«Потом мы удивляемся, что у нас Байкал «цветёт»
Главное Популярное Все
Войти

«Потом мы удивляемся, что у нас Байкал «цветёт»

Фото: архив infpol.ru

В Бурятии пока не могут решить вопрос с отходами, сбрасываемыми с судов в священное озеро

Байкал - это не только огромное в мире хранилище пресной воды, но и крупнейший путь для водного транспорта. По данным Минтранса Бурятии, в общей сложности по глади озера и рек республики курсирует более 4 800 различных судов. 

Разъездные и прогулочные суда, сухогрузы, паромы, буксиры и корабли сбрасывают в озеро так называемые подсланевые воды – трюмные осадочные отложения, в состав которых входят различные нефтепродукты и механические примеси – отходы II класса экологической опасности. Туда же отправляются и фекальные стоки, производимые экипажем и пассажирами. 

Кто и как контролирует сбор таких отходов с поверхности озера? 

«Опорожнение»

По словам известного в Бурятии эколога Натальи Тумуреевой, при обилии контролирующих ведомств реально экологическими вопросами Байкальской природной территории в республике занимаются немногие. 

- Росприроднадзор у нас контролирует одно, Байкальское управление Росприроднадзора - другое, Министерство природных ресурсов – третье, при этом выполняя лишь роль статистов. Они ни за что не ответственны, с них взятки гладки, так как Байкал – озеро федерального значения. Да, природоохранная прокуратура предъявляет иски, выигрывает суды. Но с исполнением судебных решений есть проблемы, - говорит эколог. 

Сбором подсланевых вод на Байкале со стороны Иркутской области занимается лишь одно специальное судно «Самотлор». В Бурятии же, кроме стационарного пункта приёма, сбор таких отходов никто не ведёт. Судовладельцам невыгодно преодолевать большое расстояние до пункта, чтобы сбросить свои отходы. А посему «опорожнение» происходит прямо в озеро. 

- После того как природоохранная прокуратура выиграла суд по иску к Байкало-Ангарскому водному управлению (они должны были построить пункты приёма подсланевых вод), решение суда так и не было исполнено. Я была на общественных слушаниях Байкало-Ангарского управления, на котором они запланировали покупку двух мобильных суден для сбора таких отходов. Но когда они приступят к работе, неизвестно. А ведь лето уже на носу, и скоро множество судов выйдет в Байкал. Потом мы удивляемся, что у нас Байкал «цветёт», - рассказывает Наталья Тумуреева. 

Более-менее ситуация начала меняться лишь в прошлом году. Второго февраля 2018 года глава Бурятии Алексей Цыденов заявил о намерении республиканских властей построить аналог иркутского «Самотлора». 

- Федеральное агентство морского и речного транспорта разработало проект экологического судна, способного заправлять топливом водные суда, а также принимать с них нефтесодержащие воды и ТБО. По госконтракту между ФКУ «Речводпуть» и Восточно-Сибирским речным пароходством на строительство экологического судна выделено 625 млн рублей, - сообщают в Минтрансе Бурятии. 

Восточно-Сибирское речное пароходство введёт в эксплуатацию новое экологическое судно до 31 октября этого года. Его строительство ведётся в Иркутске на площадке ремонтно-отстойного пункта «Чертугеевский». Судно будет курсировать в акватории озера Байкал, причаливая в местах наибольшего скопления флота, что позволит значительно сократить количество сточных вод и сухого мусора, загрязняющих озеро, отмечают в ведомстве. 

«Лишь бы освоить»

Проблема с Байкалом намного серьёзнее и глобальнее, говорит Наталья Тумуреева. Но с тех пор как священное озеро признали объектом Всемирного наследия, так и не был составлен план управления этим наследием. 

- С 1996 года этого нет! - недоумевает эколог. – В Нацпроекте нет комплексного подхода к сохранению озера Байкал. Мы только бьём по хвостам, мол, ну да, надо очистные построить (по нацпроекту «Сохранение озера Байкал» запланировано 21 очистное сооружение на 34 млрд рублей) - денег на это запланирована куча, за которую сейчас все будут грызться, как бы их получить. Подход - «лишь бы построить». Решение проблемы никого не интересует. Байкал – это уникальное озеро, и подход к нему должен быть уникальным. 

По мнению председателя комиссии по экологии, природным ресурсам и землепользованию Общественной палаты Республики Бурятия Евгения Кислова, республике необходимо больше пунктов приёма подсланевых вод в наиболее посещаемых туристами местах или же как можно больше судов по сбору таких вод. И чем скорее, тем лучше. 

- У нас есть одна станция – в деревне Курбулик в Чивыркуйском заливе. В заливе очень много судов, в том числе плавучих гостиниц в бухте Змеевая. Но, например, из Северобайкальска никто не поплывёт в Чивыркуйский залив, чтобы слить канализационные отходы, ведь это целых два дня пути. То есть необходимо или больше пунктов в наиболее посещаемых местах, или больше плавучих судов. В Иркутске есть Восточно-Сибирское речное пароходство, флот яхт гораздо больше, так как более состоятельное население и сильнее развит туризм, - говорит Евгений Кислов. 

В пользу того, что проблемами Байкала власти занимаются лишь поверхностно, говорят и огромные траты на очистные сооружения в Иркутской области, говорит эколог. 

- Потрачены большие деньги, хотя Ангара не впадает в Байкал, а, наоборот, вытекает из него. В Окинском районе построили дамбы, а ведь это не Байкальская природная территория. То есть расходование средств по принципу «лишь бы освоить». Главный критерий оценки деятельности министерств и ведомств – это количество привлечённых федеральных средств и их освоение. Ведь никто в итоге не отчитывается по улучшению экологической ситуации, - констатирует Кислов. 

Очищать стоки до уровня байкальской воды нереально

Едва Бурятию перестало лихорадить от споров о строительстве завода по выкачке воды из Байкала, как возникли новые. На этот раз вокруг приказа № 63 Минприроды России, разработанного ещё в 2010 году («Об утверждении нормативов предельно допустимых воздействий на уникальную экологическую систему озера Байкал и перечня вредных веществ, в том числе веществ, относящихся к категориям особо опасных, высокоопасных, опасных и умеренно опасных для уникальной экологической системы озера Байкал»). 

Показатели предельно допустимой концентрации вредных веществ в сточных водах, попадающих в озеро (хлоридов, сульфатов, натрия, калия и других), решили пересмотреть. Действующие нормативы влияния на экосистему Байкала не работают, так как ориентированы на состав байкальской воды, говорит Евгений Кислов. 

- То есть сбрасываемая вода должна быть такой же, как байкальская. Но вода в озере практически дистиллированная, с низким содержанием солей. А очистные сооружения попросту не могут выполнять эти требования к такому уровню очистки воды. Тем более самый большой объём стоков у нас сбрасывается в Улан-Удэ в реку Селенгу – гораздо более загрязнённую, а по ряду компонентов с превышением предельно допустимых нормативов, - отмечает эколог. 

Существующие нормативы пересматривать необходимо, но не допуская чрезмерного их смягчения, говорит он. 

По мнению экспертов коалиции «Реки без границ», снижение требований к очистке сточных вод в Байкал ударит по его «здоровью». Они настаивают – пересмотру нормативов должны предшествовать государственная экологическая экспертиза, общественное обсуждение и согласование с Комитетом Всемирного наследия ЮНЕСКО. 

Как сообщила пресс-служба Минприроды России в конце марта, новые нормативы взяты не с потолка, а основаны на научных исследованиях. Действующие цифры необходимо смягчить, ведь ни одно очистное сооружение не в состоянии их соблюдать.


Читать далее