Экологи: «Такой мусор в Бурятии никак не утилизируется»
Главное Популярное Все Моя лента

Экологи: «Такой мусор в Бурятии никак не утилизируется»

Фото: russianstock.ru

Похоже, что никто в республике до конца не знает, что делать с опасными видами отходов

Куда отправляются отработанные батарейки, ртутные лампы и градусники и какова дальнейшая судьба других вредоносных отходов? 

Если о вреде ртути спорить не приходится, то, по мнению многих обывателей, отправить в мусорное ведро малюсенькую батарейку не так уж и страшно. 

Между тем различные виды батареек содержат в составе высокотоксичные элементы и тяжёлые металлы. Один только «пальчик» загрязняет 20 м² почвы и 400 л воды. Токсичные отходы легко просачиваются в грунтовые воды, испаряются, загрязняя воздух и становясь причиной целого букета болезней. 

Власти не знают, волонтёры принимают

Куда сдавать батарейки, чтобы не навредить себе и окружающей среде? Таким вопросом у нас задаются немногие, а если и задаются, то узнают – сдавать батарейки нужно в Комбинат по благоустройству города. А что происходит с отходами дальше и кто их утилизирует, мало кого волнует. 

К слову, о дальнейшей судьбе источников энергии не знают и в самом комбинате, куда мы обратились с таким вопросом. Нам лишь сообщили, что отработанные батарейки можно сдавать в специальные экотерминалы по улицам: Краснодонская, 3 б, Октябрьская, 50, Загородная, 5, Мерецкова, 34, Воровского, 17. 

Экотерминал на ул. Октябрьская. Фото: соцсети

Основное же предназначение этих терминалов – приём вышедших из строя ртутных ламп от жильцов частного сектора. Из многоквартирных домов лампы должны принимать ТСЖ и «управляшки». Причём они же несут расходы на организацию накопления таких ламп и их передачу на утилизацию, сообщили нам. 

- Принятые в терминалах лампы и градусники передаются индивидуальному предпринимателю (ИП) Нороевой. Предприятие имеет специальную установку для их обезвреживания и утилизации, - говорят в комбинате и добавляют: - Куда предприниматель передаёт батарейки, мы не знаем. 

Однако, по словам Любови Нороевой, батарейки предприятие не принимает. Её слова подтверждают открытые реестры – утилизация батареек не относится к задачам предприятия. По данным Руспрофайл, с 2013 года индивидуальное предприятие было поставщиком услуг в 56 госконтрактах на сумму более 10 млн рублей – в основном это утилизация ртутных градусников, гигрометров, люминесцентных ламп, а также вывоз, обезвреживание и утилизация медицинских отходов классов «Б» и «Г». 

Активист экологического движения «Будущее Земли зависит от тебя!» Юлия Сурменёва также столкнулась с неведением властей, когда озаботилась вопросом утилизации батареек. 

- Когда начинаешь напрямую спрашивать комбинат про батарейки, ничего конкретного они сказать не могут, кроме того, что передают их ИП. А ведь это отход II класса опасности! У ИП же нет договора с перерабатывающей компанией и лицензии, чтобы самим утилизировать батарейки, - говорит Юлия. 

До Юлии и её товарищей-активистов сбором батареек в Улан-Удэ занимался волонтёр Виктор Огнев. Он организовал семь пунктов по городу, откуда батарейки сдавались в комбинат. 

- Сейчас их принимают кое-какие магазины, но тоже отдают в комбинат. Мы совместно с центром здоровья «Байкалия» организовали пункт приёма источников энергии. Год назад «Байкалия» заключила договор с единственным на тот момент заводом по утилизации батареек в Челябинске – «Мегаполисресурс», став единственной компанией в Бурятии, у кого такой договор есть. За один килограмм сданных батареек человек или организация платит 110 рублей. Эти деньги идут на оплату пересылки и утилизации, - говорит активистка. 

Улан-удэнской администрации, по мнению Юлии, давно пора организовать сбор батареек и заключить прямой договор с челябинским заводом, как это сделали в Иркутске. 

- К тому же при больших объёмах стоимость, наоборот, падает, потому что завод полностью загружает перерабатывающую линию, - объясняет девушка. 

Поступающие на челябинский завод батарейки сначала вручную сортируют по видам, а затем с помощью специального оборудования разделяют на металл, литий, марганец и другие составляющие. В результате утилизации завод получает графит, чёрный лом и цветные металлы, которые в дальнейшем вовлекаются в товарооборот. Полный цикл утилизации занимает четыре дня. 

В конце 2018 года сортировочную линию для батареек запустили в Новосибирске. Так что теперь отработанные источники энергии, которые раньше везли из Сибири в Челябинск, будут утилизировать на месте. 

«Нет экологического сознания»

По мнению эколога, директора «БРО по Байкалу» Натальи Тумуреевой, рассуждать о защите Байкала, лесов и в целом об экологии в Бурятии не стоит до тех пор, пока в стране не будет налажена система обращения с отходами. Особенно это касается отходов высокого класса опасности. 

- У нас в принципе экологической политики в государстве нет, как и экологического мышления, - говорит эксперт. – Что уж рассуждать об отдельно взятом субъекте? О батарейках у нас никто не говорит, потому что такой мусор в республике никак не утилизируется. Все только твердят: «Ни в коем случае не выбрасывайте батарейки!» Но в сегодняшних условиях куда их девать? Да, есть пункты приёма батареек, но у людей нет выгоды сдавать, ведь ещё и платить нужно. Так же плохо у нас с медицинскими отходами. Завод по их переработке в Вахмистрово простаивает уже десять лет из-за дороговизны переработки. Ведь всегда появляется частник, который предложит цену ниже. Насколько я знаю, этим занимается ИП Тонконогов в Сотниково. Как он утилизирует, насколько качественно, неизвестно. Но качественные технологии точно не могут быть дешёвыми. 

По словам эколога, население и власти республики только сотрясают воздух словами о беспокойстве за экологию и озеро Байкал. «А сами вы убрали мусор хотя бы за собой, когда были на озере в последний раз?» - спрашивает она. 

- В нацпроекте по сохранению озера Байкал нет комплексного подхода. Ещё когда его признали объектом Всемирного наследия, должны были составить план управления этим объектом. С тех пор прошло 23 года. Надо очистные построить, говорят. Запланировали кучу денег, за которые все будут грызться. Это подход «лишь бы построить». Всех интересует освоение финансов, но не решение проблемы. А потом мы удивляемся, почему наше озеро «цветёт», - говорит Наталья Тумуреева. 

Ртутьсодержащие люминесцентные лампы до 2015 года принимал улан-удэнский авиазавод. Теперь же там занимаются только своими лампами, сдавая их тому же Тонконогову, сообщили нам на заводе. Плёнку, пластиковые бутылки, картон и макулатуру в Улан-Удэ принимает заготовительная база, алюминиевые банки – Сибирская торгово-промышленная компания, пластиковые бутылки, корзинки, плёнку ПВД, стеклотару и макулатуру – компания «Чистый город». 

Целая проблема

По словам представителя компании по сбору, транспортировке и утилизации отходов Баира Дугарова (имя изменено), из-за дороговизны электроэнергии и сложности оформления лицензии в Бурятии крайне сложно заниматься утилизацией опасного мусора. 

- По опасным отходам мы работаем в основном с такими организациями, как Комбинат по благоустройству, министерства, больницы и другие учреждения. У нас девять приёмных пунктов по городу, плюс отходы привозят районы. Многие спрашивают, куда сдавать батарейки, а это целая проблема в республике. Например, в Японии их тоже никак не утилизируют, но хотя бы хранят до лучших времён, когда появится коммерчески выгодная технология утилизации. У меня есть подвальное помещение бывшего бомбоубежища со всеми условиями для хранения. Но без поддержки правительства Бурятии мне это не реализовать, - говорит Баир. 

Чтобы приобрести вторую инсинераторную печь для сжигания отходов, предприятию необходимо государственное экспертное заключение. Тогда как на момент покупки первой такого заключения не требовалось. 

- Для этого нужно три миллиона рублей. Инсинератор – это своего рода крематорий для почти всех видов отходов. Температура в нём достигает 1200 градусов, и дым выходит уже белым. Но с учётом того, что мы находимся в Байкальской зоне, все документы нужны с оглядкой на федеральные требования, - говорит Баир. 

Население Бурятии не приучено сортировать мусор по классам и держать в доме по три ведра, говорит представитель компании. Да и зачем? Ведь процессы по обезвреживанию опасных отходов не налажены, а бизнес, который мог бы этим заниматься, поддерживать никто не готов.

Читать далее