«Опасно для жизни»: Туристическое побережье Байкала превратилось в смертельный аттракцион
Главное Популярное Все Моя лента

«Опасно для жизни»: Туристическое побережье Байкала превратилось в смертельный аттракцион

Фото: Л. Актинов

Некогда популярная зона отдыха сегодня представляет печальное зрелище

Многие россияне, уходящие в летние отпуска,  все чаще бросают взор на местные аналоги «заморских курортов», в числе которых значится и  Байкал. В этом отношении жителем Бурятии повезло. Нам, чтобы добраться до берегов озера-моря, достаточно проехать несколько часов на автобусе или машине - и, здравствуй, Байкал! 

В последние годы основной туристический поток устремился на север. Места там действительно красивые, много нетронутых цивилизацией участков, и немудрено, что туристы выбирают песчаные пляжи Горячинска, «раскрученную» Максимиху и  заповедный Чивыркуй. Благо там имеется прекрасная автомобильная дорога, есть гостиницы и гостевые дома. А вот южные районы, с некогда известными Байкальским Прибоем и Култушной, остались без такого пристального внимания. Почему в эти неплохие места не часто ездят туристы? В этом мы и решили разобраться. 

Легенда советской эпохи

Начнем с исторического экскурса. В былые годы Прибой и Култушная были основными туристическими зонами на Байкале. Каждые выходные сотни, если не тысячи улан-удэнцев с шумом и гамом устремлялись на южные берега Байкала. Благо добраться можно было без проблем - электричек много, а ехать всего 2 - 2,5 часа. С жильем вопросов тоже нет – Прибой был нашпигован турбазами различной комфортности: от простецких и недорогих домиков до номеров повышенной комфортности. Территории турбаз отличались пышной зеленью и наличием спортивно-развлекательных площадок. Немало было кафе и магазинов, где «отоваривались» отдыхающие, работали дискотеки. 

А вода! Недаром местность называется Сором – Прибой и Култушная выгодно отличаются от всего остального Байкала множеством мелководных заливчиков, где Байкал прогревался уже к концу июня - началу июля. Купальный сезон на южном побережье открывался на целый месяц раньше, чем на северном! Те годы можно было назвать настоящей «золотой эпохой» Прибоя и Култушной… Обилие отдыхающих вносило, разумеется, и свои нюансы. В одно время, примерно в 90-х, на Прибое и Култушной стало неспокойно – были кражи, грабежи, пьяные драки. Но благодаря милиции, ситуацию взяли под контроль. Вдоль побережья постоянно курсировали пешие и автомобильные патрули, которые оперативно реагировали на любую жалобу. 

Ситуация изменилась

Когда в Бурятию хлынул мощный туристский поток, местные турбазы, как предполагалось, должны были просто расцвести. Многие предприниматели, предвкушая прибыль, даже начали выкупать либо строить турбазы на Прибое, открывать кафе и магазины. 

Но ситуация оказалась иной. В это время на север Бурятии проложили скоростную дорогу, поэтому добраться до самых заповедных уголков стало проще, чем раньше. Во-вторых, сократилось количество электричек в южном направлении. Сейчас, например, электропоезда до Байкальского Прибоя ходят всего 3 раза (!) в неделю. Цена – примерно 250 рублей. К тому же на Прибой электричка отходит в 9 утра, а обратно - в 18 часов. Таким образом, человек, вырвавшийся на Байкал на один денек, может провести там всего несколько часов. Были и другие причины (например, падение интереса - людям, которые из года в год ездят в одно и то же место, все-таки хочется разнообразия). 

Цены завышены, расписание произвольное

Помимо электричек, на Прибой ходят«микрики». Но их расценки, по нашему мнению, изрядно завышены – водители требуют 400 рублей до Прибоя. Между тем поездка до Максимихи, где расстояние в два раза больше, оценивается в 500 рублей. Почему маршрутчики, работающие в кабанском направлении, так высоко ценят свой труд, остается непонятным. А еще «микрики» отправляются в путь только по мере наполнения. Нам, к примеру, пришлось ждать три часа, пока водитель ждал пассажиров, мотивируя  тем, что не собирается терять выгоду. Три часа! То есть вместо того, чтобы уже плавать в Байкале, мы все еще уныло сидели в душном салоне автобуса, который даже не тронулся в путь. 

Но, может быть, не все так плохо, и туристы просто недооценивают потенциал Байкальского Прибоя? Это и захотели выяснить журналисты нашего еженедельника, отправившиеся на южный Байкал. К сожалению, эта поездка нас не особо порадовала. 

Опасно для жизни!

Торчащие ржавые арматурины бетонных плит, поваленные металлические заборы и висящие в воздухе и скрученные в дугу мостки-причалы. Такую картину самого настоящего местечкового «апокалипсиса» мы увидели в одной из некогда популярных зон отдыха на Байкале. 

Особенно пугали знаменитые пирсы, уходящие в море, на которых любили отдыхать туристы. Конструкции выглядели так, словно по ним била артиллерия. Некоторые пирсы  наполовину затонули, уткнувшись в воду, другие выгнулись дугой, оторвавшись от бетонных опор. Заходить на пирс реально страшно - доски полусгнившие и разбитые, повсюду куски проволоки и железных труб, которыми, по всей видимости, как-то пытались укрепить мостки. 

Вообще ходить по пирсам не рекомендовано. Об этом свидетельствуют надписи на досках и опорах, перегораживающих входы на мостки. Повсюду «сигналы»: «Стоп» и «Опасно для жизни». Однако за тем, соблюдается ли запрет, никто особо не следит. По пирсам ходят взрослые, носится ребятня. Многим, как нам показалось, даже по душе такой «экстрим» - пробежать по «вывернутому» пирсу, добежать до конца мостика, обрушившегося в воду, и сигануть в озеро. Особенно страшно, когда по «висящему» в воздухе пирсу бегают дети. Почему там не выставлена охрана и все ограничилось лишь надписями, непонятно. Ведь до большой беды там один шаг! 

Не менее опасны и бетонные прибрежные опоры и стены. Большинство из них, подмытые волнами, покосились, и в любой момент могут обрушиться на отдыхающих. А те как раз и располагаются прямо под опорами, раскладывая лежаки и надувные матрацы. Больше-то негде: пройдясь вдоль берега, мы нашли одно-два места, где созданы подобия пляжей. На всем остальном побережье туристы полеживают прямо под накренившимися столбами. 

Грусть вызывает и прогулка по разбитой донельзя дороге вдоль турбаз. Многие заборы повалены, сетка-рабица порвана, в ограждениях зияют дыры, наспех заделанные профлистами или досками. Кажется, что эти ограждения были поставлены чуть ли не в советское время, и с тех пор к ним никто не прикасался. 

Печально выглядит и большинство турбаз. Строения некрашеные, неухоженные. Просто какие-то остатки былой роскоши…  На «отлично» смотрятся лишь несколько зданий. Однако это ведомственные турбазы, и простых туристов туда не пускают. 

Единственное, чем Прибой порадовал, так это своими знаменитыми теплыми заливами. Температура воды оказалась комфортной, и плескаться там можно часами. Все остальное было грустным и разочаровывающим, словно мы побывали в некогда роскошном, но теперь всеми забытом, никому не нужном и медленно разрушающемся дворце… 

Пора браться за дело?

Тем не менее по итогу нескольких часов пребывания на Прибое мы вынесли вердикт, что ситуация не настолько катастрофична. У этой местности есть огромные плюсы – теплый залив, хорошее географическое положение, удобное как для улан-удэнцев, так и для тех, кто прибывает со стороны Иркутска. Есть определенная инфраструктура, которую нужно просто восстановить. 

В первую очередь, конечно, следует убрать опасные причалы и бетонные берегоукрепляющие опоры. Они свое отжили. А затем взяться за восстановление. Например, причалы, которые всегда нравились отдыхающим, можно заменить на более современные – сейчас технологии это позволяют. А еще - отремонтировать дорогу, поднять заборы, покрасить и привести в порядок дома, обработать территорию против клещей, подвезти песка и обустроить пляжи на берегу. 

Как видим, работы не так уж и много. Но сельскому поселению с этим не справиться. Да и район в одиночку вряд ли потянет. А вот если подключится республика, да еще привлечет частный бизнес, то Прибой и Култушную можно быстро превратить в настоящую туристическую «конфетку», которую не стыдно презентовать на российским и международном уровнях. Но все это случится только тогда, когда за южное побережье возьмутся всерьез. Вопрос в том, когда это произойдет?

Читать далее