Ученые о добыче нефти на Байкале: «Риск огромен» - новости Бурятии и Улан-Удэ
Главное Популярное Все
Войти

Ученые о добыче нефти на Байкале: «Риск огромен»

Леонид Актинов, Антон Алексеев
4076 5

Фото: pixabay.com

На дне Сибирского моря обнаружили миллионы тонн нефти

Одной из главных научных новостей февраля стало известие о том, что в Байкале обнаружили нефть. Причем много. Речь идет о 300 и более миллиона тонн! Запасы, конечно, не такие, как в Саудовской Аравии или Ираке, но вполне сопоставимы с Туркменией. 

Однако радоваться тому, что республика может включиться в «нефтяную гонку», не стоит. Дело в том, что нефть на Байкале грозит пока лишь одними неприятностями. 

Байкальский «гудрон»

О том, что в глубинах Байкала имеется загадочное вещество, было известно еще в XVIII веке. Местные поморы то и дело находили странную вязкую субстанцию черно-маслянистого цвета. Сельчане и рыбаки использовали странную массу для смазывания осей телег и шпаклевки лодок. И лишь в конце XIX века ученые определили, что таинственным веществом, которое назвали «байкеритом», являются продукты распада нефти. 

Это же подтвердил и анализ загадочных «темных шариков», то и дело появляющихся в толще воды. Одной из первых о проявлениях нефти в районе Боярска сообщила экспедиция  Петербургской академии наук в 1833 году. В ходе исследований было выдвинуто предположение, что на дне Байкала имеется «нефтяной пояс» в 250 км - от Боярска до Чивыркуя. В советское время вопросом байкальской нефти и газа занялись серьезно. 

Поиски велись в 30-е и 50-е годы прошлого столетия. Но лишь в 1978 году в ходе экспедиции научно-исследовательского института природных газов и газовых технологий было получено официальное подтверждение о существовании газовых гидратов на дне Байкала. В 1998 году на Байкале даже заработала программа «Байкал-бурение». Но затем все было отложено до лучших времен. 

Пятна на озере

Всплеск интереса к байкальской нефти случился в начале 2000-х годов, когда спутники зафиксировали черные и радужные пятна на поверхности озера. Наблюдения показали, что такие «круги» появляются регулярно. Весть о загадочных «кругах» на Байкале появилась в СМИ. 

В июле 2005 года на озере работало исследовательское судно «Верещагин». Ученые обнаружили, что пятна состоят из нефтяных пленок. Причем их было так много, что исследователи посчитали, что в этом месте затонуло судно с горючим. Однако, когда были взяты пробы с грунта, выяснилось, что капли нефти поднимаются со дна. Экспертиза показала, что донные породы буквально перемешаны с нефтью. В ходе исследований были определены как минимум два основных месторождения – неподалеку от Баргузинского залива и в районе дельты Селенги. Эти два источника давали выбросы нефти в Байкал порядка шести тонн в год. 

Экспедиция «Миров»

С 2008 года на Байкале развернулась грандиозная экспедиция с участием глубоководных аппаратов «Мир» под руководством всемирно известного ученого-океанолога Артура Чилингарова. Операция была масштабной - аппараты доставили на Байкал с другого конца страны - из Калининграда -  посредством самолетов-гигантов «Руслан». Стоимость экспедиции составила свыше 6 млн долларов. Работы финансировались компанией «Метрополь» через Фонд содействия сохранению озера Байкал. Стоит напомнить, что руководителем ГК «Метрополь» является миллиардер и экс-депутат Госдумы от Бурятии Михаил Слипенчук. Отметим также, что экспедиция «Миров» была достаточно экстремальной. Аппараты еще никогда не работали в пресной воде, также «Мирам» пришлось погружаться без привычного сопровождения – судна «Академик Келдыш». 

Для транспортировки «Миров» использовалась обычная баржа. Спуск на воду проводился при помощи автокрана. Такие риски даже заставили застраховать аппараты на три миллиона долларов – на случай пропажи «Миров» без вести. Стало быть, игра стоила свеч. 

В число задач экспедиции вошли сбор информации, биологические исследования, изучение Баргузинского залива, поиск археологических артефактов (типа «золотого эшелона Колчака»), исследование береговой линии, изучение тектонических процессов, а также погружения на максимальные глубины. О поисках нефтяных месторождений говорилось вскользь. Однако уже тогда многие, посмеиваясь, говорили: «А не нефть ли на Байкале ищут?». Как оказалось, в шутке была большая доля правды. 

Интересно, что по завершении двухлетней и дорогостоящей экспедиции о каких-либо серьезных открытиях не сообщалось. Известно только то, что ученые обнаружили новый живой организм, изучили микроорганизмы и  произвели забор образцов. Поэтому для большинства жителей Бурятии цель погружения «Миров» так и осталась загадкой. Для чего «ныряли», что нашли? 

«Черное золото» или  угроза катастрофы? 

Ответ был дан сейчас, когда на сайте «Наука в Сибири» появилось интервью с ведущим сотрудником института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН Валерием Москвиным. Ученый сообщил, что на дне Байкала находится порядка 250 - 300 млн тонн нефти. Это, между прочим, больше, чем в Румынии, некогда считавшейся главной «нефтяной скважиной» Европы.

Однако хлопать в ладоши и бурно фантазировать о том, как в акватории Байкала поднимутся вышки нефтяных платформ, а республика заживет, как богатая Саудовская Аравия, не стоит. 

- Всю ситуацию надо разбирать долго, тщательно и вдумчиво. Факт простой – даже при современных технологиях добычи нефти невозможно стопроцентно предотвратить попадание её в водоём. Другими словами, добычу нефти на Байкале проводить попросту нельзя, - говорит биолог Александр Филимонов. - И если учитывать, что Байкал является самым большим резервуаром питьевой воды не только по всей России, но и во всём мире, то в этой ситуации нецелесообразно рисковать даже ради добычи этих нескольких миллионов тонн нефти. Риск огромен. И в первую очередь он огромен для людей, живущих рядом с Байкалом. 

К тому же байкальская нефть еще молодая и ей необходимо «дозреть». Да и промышленная добыча подвергнет экосистему Байкала неоправданному риску. 

- Сколько нефти под Байкалом, никто не знает. 200 или 300 млн тонн - это оценка ресурсов, которые каждый учёный может просчитать по-разному, - рассказывает Евгений Кислов, ведущий научный сотрудник и заведующий лабораторией геохимии и рудообразующих процессов Геологического института СО РАН. - Каких-либо геологоразведочных работ на нефть на дне Байкала не было и никогда не будет, потому что это центральная экологическая зона Байкальской природной территории, где добыча нефти просто запрещена. 

Но особую опасность представляют подземные толчки, которые то и дело сотрясают наш регион. Если какой-то особенно сильный толчок заставит нефтяное месторождение всколыхнуться, то катастрофа неминуема. 

- Для этого нужен всего лишь разовый выброс в один миллион двести тысяч тонн нефти, – предупредил Валерий Москвитин. 

Поэтому надо внимательно следить за сейсмической и геологической обстановкой озера, отмечает «Наука в Сибири». Пока выбросы невелики и с ними успешно борются уникальные байкальские микроорганизмы, которые «поедают» нефть. 

- Это бактерии из рода Rhodococcus, - рассказывает «Наука в Сибири». -  Они используют углеводороды в своем жизненном цикле. Rhodococcus обитают в нефтяных битумах и сдерживают распространение нефти по обширной акватории. 

Так что на данный момент Байкал от загрязнения спасает только крошечный микроорганизм. А что если экологическая обстановка на озере, которая и так желает лучшего, совсем испортится? Что произойдет, если Rhodococcus, не выдержав загрязнения Байкала, прикажет долго жить? Вот тогда-то нас и ждет экологическая катастрофа глобального масштаба. Поэтому, если уж повлиять на землетрясения мы никак не можем, необходимо взяться за экологическую безопасность. Тем более сейчас, когда невооруженным взглядом видно, что сибирское море «сильно приболело» – берега завалены зловредной спирогирой и мусором, в озеро поступают химические и органические стоки в виде удобрений, бензина, технических масел, отходов жизнедеятельности и т.д. Думается, что в ближайшие годы и властям, и общественности стоит приложить максимум усилий по спасению озера. И это должно быть первоочередной задачей. 

- Нефть – это полезное ископаемое. А понятие «полезное ископаемое» не геологическое, а экономическое, технологическое и экологическое. Это компоненты, которые человек может добывать, строго учитывая, что всё должно быть экономически обосновано и экологически безопасно, - подытожил Евгений Кислов. 

Ну а что делать с найденной нефтью? Думаем, что пока ничего. Пусть этим занимаются ученые, которые уже объявили о том, что байкальская нефть представляет огромный интерес для науки, поскольку зарождается прямо на наших глазах. На этом пока и стоит остановиться. 

«Любая промышленность увеличивает антропогенный пресс на Байкал»

Евгений Кислов, кандидат геолого-минералогических наук, ведущий научный сотрудник и заведующий лабораторией геохимии и рудообразующих процессов Геологического института СО РАН: 

- Специалисты доказывают, что нефть под Байкалом просачивается из очень древних отложений и, может, даже мантийного происхождения. Учёные из Новосибирска утверждают, что эта нефть молодая, то есть формируется в настоящее время. Они доказывают это из тех данных, которые они получили в результате анализов. Но могут быть и результаты других исследователей. Я сильно сомневаюсь, что эта нефть представляет интерес в экономическом плане и что её возможно добывать с точки зрения технологии и соблюдения экологии. 

Александр Филимонов, биолог: 

- Любая промышленность увеличивает антропогенный пресс на Байкал. В любом случае есть определённая вероятность аварии. Даже если нас будут заверять, что придумают новую технологию со стопроцентной безопасностью для Байкала, то, как и на любом производстве, есть определённые опасности аварии – сюда может входить как человеческий фактор, так и техническая неисправность оборудования. А справиться с последствиями аварии мы уже не сможем.


Читать далее