авиакатастрофа
11774
3

Ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС: «Благодаря ламе я остался жив»

Житель Бурятии Владимир Корнильев рассказал, как на самом деле устраняли последствия самой известной техногенной аварии современности

Владимир Корнильев попал в Чернобыль курсантом. Фото: личный архив В. Корнильева

Сегодня, 26 апреля, исполнилось ровно 33 года со дня аварии на Чернобыльской атомной электростанции. На основании этой техногенной катастрофы снято множество фильмов, создана популярная игра S.T.A.L.K.E.R, написана куча книг. Но каково было людям на самом деле? 

Мы встретились с ликвидатором той аварии Владимиром Корнильевым, который сейчас живет в Улан-Удэ, а тогда, будучи 20-летним курсантом училища, попал в эпицентр событий ликвидации в Чернобыле. 

Отправили

Родился Владимир в 1965 году в Новокузнецке, родители часто переезжали с места на место и наконец окончательно обосновались в Тамбовской области. Там мальчик окончил школу и в 1983 году поступил в Тамбовское училище химической защиты. Когда парень учился на третьем курсе, в Чернобыле произошла авария. 

На тот момент в СССР были лишь три училища химической защиты: Костромское, Саратовское и Тамбовское. Но к ЧАЭС отправили лишь одно. В мирное время из всех химических войск Союза была развернута по полному штату лишь одна химбригада - Кинешемская, которая уже была на месте аварии 28 апреля. Они выступили в роли разведчиков и составили карту наибольшего поражения, именно благодаря им появилась 30-километровая зона отчуждения. Второго мая вся бригада вышла из строя: переоблучились и дальнейшее пребывание в зоне было опасно для жизни. 

- Таких потерь не было даже в Великую Отечественную войну, чтобы бригада за три дня вышла из строя стопроцентным составом - от солдата до командира. Почему отправляли нас? Дело в том, что остальным частям требовалось время на мобилизацию, а курсанты - готовое подразделение. Нас начали усиленно готовить по радиационной безопасности, проведению разведки и специальной обработки (дезактивации техники, местности, личного состава и т.д.). Уже в июне, видимо, «закончились» химические войска, и нас отправили в зону ликвидации, - рассказывает ликвидатор. 

Полтора километра от АЭС

И третий курс Тамбовского училища в составе 200 человек втайне от родных отправился ликвидировать последствия аварии. Прибыли курсанты туда уже в качестве командиров взводов. Лагерь, где работал Владимир, находился за 30-километровой зоной, в ближайшем селе. 

Третьекурсник Тамбовского училища химической защиты оказался в зоне, из которой многие не вернулись

- Когда мы уезжали, нам офицеры говорили: «Ребята, вы оттуда можете не вернуться». Мы понимали это. Но молодость ничего не боится, ведь человек думает, что впереди вся жизнь. Я был командиром взвода дозиметристов и работал на первом контрольно-пропускном пункте. Техника шла с АЭС, и наша задача была ее сортировать: не пускать зараженную - более 20 миллирентген в час, обрабатывать более-менее чистую и отправлять к следующему КПП. Было три зоны безопасности. Сначала наша - полтора километра от АЭС, на прямой видимости с четвертым энергоблоком, второй КПП - в нескольких километрах от нашего, они выпускали менее 5 миллирентген в час. И третья зона - примерно в 20 километрах от АЭС, они сбивали до 0,1 миллирентгена в час, - поясняет Владимир. 

За 12-часовую смену через Владимира проходило около 700 машин. В основном техника, которая работала в зоне на ликвидации аварии, не выходила за пределы третьего КПП. А первый КПП, где работал Владимир, ни разу не прошли ни одна бетономешалка, грейдер и БТР разведки - их попросту не смогли отмыть и сбить уровень радиации. 

- Стоит отметить, что с приездом курсантов нашего училища значительно повысился уровень безопасности людей. Химиков-офицеров можно было пересчитать по пальцам. В основном были летчики, артиллеристы, саперы, связисты, кто угодно, только не химики, они понятия не имели, что такое радиация, - продолжает рассказ мужчина. 

До этого командированные туда солдаты спокойно отдыхали, лежа на зараженной траве, ели на открытом воздухе, не думая, как опасна радиация. Прибывшие объяснили, как нужно себя вести, и это возымело эффект - в бригаде не было сильных облучений. Если человек набирал более 25 рентген за месяц, то его отправляли за пределы 30-километровой зоны. 

- Радиация, когда действует на организм, не чувствуется, она без запаха, без вкуса, и, когда человек облучается, нет никаких симптомов. Лучевая болезнь начинается после 100 рентген жесткого облучения, резкого, - делится мыслями он. 

На фоне четвертого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции

Выброс

Пожарные, которые 26 апреля первые приехали тушить последствия взрыва в реакторе, не знали, насколько высока и опасна доза радиоактивного заражения. Нужно было срочно потушить пожар, пока огонь не перекинулся на соседний, третий энергоблок. Если бы это произошло, то, возможно, Европы бы сейчас не существовало. Множество пожарных погибло, а лица тех, кто тушил возгорание ночью, к утру были коричневого цвета, так называемый ядерный загар. Пожарные получали дозу радиации, не совместимую с жизнью. 

- Когда мы там находились, энергоблок еще не накрыли саркофагом, он появился в ноябре, спустя семь месяцев после аварии. Случались выбросы, не как в игре, но они действительно были - просто радиация время от времени повышалась. Энергоблок засыпали свинцовой дробью, борной кислотой, бетоном, цементом. Такой аварии никогда не было, поэтому не знали, что делать. Когда выливали туда бетон, делали лишь хуже: он мгновенно высыхал и поднималась радиоактивная пыль. Вертолетчики - те люди, которые сделали невозможное. Фон над АЭС достигал 3 - 4 рентген в час, а человеку, чтобы погибнуть, достаточно получить 400 рентген в час, - говорит ликвидатор. 

Обошли посты

Все курсанты после Чернобыля получили по грамоте и по подписке о неразглашении. Владимир пробыл в Чернобыле месяц, так как нельзя было допустить, чтобы курсанты получили более 25 рентген, иначе они попросту не смогли бы продолжить обучение. Однако покинуть зону курсантам третьего курса пришлось тайно, так как последний КПП пройти они не могли - повышенный фон радиации. 

- Мы сунулись на КПП, но там пропускали только при условии менее 0,1 миллирентген. Радиоактивное заражение обмундирования и личных вещей не позволяло пройти пункты контроля. Мы пошли пешком через лес, прорезали дырку в колючей проволоке, обошли все посты, сели на электричку и доехали до Киева, а дальше на поезде в училище. Нас встречали с оркестром, в отпуск отпустили без всяких задержек. 

После участия в ликвидации на четвертый курс перевели всех без исключения курсантов. Владимир окончил училище, а после служил во внутренних войсках СССР - в Ташкенте, Ереване. Союз распался, и он был вынужден уйти из армии. Так как жена Владимира родом из Бурятии, в 1992 году он переехал в солнечную республику. Здесь пошел служить в МВД, где задержался вплоть до 2014 года, и ушел на пенсию подполковником запаса. 

Несмотря на подорванное здоровье, Владимир дослужил до пенсии

«Дары» Чернобыля

Первый раз Чернобыль аукнулся Владимиру спустя девять лет после аварии. Его увезли на «скорой», в больнице мужчина сдал все анализы, различные диагнозы не подтверждались, но кровь была плохой. Стало легче, но через неделю недуг вновь напомнил о себе. 

-  Уже было серьезнее. Жене сказали, что все, не жилец. Я всегда говорю, что если бы не Бурятия, то меня уже не было бы. Тесть привез ламу, благодаря которому я остался жив. А после была сплошная борьба, которая разделила жизнь на «до аварии» и «после нее». Здоровье было не то, но я дослужил до пенсии, - рассказывает офицер. 

В 2017 году Владимир вместе с сокурсниками решили встретиться, так как намечалась круглая дата - 30 лет с момента окончания училища. 

Встреча в Тамбове. 30 лет с момента окончания училища. Владимир второй слева

- Из 200 человек собралось 72. Кто-то не смог приехать из-за службы или финансовых проблем, большинство сокурсников инвалиды по Чернобылю, 29 человек умерли от радиации. Очень много тех, кто не смог приехать из-за заболевания, в основном рака четвертой степени. Мы вспоминали, как это было. Это была наша война. Кому-то достался Афганистан, кому-то Сирия. Каждое поколение имеет свою войну, нам достался Чернобыль, - отмечает ликвидатор. 

Памятник для потомков

К сожалению, в нашем городе нет никакого упоминания о тех событиях, что произошли в 86-м году, хотя ликвидаторов той аварии в Бурятии более ста человек. 

- Нет даже таблички мемориальной для людей. Мы 20 лет пытались ее сделать, и под разным предлогом нам отказывают, не дают места в городе, где мы могли бы даже просто поставить камень с табличкой для потомков. Мы хотели в парке Орешкова поставить просто знак, напоминание о том, что было, чтобы хотя бы школьники знали, что была такая авария, что люди не дали погибнуть Европе. Мы даже камень привезем, табличку сами закажем, но нам нужно место, - говорит Владимир Корнильев. 

Справка infpol.ru
Самая известная техногенная авария современности произошла  26 апреля 1986 года, когда произошел взрыв на четвертом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции. В результате был полностью разрушен реактор, в окружающую среду попало огромное количество радиоактивных веществ. Образовавшееся облако разнесло радионуклиды по большей части территории Европы и Советского Союза. По официальным сообщениям, сразу же после катастрофы погиб 31 человек, а более полумиллиона ликвидаторов, принимавших участие в тушении пожаров и расчистке, получили высокие дозы радиации. Общее количество ликвидаторов достигло почти 600 тысяч человек.

Автор: Анна Соболева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях