пластиковых пакетов. 

Один из камней оказался очень лёгким. Ирина взяла его в руку, а это – пенопласт.

- На нём уже растёт мох, корни мелких растений проросли сквозь него и болтаются в воздухе. Коллега находит пластиковую бутылку, облепленную лишайником. Лишайник растёт очень медленно, максимум на сантиметр в год, так что сколько эта бутылка пролежала на берегу – неизвестно. Смотрю на наши находки и думаю о том, как пластик вдруг стал частью природы, даёт приют растениям, маскируется под местный ландшафт. Микропластик нашли в байкальской воде, его едят рыбы, другие животные – и каждый из нас, – подчеркнула она.

С Ольхона «гринписовцы» вывезли больше всего мусора за всю неделю – около 18 килограммов, большая часть из которых – пластик.

- К сожалению, выбрасываем его просто в контейнеры, потому что больше некуда, а в машинах нет места, чтобы везти его в Иркутск, – заключила медиакоординатор проекта «Ноль отходов».

Автор: Артемий Иванов

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях