Как девушка из Внутренней Монголии оказалась младшей женой пакистанского бизнесмена
Главное Популярное Все
Войти

Как девушка из Внутренней Монголии оказалась младшей женой пакистанского бизнесмена

Фото: личный архив Э. Балдановой

Уроженка Бурятии рассказала необычную историю любви

Другие традиции, иной менталитет. Почти полгода Эржена Балданова прожила в исламской республике, и ей есть чем поделиться. О многоженстве, терактах и вездесущих мужчинах с оружием. 

Родилась Эржена в Кижинге, но затем вместе с родителями переехала в Закаменский район, где и пошла в местную школу. Затем поступила в один из вузов Улан-Удэ на Восточный факультет. В первый год обучения девушка встретила любовь всей своей жизни. 

- У моей подруги был друг китаец, через нее мы и познакомились. На тот момент я уже немного знала китайский, да и он очень хорошо говорит на русском. Так что проблем с общением не возникало. Тогда он только начал бизнес в Улан-Удэ. И вот мы уже полжизни вместе. Он сильный, волевой целеустремленный человек, масштабная личность. Этим он меня и покорил, - рассказывает она. 

Со временем муж Эржены стал успешным бизнесменом, который имеет бизнес не только в Бурятии, но и в Бирме, Казахстане, Африке, а теперь и в Пакистане. Кстати, дела в последнем пошли в гору после первой поездки в исламскую страну, о которой и рассказала нам Эржена. 

Первое впечатление

Муж позвонил женщине и сказал вылетать в Пакистан. 

- Первое чувство дискомфорта возникло у меня уже в самолете. Я привстала и оглянула салон: 99 процентов пассажиров были мужчины. Мне казалось, что все они пристально смотрят на меня. Женщин там практически не было, - рассказывает она. 

Путешественница сразу поняла, по какой причине все присутствующие ее разглядывают, ведь те женщины, что были в самолете, с ног до головы укрыты одеждой. А Эржена полетела в джинсах, футболке и с распущенными волосами. Быстро сориентировавшись, она накинула шелковый платок и укрылась им. По прилету женщину встретил муж с переводчиком, который галантно представился: «Али». Вместе они поехали в столицу - Исламабад. 

По словам Эржены, первое, что бросилось ей в глаза в исламском городе, это вооруженные военные, которые стоят возле каждого здания. Будь то школа, коттедж или же просто магазин. 

- Каждые два часа улицы патрулируют пикапы с вооруженными до зубов рейнджерами. Заборы большинства зданий обвиты колючей проволокой, зачастую под напряжением. А пять раз в сутки из всех громкоговорителей доносится призыв к молитве: «Аллах Акбар». Территория нашей гостиницы находилась за трехметровым забором с колючей проволокой и пулеметными вышками по периметру. Мы проехали три шлагбаума, на одном из которых военные открывали капот и досматривали багаж на наличие оружия и взрывчатки, - делится впечатлениями женщина. 

Северный город

В один из вечеров в Исламабаде муж сообщил Эржене, что нашел нового партнера по работе - Сераджа – и они едут к нему домой на север в опасный и древний город Пешавар, где основное скопление исламских радикалов, талибана, беженцев из Афганистана и ревностных почитателей ислама - пуштунов. Также муж отметил, что младшую жену Сераджа зовут Арюна. 

Поскольку муж Эржены не говорит на английском, с ними поехал и переводчик Али, но благодаря Эржене раскрылась небольшая хитрость младшей жены пакистанца. 

- Впервые увидев Арюну, я интуитивно решила заговорить с ней на китайском, и та с легкостью ответила. И когда это произошло, она заметила, как покраснели муж и переводчик. Серадж понял, в чем дело, и довольно засмеялся, а Арюна хитро захихикала, - улыбаясь, рассказывает она. 

Позже муж объяснил Эржене, по какой причине это произошло. Как оказалось, при первой встрече с Сераджем они общались с ним исключительно на английском, в перерывах нелестно обсуждая его между собой на китайском. Разумеется, Арюна все передала мужу. 

Арюна оказалась шэнэхэнской буряткой из Внутренней Монголии, которая находится на севере Китая. И пока новые знакомые общались на кухне, вошла старшая жена Сераджа Шахзади, очень ухоженная и красивая женщина с чёрными как смоль волосами. Гордая осанка выдавала в ней хозяйку дома. Как оказалось, у Сераджа с Шахзади трое детей, двое из которых сейчас живут за рубежом. 

Младшая жена

Позже Арюна рассказала новой подруге, как оказалась в Пакистане. Родилась она в бедной, маленькой деревне во Внутренней Монголии. Электричество там появилось лишь в 1993 году. 

- У нас в деревне был один учитель по всем предметам с первого по десятый класс - мой отец. Когда его не стало, к нам приехал новый учитель. В одном помещении сидели разновозрастные дети со всей деревни. Так мы и учились, - делится воспоминаниями Арюна. 

Благодаря тому, что Китай поддерживает национальные меньшинства, Арюне удалось бесплатно выучиться в университете Хайлара. По окончании учебы она свободно говорила на китайском и английском языках. Поэтому  довольно быстро устроилась на хорошую и высокооплачиваемую работу. По роду своей переводческой деятельности Арюне приходилось знакомиться со многими крупными бизнесменами. Некоторые оказывали ей знаки внимания. Одним из таких ухажеров оказался пакистанец Серадж. 

- На все переговоры в качестве переводчика он звал только меня. Со временем мы начали жить вместе. Он говорил, что разведен. Но, когда я начала жить с ним, поняла, что он лгал. Оказалось, что у него семья в Пакистане и трое детей. Для меня это был огромный удар. Серадж не хотел отпускать меня, говорил, что жену никогда не любил и их поженили родители, потому что она тоже из богатой семьи. А сейчас он испытал позднюю, но настоящую любовь и предложил стать его женой. Младшей женой. По Корану им можно иметь четыре жены. Вот так я оказалась в Пакистане и уже пять лет живу здесь. Конечно, Шахзади не сразу приняла меня, но через год она смирилась. Не скажу, что сейчас отношения с ней идеальные, но намного лучше, чем в первый год. Она мне часто покупает одежду, ведь я постоянно на работе. Да, я младшая жена Сераджа, - продолжает Арюна. 

С Шахзади они делят дом на две части, живут в разных половинах. В их необычной для нас семье патриархат: слово Сераджа - закон. Женщины в Пакистане не работают, а полностью зависят от мужа. Однако Арюна исключение. По ее словам, дело в том, что она иностранка и у нее другой менталитет. 

- В нашей семье мы с мужем зарабатываем деньги. А дом и воспитание детей лежит на плечах Шахзади. Я работаю, Серадж постоянно советуется со мной. А что ему дает Шахзади? Она только детей родила и дома сидит. Шахзади далека от бизнеса, только сидит про маникюр и педикюр думает, - рассказывает она. 

В этой стране официально разрешено многоженство с оговоркой, что первая жена дает письменное заверенное разрешение. Но подобные браки встречаются все реже. Несколько жен к тому же может позволить себе лишь очень состоятельный человек. 

Прошло уже больше недели, как Эржена жила на севере Пакистана. Однажды, когда все обитатели дома сели ужинать, раздался оглушительный взрыв. 

- Он был такой силы, как будто рядом взорвали шахту. Серадж нахмурил брови и сказал: «Рядом нет никаких шахт, это скорее всего теракт». И спокойно продолжил есть. На следующий день утром к нам вбежал переводчик Али и подтвердил мои опасения: теракт, погибло несколько человек. 

В новостях об этом инциденте рассказали лишь в бегущей строке. 

- Здесь часто происходят теракты. Властям невыгодно сообщать о каждом и раздувать новость на весь мир. Наша власть как может борется с «Талибаном» и другими террористическими группировками. Не нужна нам помощь извне, мы сами справляемся, - объяснил Серадж. 

После этого Эржена с мужем решили возвращаться в Исламабад, ведь в столице намного спокойнее. Документы оформлены, договор заключен, пора и честь знать.

- Шахзади на прощание подарила мне шальвар - камиз (традиционная пакистанская одежда - Прим. автора), а Серадж с Арюной обещали через неделю приехать к нам в Исламабад, - вспоминает Эржена.

Также Эржене рассказали о степени закрытия женского наряда. Этот момент полностью зависит от семьи. Если муж, брат или отец радикальный исламист, то женщина носит паранджу: наряд окутывает все тело, а на глазах специальная сетка. Если мужчина более лоялен, то никаб - там глаза открыты. 

- Многие пакистанки пользуются этим и очень ярко красят глаза, как в фильме «Клон». Если немного открыты ноги и руки, то на них они наносят мехенди и надевают кольца, - рассказывает Эржена. 

И третья категория мужчин - те, кто позволяет полностью открыть лицо. 

В этом случае женщины носят шальвар-камиз. В него входят туника, штанишки и платок. 

- Пакистан - удивительная и колоритная страна, привычные критерии оценки тут не работают. Эта страна подарила мне множество ярких впечатлений и оставила незабываемый след в моем сердце, - говорит она.


Читать далее

Читайте также