Как Бурятия потеряла 100 тысяч человек
Главное Популярное Все
Войти

Как Бурятия потеряла 100 тысяч человек

Фото: russianstock.ru

Жители республики все чаще покидают родные края в поисках лучшей доли

С каждым годом Бурятия все больше превращается в эдакую «республику гастарбайтеров» - поставщика дешевой рабочей силы. И, судя по всему, эта тенденция будет продолжаться. По крайней мере, до тех пор, пока власти РБ и города не предпримут решительных мер по стабилизации обстановки. 

Если же это сделано не будет, то Бурятия не только полностью растеряет свой профессиональный потенциал, но и лишится всего работоспособного населения. Люди просто-напросто уедут из «таежной и озерной». Вот такая пугающая перспектива. 

За «длинным рублем»

Вообще трудовая миграция – явление не новое. В советские годы многие отправлялись на БАМ, на газовые месторождения Тюмени и золотые прииски Якутии в погоне за «длинным рублем». Зарплаты там действительно в разы отличались от обычных. Поэтому человек, отработавший энное количество лет на «стройках века», мог рассчитывать на покупку не только автомобиля, но и кооперативной квартиры. Однако во времена СССР трудовая миграция не была столь распространена. Большинство все-таки оставалось на местах. Почему? Во-первых, все прекрасно понимали, что «работа на северах» крайне тяжелая, опасная и там можно легко «оставить здоровье». Поэтому на прииски, копи и нефтяные скважины отправлялись люди, подготовленные и имеющие авантюрный склад характера. Во-вторых, и это самое главное, тем, кто оставался в родных городах и деревнях, платили тоже неплохо. Меньше, чем «северянам», но жить можно было. 

Коттедж не изволите?

Ситуация изменилась, когда страна перешла на новые экономические рельсы. Массовое уничтожение (иного слова и не подобрать) колхозов-совхозов, фабрик-заводов привело к тому, что масса людей оказалась без работы. Тогда одни начали «челночить», другие - открывать бизнес. Но искусством продаж и организации предприятий владеют не все. Большая часть народа – мастерового и неприхотливого – осталась без гроша в кармане. Тогда-то в Бурятии и стали образовываться стихийные временные бригады. Жители сел стали сезонно приезжать в Улан-Удэ и возводить коттеджи для богатых. За свою работу  брали немного, что устраивало как работодателей, так и приезжих строителей. Со временем работники освоили тонкости евроремонта и на какое-то время плотно забили эту нишу. До тех пор, пока их не вытеснили мигранты из Средней Азии, Китая и даже Северной Кореи. 

Корейская мечта

«Раз к нам с Востока, так и мы туда же», - решили местные работяги. Тогда-то и появился «южнокорейский феномен», когда сотни, а потом тысячи жителей Бурятии рванули в Южную Корею на заработки. Впрочем, особо останавливаться на «корейской мечте» не будем. О ней не писал только ленивый. Отметим только, что на сегодня южнокорейский вариант не столь актуален, как в былые годы. Восточное государство ужесточило правила въезда, жестко отсеивая рабочих мигрантов из России, и в частности из Бурятии. К тому же корейские работодатели сейчас меняют наших на мигрантов из Средней Азии и Юго-Восточной Азии. Те и зарплату просят меньше, и работают усерднее. Так что ворота в Корею постепенно закрываются. 

Все на вахту!

Куда податься местным? Сельское хозяйство, несмотря на огромные вливания государства в эту отрасль, было «на нуле». Мощности кое-как заработавших заводов и фабрик, а также частных предприятий и торговых сетей тоже не безграничны, чтобы принять всех желающих. Поэтому следующим этапом трудовой миграции жителей  Бурятии стали вахты. Уверены, что у каждого из наших читателей есть знакомые, которые периодически уезжают на самые различные вахтовые подработки – в Якутию, на Дальний Восток, в Западную Сибирь и т.д. Кто на два-три месяца, а кто и на полгода. Тем более что платят там до сих пор нормально. Хватает, чтобы обеспечить семью в Улан-Удэ и тем более в сельской местности. 

Казалось, что здесь плохого? Однако вахтовые подработки таят в себе определенную опасность. И дело даже не в том, что многие вахтовики, привыкшие к большим деньгам, теперь с пренебрежением смотрят на местные зарплаты. Ситуация чревата тем, что часть людей, работающих вахтовым методом, постепенно приходит к мысли: «А почему бы не остаться там, осев в ближайших городах?». Ведь тогда не нужно будет мотаться каждые полгода из Бурятии на далекие прииски и скважины. Именно это и происходит. Вахтовики из Бурятии покупают квартиры, перевозят семьи и остаются там навсегда. 

Огни больших городов

Не меньший поток сейчас устремлен в крупные города России: Москву, Питер, Екатеринбург. В основном уезжает молодежь – выпускники школ и вузов, молодые врачи, учителя, рабочие, справедливо полагающие, что жизнь там может и не легче, но зато богаче. То, что обратно почти никто не возвращается, говорит о том, что наши сумели зацепиться и обратно не собираются. Большой интерес, особенно у сельчан Бурятии, вызывает Краснодарский край, где уже целые станицы обжиты выходцами из республики. Это и понятно – наши работать на земле умеют, и в условиях прекрасного климата и плодородный почвы это приносит им только радость.    

Есть в Бурятии и миграция за рубеж. Однако пока этот поток очень слаб и не заслуживает особого внимания. А вот внутренняя миграция должна вызывать у властей большую тревогу. Ведь эта тенденция будет только нарастать. Все больше людей покидают республику, налаживая свой быт в далеких от малой родины городах и поселках – от Якутии до Краснодара. Вспомните, сколько знакомых вам людей уехали из республики за последние годы? Уверены, что каждый назовет далеко не одно имя. 

Республика без жителей

Пока массовый отток жителей Бурятии еще не сказывается на демографии. Тех, кто уехал, заменяют выходцы из Забайкалья, Тувы, Приморья. Потихоньку работает система возвращения соотечественников из-за рубежа (правда, речь идет только о шэнэхэнцах). Но это лишь временно снимает проблему убыли населения. Приезжие, пожив какое-то время в республике, тоже постепенно уезжают. Бурятия не может дать им тех преференций, на которые они рассчитывали. 

В свое время Бурятия гордо сообщила о том, что она наконец-то достигла миллиона жителей. Такую численность мы удерживали до 2000 года. Но затем население стало уменьшаться. На сегодня в республике живет чуть больше 900 тысяч. Стало быть, всего за 19 лет мы потеряли около 100 тысяч человек! И это несмотря на большое число приезжих и на увеличение рождаемости. Что будет дальше? Вот об этом и стоит задуматься властям. Не пора ли им озаботиться вопросом о том, чтобы обеспечить жителям Бурятии нормальные условия жизни и работы? Ведь сейчас упор делается лишь на внешние атрибуты – возведение парков, катков и стадионов, строительство дорог, освещение. Но ведь даже если в Улан-Удэ построят «Диснейленд», население-то не увеличится! Оно будет убывать по-прежнему, так как главная проблема – трудоустройство с достойной зарплатой – не решается. 

Если в городе (к сожалению, в Бурятии настоящим городом можно назвать только Улан-Удэ) работа еще есть, то в селах ее нет вообще. Спрашивается, а куда деваются те миллионы рублей, которые государство ежегодно выделяет на подъем агропромышленного комплекса. Загадка… Сельского хозяйства, помимо нескольких успешных фермеров, в Бурятии так и нет. Не лучше ситуация и с крупными предприятиями. На сегодня можно говорить, что в республике есть, наверное, только один успешно действующий завод – тот самый, по производству вертолетов. 

Так что завершаем мы на той же грустной ноте, что и начали: жители Бурятии все чаще покидают родные края. И ведь уезжают самые работящие, умелые, дисциплинированные и организованные. «Золотой резерв» Бурятии, который мы, к сожалению, бездарно растрачиваем… 

Из истории трудовых мигрантов
«Термин «гастарбайтеры» («гость-работник», «приглашенный работник») ввел в обиход канцлер ФРГ Конрад Аденауэр, который в целях развития экономики страны дал разрешение на массовое использование дешевой рабочей силы – из Турции, Греции, Испании, Португалии и т.д. В современной России гастарбайтеры появились в 90-е годы. В нашей стране, конечно, жили тогда небогато. Но в бывших постсоветских республиках ситуация была еще хуже. Поэтому в крупные города России хлынул поток жителей Молдавии, Украины и Таджикистана, ищущих хотя бы какую-то работу за очень небольшие деньги. К тому же гастарбайтеры были согласны не только на «черные зарплаты», но и ютиться в подвалах, гаражах и бытовках. На сегодня главными «поставшиками» дешевой рабочей силы в Европу являются Украина, Болгария, Румыния, страны бывшей Югославии и, что очень грустно, Россия.


Читать далее