Новая проза. Итоги номинации «Детектив»
Главное Популярное Все Моя лента

Новая проза. Итоги номинации «Детектив»


6241 1

Подведены итоги номинации «Детектив» (криминальный, политический) III литературного конкурса «Новая проза»

В этом нелегком жанре обозначились новые авторы.

Наибольшее количество баллов набрал рассказ «Пропавшие» дебютантки Анны Ивановой (Улан-Удэ). Он занял первое место. На второе место вышел рассказ «Спаси и сохрани» Александры Тухтаровой (Иркутск), лауреата предыдущего конкурса, на третье место – «Красный калейдоскоп» тоже нового автора – Дмитрия Михайлова (Улан-Удэ).

При обсуждении член жюри, доктор филологических наук, профессор кафедры русской и зарубежной литературы Бурятского госуниверситета Светлана Имихелова отметила ясность детективного повествования рассказа «Пропавшие», синтез криминального детектива и житейской истории произведения «Спаси и сохрани», где читатель в финале испытывает сложное чувство, которое имеет отношение к нравственной области.

Пропавшие

В библиотеку Макс не пришел. Телефон механическим голосом извещал о том, что аппарат абонента выключен. Настроение у Кирилла окончательно испортилось, ведь договорились же встретиться в националке[1] в субботу именно потому, что Макс не мог в воскресенье: день рождения у Аюны, его девушки. В предыдущие дни его не было в городе, он уезжал с братом-спортсменом на соревнование в Иркутск. Честно говоря, один день на доклад — это мало, но студенты и не такое могут! А теперь ни ответа от него, ни привета.

Кирилл раздраженно сунул смартфон в карман и бездумно принялся листать подшивку местных газет за последние пять лет. Придется самому готовить выступление. Батор Жамбаевич задал провести по парам контент-анализ местной прессы. Рубрику можно было выбрать, а напарника преподаватель назначал сам. Кирилл взял раздел «Криминальная хроника»: он уже который год зачитывался Фрэнсисом и Чейзом и пересмотрел по три раза все известные сериалы про детективов, агентов ФБР, психологов и адвокатов. И, конечно, перечитал все книги про журналистов: «Пособник» и «Ромовый дневник», «Вечерние новости» и «Репортаж с петлей на шее» — новые бестселлеры и классику, отечественные романы и зарубежные. Во всех них профессия журналиста представлялась как нечто увлекательное, опасное и грандиозное. Учиться на журфаке оказалось, конечно, не так интересно, но все-таки куда уж веселее, чем в школе.

Второкурсник Кирилл Николаев мечтал найти и раскрыть какую-нибудь сенсационную историю. Ведь происходят же и у нас необычные преступления, а не только в Москве и Нью-Йорке. Конечно, Кирилл понимал, что любое такое происшествие — это чье-то горе, но если что-то ужасное уже случилось, то об этом просто необходимо рассказать общественности. Чтобы виновные понесли наказание, а молодой журналист получил признание.

Макс так и не появился.

От многочисленных статей у Кира разболелись глаза. Он успел дважды прогуляться до пиццерии и выпить пару литров кофе, но неприятная резь в глазах никуда не делась. А головная боль чувствовалась даже сильнее. Кир отправил Максу шесть полных недовольства сообщений в «Вайбер», две эсэмэски и восемь раз пытался позвонить. В пятом часу он начал беспокоиться: однокурсник производил впечатление человека ответственного, даже из Иркутска в четверг написал, что скоро приедет и все в силе.

Они с Максом никогда не дружили: Максим Буинов вообще ни с кем особо не сближался. Проучившись с ним в одной группе год и два месяца, Кир заметил, что он общается по большей части со старшим братом и его другом с забавной кличкой Поня. Макс и девушкой обзавелся, кажется, только потому, что инициативу проявила сама Аюна, одногруппница.

В шесть вечера Кир засобирался домой. Голова окончательно распухла от подробностей самых разных дел: поножовщина, избиения, изнасилования, снова те же банальные пьяные драки. Интереснее всего Кириллу показались исчезновения. О них писали намного реже, но все же было понятно, что время от времени в республике пропадают дети, подростки, старики. Иногда их находят — и далеко не всегда живыми...

Чтобы развеяться, Кирилл решил пройтись до общаг: благо идти недалеко, да и погода  не по-осеннему теплая. Будто и не Сибирь вовсе... А ведь и правда: теперь-то мы не Сибирь, а Дальний Восток! Кирилл невольно улыбнулся.

Встретив одногруппника, он узнал, что Макс Буинов в этих самых общагах не жил: снимал квартиру с братом где-то на Сенчихина. Кирилл слегка растерялся: был уверен, что поскольку Макс из района и не то что бы при деньгах, то должен жить в общаге.

На следующий день однокурсник на связь так и не вышел. Кир созвонился с Аюной, но и она не видела своего парня с понедельника, когда проводила их с братом в Иркутск. Кирилл узнал у девушки его адрес и решил съездить: всего-то минут пятнадцать на «четверке» из центра.

Серая пятиэтажка, построенная еще при «совке», выглядела точно так же, как все прочие: скучная, пыльная, окруженная чахлыми деревцами в осенней листве. Кир набрал на домофоне номер квартиры, но дверь никто не открыл. Снова позвонил Максу на сотовый — безрезультатно.

Из подъезда вышла опрятная старушка с бойкой собачкой на поводке. Собачка Кира обнюхала, тявкнула для порядка и, встав на задние лапы, принялась тыкаться носом в руку.

— Соня, нельзя, отойди от человека. Ох, горе ты мое! — старушка безуспешно попыталась оттащить собачку.

— Какая милая, — улыбнулся Кир, тронув влажный собачий нос.

Собаковладелица вмиг растаяла. От нее Кир узнал, что Буиновы снимают квартиру с другом, что парни они вежливые и спокойные: никаких пьянок-гулянок. Да, она заметила, поглядев в окно, как парни со спортивными сумками приехали на такси в четверг вечером. Но вчера их не видела, да и сегодня с утра тоже. Буинов-старший и Сергей, по ее словам, каждое утро устраивали пробежку вокруг дома, как раз тогда, когда она выводила Соню.

Кир распрощался с Сониной хозяйкой и весь остаток воскресенья посвятил докладу.

***

В понедельник Макса на занятиях не было. Батор Жамбаевич доклад у Кирилла Николаева принял, но замечание сделал: мол, задание-то парное было. Кирилл кивнул, не желая спорить с преподом, а на перерыве уточнил у одногруппников, не видел ли кто Буинова. Никто о Максе с самого его отъезда ничего не слышал.

Кирилл расспросил встревоженную Аюну о Буинове-старшем и после обеда поехал в БГСХА, где на третьем курсе спортфака обучались Леонид Буинов и Сергей-Поня.

Как выяснилось, Поня в Иркутск не ездил, но и на пары всю неделю не ходил. А Леню с понедельника не видели, но на соревнованиях он был, хотя и выступил куда хуже ожидаемого. На телефонные звонки и эсэмэски парни не отвечали, но их одногруппники лишь пожимали плечами: какое наше дело. Общались Леня и Поня по большей части между собой, так что неудивительно, что никто не горел желанием их искать.

Когда Кир уже собрался уходить, кто-то вдруг вспомнил, что в этом году на первый курс поступил парнишка из того же села, что и Поня с Буиновым. Зовут Петр, учится на ветеринарном. Решив, что если уж приехал, то надо довести дело до конца. Кирилл узнал, где сейчас первокурсники-ветеринары, и направился туда.

Через полчаса выяснилось, что Петр Крайнов действительно земляк Буиновых, что друзей у него нет и что обычно парень проводит свободное время, лазая по заброшкам. На занятиях Крайнов не был с прошлой недели. Столько же он не появлялся в общежитии.

Кирилл крепко задумался: в течение недели пропали четыре парня из одного села. С одной стороны, недельное отсутствие для студентов не редкость, так что в полицию идти не с чем. Тем более что все пропавшие совершеннолетние. А он им не родственник. Даже Аюнка по закону Буиновым никто. С другой стороны, Макс всегда казался парнем ответственным и серьезным. Замкнутый, конечно, не слишком компанейский, но не совсем уж бирюк. И то, что он, как и его брат и Поня, не выходит на связь третий день, — это очень подозрительно.

Первым делом в голову закралась мысль о маньяке-похитителе, но Кирилл тут же отмел ее: эти самые маньяки редко охотятся на молодых здоровых парней. Да и зачем ему сразу четыре жертвы? Тут явно что-то другое!

Вечером Кирилл еще раз съездил на Сенчихина, но окна квартиры Буиновых были темны, и дверь ему никто не открыл.

Во вторник Кирилл переговорил с куратором группы.

— Алексей Петрович, вы не знаете, как связаться с родственниками Буинова?

— А тебе зачем, Кирилл?

— Он с прошлой недели на пары не ходил и на телефон не отвечает. А мы доклад должны были вместе готовить...

— Я думал, он еще из Иркутска не приехал.

— Да нет, они с братом в четверг приехали. Я с его братом, кстати, тоже пытался связаться, но не нашел. Может, у них дома что случилось?

— Так-так, они с братом вроде как сироты. Их, кажется, дедушка воспитывал.

— Вот и надо узнать, Алексей Петрович. Вдруг помочь чем надо? — Кириллу было несколько неловко притворяться таким вот заботливым паинькой, но он успокоил себя тем, что куратору он как бы и не совсем врет, а как иначе найти Буиновых — непонятно. 

Алексей Петрович, обеспокоенный его словами, заглянул в деканат, где и выяснилось, что номер, указанный Буиновым при поступлении как дедушкин, не обслуживается.

Кирилл, увязавшийся за куратором, успел заглянуть в журнал и запомнить название поселка и адрес. Выйдя в коридор, он открыл Гугл-карту и убедился, что такой населенный пункт действительно есть. Находится на самом берегу Байкала, чуть южнее Усть-Баргузина, примерно в четырех часах езды от города. Поселок маленький: на карте обозначены всего три улицы.

Кирилл долго смотрел на экран телефона и внезапно решил: надо ехать, всего на один день. А вдруг получится что-то разузнать? Деньги у Кирилла были: откладывал со стипендии на крутой смартфон к Новому году, так что с билетом проблем не будет. Матери скажет, что на выходных заночует у приятеля в кварталах. Он съездил на автовокзал и купил билет на утро субботы, а обратный решил взять на месте.

К субботе энтузиазма поубавилось, да и день выдался пасмурный и промозглый. Но Буинов все еще не нашелся, а билет был уже куплен.

***

Пыльная «Истана» довольно быстро наполнилась помятыми, невыспавшимися пассажирами и неожиданно резво помчалась на запад. Кирилл в очередной раз безуспешно попытался связаться с Буиновым и всю дорогу мрачно размышлял о том, как глупо он будет выглядеть, если Макс просто потерял телефон и загулял с братом.

Маленький поселок встретил Кирилла мелким дождиком и сырым ветром. Николаев плотнее закутался в куртку и натянул шапку почти на нос. От автобусной остановки до поселка пришлось пройти пешком пару километров через сырой осенний лесок.

Вот и эти три улицы. Одна из них «украшена» старым пожарищем. Кирилл осторожно побрел вдоль покосившихся заборов, сторонясь сердитых собак. С трудом, но все же припомнил, что ему нужна улица Ленина, а на ней — дом номер восемь. Парень огляделся, но табличек с названием улицы не нашел, хотя номера домов были намалеваны прямо на стенах.

Из-за забора высунулась любопытная девчонка, окинула его опасливым взглядом и стремительно скрылась.  

— Вы не подскажете, где тут Ленина, 8? — спросил Кирилл у забора, не очень надеясь на ответ.

— А тебе чего? — Калитка приоткрылась, и в проеме показалась женщина непонятного возраста в сером поношенном пальтишке: то ли мать девчонки, то ли бабушка.

— Я ищу дедушку Максима Буинова. Меня Кирилл зовут, я с Максом учусь.

— В городе, что ли? — недоверчиво уточнила женщина.

— Ага, — кивнул Кирилл.

— Ну, вроде похож на городского. Ладно, — смилостивилась аборигенка, внимательно оглядев его, — я тебя провожу давай-ка. А ты расскажи, чего надо. Ленка, ворота закрой!

— Да Максим на занятия не приходит и на звонки не отвечает. И брат его, Леня, тоже. Я их ищу.

— Прям из города за ними приехал? — удивилась женщина. — Ну, сейчас их тут точно нет. На прошлых выходных приезжали, было дело. Уже давно должны были вернуться в город.

— А скажите, вы не знаете... Кстати, вас как зовут?

— Тетя Таня — меня так все кличут.

— Тетя Таня, а вы знаете Петра Крайнова?

— Знаю, конечно. Как не знать? У нас тут все друг друга знают. А чего Петька? Он парень тихий, хороший. Жалко его: папка спился, мамка померла...  А он что, тоже пропал, что ли?

Кирилл кивнул, видя, что его собеседнице не терпится поделиться сведениями. Женщина вздохнула и поежилась.

— Вон, вишь там пожар был?

— Вижу.

— Так вот, там Митька сгорел. Уж лет десять как. Стаканом его кликали - ясно почему? Вот он с пьяных глаз Сашеньку, дочку Крайновых, застрелил. Ирод! Она маленькая совсем была, лет шести, кажется.

Женщина снова зябко повела плечами.

— С города следователи приезжали, весь поселок на ушах стоял. Говорили ведь Митьке: не пей в сезон! Браконьерил он помаленьку. Видно, Сашка за кем-то увязалась в лесок, — тетя Таня махнула рукой направо, туда, где за домами виднелись позолоченные березы и темные силуэты сосен. — А он, ирод, то ли обознался с пьяных глаз, за зверя ее принял, то ли вообще не глядел, куда палит. Да и шут его знает! Петька ее нашел, а у ней лица не было. Дробью прям в лицо зарядил! 

Женщина всхлипнула и перекрестилась.

— Тогда их папка и запил. До того-то только по праздникам, как нормальный мужик, выпивал, а потом — днем, ночью, будний ли день, выходной ли, — тетя Таня горестно вздохнула. — А мамка их на глазах истаяла: похудела, побледнела и через полгода померла. И понятно оно: вроде, чай, дочку потеряла. И непонятно: как сына-то оставила? 

Кирилл молча слушал неспешный рассказ, осознавая, до чего он сам счастливый человек. Со смертью он сталкивался лишь раз, когда скончалась его бабушка. Но ему тогда было всего четыре, и бабушку он почти не знал, помнил только, как мама плакала. А что чувствовали Крайновы и этот Стакан, случайно убивший маленькую девочку, Кирилл не мог даже представить.

— Вот мы и пришли, — она остановилась у дома с синими ставнями.

Перед домом росло раскидистое дерево, незнакомое Кириллу.

Во дворе заворчала собака, но тетя Таня прикрикнула:

— Тихо, Найда, все свои! Ты не боись, — нормальным голосом сказала она Киру. — Она не кусачая, брешет только.  

А затем снова закричала:

— Деда Леша! Ты дома? Деда Леша!

Она повернулась к Кириллу:

— Подождать надо, счас выйдет. Он уже старенький совсем. Сам мальчишек поднял, а как уехали, так совсем ослаб. В январе вот заблудился в родном селе! — женщина сокрушенно покачала головой. — Чуть не замерз насмерть. Хорошо, его Петя нашел.

— Тетя Таня, — заверещал детский голосок в соседнем дворе, — Андрейка с сарая упа-а-а-ал!

— Ох ты, господи! Бегу! Ты уж деда Лешу сам дождись. Ладно? — торопливо бросила тетя Таня и кинулась на детский плач.

  Что ж, Буиновых тут нет: действительно от соседей здесь не спрячешься. Что он скажет незнакомому дедушке? В кино Кирилл видел родственников жертв, и даже на экране они выглядели так подавленно, что ему становилось немного неловко смотреть на их горе. А тут живой человек! Кирилл встряхнулся: все-таки это не родственник жертвы, а дедушка его одногруппника. Ну поговорит он с пожилым человеком, не развалится. Опять же дедушке приятно будет: одному тут куковать — невесело, наверное.

В щель между досками забора высунулся любопытный собачий нос, Кирилл попытался разглядеть собаку, но тут дверь в дом отворилась, и на крыльце показался седой старик, тяжело опирающийся на трость.

  — Кто там? — хрипло, словно со сна, спросил он, близоруко щурясь.

— Здравствуйте... — начал Кирилл.

— Ленька, ты?! Заходи, заходи! — дед начал неловко спускаться с крыльца, и Кирилл спешно вошел во двор и рванул навстречу, чтоб старик не упал с высоких ступеней.

Собака принялась радостно скакать вокруг.

— Я... — начал Кирилл, приблизившись.

  Дед уже спустился на пару ступеней и, едва Кирилл подошел, цепко ухватил его за локоть.

— Леня, не было ничего, запомни! Одно ружье у деда! Вам с братом дальше жить надо! — темные стариковские глаза диковато уставились на Кирилла, и ему стало страшно.

— Я Кирилл, учусь вместе с Максимом... — начал он, но дед перебил его:

— Девчонку жалко, так ведь и вы не со зла. Нечего жизнь себе портить. Поклянись, что все забудешь!

Кириллу ничего не оставалось, кроме как поклясться. Старик отпустил его руку и, разом потеряв к нему интерес, принялся неуклюже подниматься на крыльцо.

— Чего он? Чудит? — из-за калитки показалась тетя Таня.

— Принял меня за Леню, — неловко улыбнулся Кирилл, не зная, что теперь делать.

Женщина покачала головой:

— Ой, старость не радость! Пойдем, деда Леша коли зачудил, так это надолго. А тебе, поди-ка, и переждать негде? Давай ко мне, хоть чайком тебя напою.

Кирилл поблагодарил добрую селянку и через десять минут уже сидел в ее маленькой, опрятной кухоньке, угощаясь чаем, пирожками и малиновым вареньем.

— Как там дети? Ну, с сараем...

— А, все хорошо! Напугались, конечно, но и то правильно. Сколько раз говорили неслухам: не прыгайте по крышам! А Андрюшка везучий: в кусты упал. Оцарапался маленько, да и все.

Кирилл кивнул, продолжая налегать на пирожки.

— Максимки тут нету. Зря, получается, приехал?

Парень неопределенно пожал плечами.

— Автобус в пять пойдет. Хочешь, тут посиди пока.

— А вы мне еще про ребят расскажете? А то и учимся вместе вроде, а ничего толком друг про друга и не знаем...

Поговорить тете Тане явно хотелось, и к прибытию рейсового автобуса Кирилл знал о местной молодежи практически все. Особенно его, конечно, интересовала история семьи Крайновых и жизнь Буиновых.

***

Десять лет назад маленькая Саша ушла в лесок то ли полюбоваться на птичек, то ли увязавшись за кем-то. Кто-то выстрелил в куст, где стояла девочка. Четыре часа спустя ее нашел брат. И, страшно сказать, девочка умерла незадолго до его прихода. Если бы ей оказали помощь вовремя, она могла бы остаться в живых.

В содеянном все село обвиняло Митьку Стакана, заливавшего за воротник и любившего при этом выйти с ружьишком побаловаться. Через день после смерти девочки дом Стакана вместе с ним самим сгорел. Уснул с сигаретой, считали одни. Раскаялся и самоубился, полагали другие. А может, и поджег кто, шептались третьи. Что там было на самом деле, никто не знает, но следствие за смертью главного подозреваемого прекратилось. Было установлено, что ружье и дробь у Митьки имелись, а вот алиби — нет. После отъезда городских следователей поселок пошумел еще месяц-другой, а затем к Борьке, местному почтальону, приехала из Гусинки внебрачная дочь — и у селян появился новый повод для разговоров.

Родители Сашеньки винили в ее гибели брата: недоглядел за сестренкой. Мать вскоре слегла и скончалась от тоски, а отец на долгие годы ушел в запой. Мальчик рос нелюдимым и мрачноватым, но это никого не удивляло.

С Буиновыми Петя не общался: они были старше и держались друг друга и приятеля Сереги. На первый взгляд, их объединяли только земляческие отношения да учеба в городе. Но и это, если подумать, немало, отметил про себя Кирилл. Ведь, как он узнал, отсюда редко уезжали, а вот Буиновы и Сергей Понин со школьных лет жаждали перебраться в Улан-Удэ. И шансы у них были. Сергей и Леонид занимались спортом, Макс слыл одним из самых смышленых ребят в усть-баргузинской школе (своей в поселке не было). Кроме того, Буиновы, как сироты, могли претендовать на льготы при поступлении, а отец Понина владел единственным местным магазином, так что вполне мог себе позволить отправить сына учиться в город.

А вот Петя, как сказала тетя Таня, несмотря на то, что был парнишкой умненьким, в вуз никогда не стремился. Только в прошлую зиму он вдруг взялся за учебу и поразил всех результатами ЕГЭ — почему-то решил, что в город ему нужно непременно.

Кирилла озарила догадка: наверное, дед Буинов, встретив зимой Петю, был не в себе и, приняв его за внука, сказал ему то же, что и Кириллу сегодня. И Крайнов сделал вывод, который напрашивался сам собою: его сестру убил не Стакан, а кто-то из ребят. И Петя решил поквитаться с ними. За смерть сестры и матери, за поруганное детство и сломанную жизнь отца. За все.

Кирилл вспомнил, что одногруппники Крайнова говорили о его странном увлечении заброшенными зданиями. Видимо, он искал место в городе, где удобно будет расправляться с обидчиками. Но, очевидно, пожив в Улан-Удэ, парень понял, что это не так просто: в городе много людей и очень мало по-настоящему безлюдных мест. И Петр вернулся.

Возможно, где-то за пределами деревни у него или его родственников есть какой-то домик. Кирилл спросил тетю Таню об этом, и она припомнила, что у деда Крайнова был охотничий домишко, но его забросили еще лет двадцать назад.

Вот оно, подходящее место! И тела можно будет там же и закопать...

Кириллу стало очень страшно. Что же делать? Обратиться в полицию? Уехать и сделать вид, что ничего не понял? Добираться до этой заимки самому? И что он скажет Петру Крайнову?

Первым порывом было спешно распрощаться с тетей Таней и умчаться на остановку. Дождаться автобуса, вернуться домой, к нормальной, безопасной жизни и жить, как будто ничего не было. Вот только больше не получится мечтать о расследованиях и смотреть детективы. Придется посвятить остаток жизни светским сплетням, кинообзорам или, страшно сказать, кулинарии.

Кирилл встряхнулся и попросил свою собеседницу описать, как добраться до домика Крайновых. Тетя Таня всплеснула руками и заохала: мол, далеко — заблудишься! Да и зачем городскому мальчику туда?

Так страстно и напористо Кирилл Николаев еще никогда и никого не уговаривал: он уверен, что отсутствующие на занятиях парни там, в лесу. В итоге Кириллу удалось убедить женщину помочь ему. До домика и обратно его подбросит сосед тети Тани, которому Кир заплатит за хлопоты. И, если там никого не окажется, парень пришлет ей из города самую большую коробку конфет за беспокойство.

***

Дребезжащий «Урал», какие Кир видел только на старых фотографиях, мчался по тряской дороге целую вечность. Он успел десять раз передумать, но просить молчаливого дядьку поворачивать с полпути было как-то неловко, так что через пару часов утомленный и продрогший студент оказался на месте.

Флегматичный провожатый махнул рукой направо и остался стоять у тарантаса. Кирилл вздохнул и направился по еле приметной тропке в лесную чащу. Минут через десять впереди показался маленький домик.

Кирилл замер, разглядывая избушку, прислушался, но не услышал ровным счетом ничего, кроме шума ветра в ветвях. С трудом сглотнул, набираясь решимости, зачем-то перекрестился и медленно пошел к домишке. Сердце колотилось в висках, мгновенно вспотели загривок, подмышки и даже ладони. А вдруг Петр сейчас наблюдает за ним из вот этого пыльного темного окна? Вдруг он совсем спятил, уже убил всех похищенных и сейчас убьет и Кирилла?

Шаг за шагом, ближе и ближе — и вот он добрался до стены. Осторожно заглянул в то самое оконце, но ничего не увидел. Прокрался к двери и медленно потянул. Дверь на удивление легко поддалась — и Кирилл замер, боясь, что вот сейчас на него кинется съехавший с катушек убийца. Никто не кинулся. Из дома неприятно пахнуло, но вроде бы не разложением.

В темноте послышалась слабая возня — Кирилл включил фонарик на телефоне и осветил помещение. На полу лежали двое связанных и избитых парней. Макс был в сознании, Поня дышал, но в себя не приходил. Кирилл попытался освободить ребят, но не сумел. Позвал с дороги провожатого, надеясь, что у деревенского с собой есть нож. Так и оказалось.

Буинов-младший рассказал Кириллу и шокированному дядьке, что Петр сначала выманил из города Поню, прислав ему сообщение о том, что его мать тяжело заболела. А неделю назад заманил сюда Буиновых, написав им СМС от имени соседки: мол, дедушка совсем не в себе, не ест, не спит, все внуков зовет. Приехав, ребята убедились, что деду не стало ни лучше, ни хуже, и очень удивились, кто мог так над ними подшутить.

Петр выследил их по одному: Макса поймал, когда тот пошел в сортир. Подкрался сзади и огрел по голове чем-то тяжелым.

Получается, Поня провел здесь почти десять дней, а Макс — неделю. Серегу Петр, видимо, пытал: когда Макс очнулся в этой избенке, тот уже был без сознания. Со слов Макса, здесь был и Леонид, но вчера Крайнов заставил его признаться, что это именно он, Ленька, десять лет назад произвел выстрел, который убил Сашеньку.

Они просто играли с дедовым ружьем, которым тот не пользовался уже много лет: после аварии, в которой погибли родители Лени и Макса, у деда стало отказывать зрение, так что с охотой пришлось завязать.

Никто не хотел никого убивать. Они стреляли по птицам, а потом услышали шум в кустах и решили, что это заяц или собака — словом, какое-то животное. Испугавшись содеянного, ребята помчались к деду. Тот даже ругаться не стал. Унес ружье и велел никогда и никому об этом не рассказывать: девочку уже не вернешь, а им надо дальше жить. Когда городские следователи проверяли оружие у местных, дед предъявил другой ствол и поклялся, что больше другого у него нет.

Услышав эту историю, Крайнов выволок Леню на улицу, и больше ни того, ни другого Макс не видел.

Через два дня интенсивных поисков в лесу были найдены останки Леонида и Петра. Судя по всему, Крайнов задушил Буинова, а затем повесился.

...Вернувшись в город, Кирилл все никак не мог перестать думать о тех событиях, свидетелем которых он стал. Кто же виноват в смерти Леонида? Сам Леня? Петр? Дедушка, который решил скрыть преступление? Или Кирилл, который не поднял вовремя тревогу? Ведь начни он поиски раньше, возможно, Леонида удалось бы спасти. И Крайнов бы выжил.

Его несколько раз вызывали на допрос, так что скрыть от домашних случившееся не получилось. Поэтому никого не удивляло то, что Кирилл потерял сон, похудел. Вопросы мучали парня день и ночь. Может быть, если бы кто-то знал, что творится в жизни Петра и от чего пытаются скрыться в городе Буиновы, трагедию удалось бы предотвратить?

Через пару недель Кир понял, что нужно делать. Он заперся в комнате, включил ноут и начал писать: «В библиотеку Макс не пришел...».

[1] Национальная библиотека.

Анна Иванова - автор рассказа «Пропавшие», занявшего первое место в номинации «Детектив» литературного конкурса «Новая проза». Окончила Томский государственный университет по специальности «политология». Кандидат политологических наук. Фрилансер. Пишет статьи по заказу на самые разные темы: политика, мода, кулинария, образование. Заказчиками выступают чаще иногородние интернет-издания. «Художественный рассказ специально для конкурса я написала впервые, – говорит автор. – Чаще писала для себя, друзей. Как-то не решалась выносить на широкую аудиторию».

Читать далее