жилье
5155
4

В Бурятии пенсионерка с сыновьями-инвалидами замерзает в доме, который ей построил депутат

Пожилая женщина судится с администрацией поселка, чтобы получить компенсацию

Фото: Евгений Коноплёв

77-летняя пенсионерка Тамара Парфентьева с сыновьями Александром и Алексеем живет в продуваемой всеми ветрами избушке в посёлке Иволгинск. Это то, что они с трудом получили вместо нормального жилья, семь лет назад съехав из старого дома. 

Их дом на улице Нефтяной от старости буквально разваливался на глазах, когда семья его покинула. Тамара Георгиевна со слезами вспоминает, как им приходилось скитаться по съёмным квартирам. Её младший сын Алексей приёмный, он инвалид второй группы, постоянно нуждающийся в лечении. Старший Александр – инвалид третьей группы. 

«Так холодно, что спим в одежде»

В мае 2011 года начался долгий и тяжёлый путь семьи к нормальной жизни. Не завершён он и по сей день. 

- В 2011 году мы судились за то, чтобы Алёше выделили жильё, - рассказывает пенсионерка. – В доме на Нефтяной было страшно жить, да и земля под ним болотистая. 

Идти было некуда, и Тамара Георгиевна сняла квартиру, потом другую. Так и перебивались, пока после внезапной кончины сестры пенсионерке не достался её земельный участок. Продав его, женщина купила землю в Иволгинске и выписала 200 кубов леса, чтобы построить дом. Глава посёлка подыскал ей в помощь местного предпринимателя, по совместительству депутата того же поселения. Он и построил злополучный дом. 

- Сначала сделал лишь полработы и пропал, - рассказывает Тамара Георгиевна. – В 2013 году его удалось найти, и он, видимо, со злости кое-как доделал вторую половину – брус необработанный, весь разный, некачественный. 

Так новосёлы и заехали в ещё совсем сырую избушку. А куда деваться, разводит руками пожилая женщина. Так как дом стоял на чурках, пришлось нанять работников, которые за 25 тысяч соорудили фундамент. По словам пенсионерки, он буквально «ходит ходуном», а со всех щелей, коих немало, дует ветер. Возле печи стену пришлось закрыть широкой древесной плитой, другой угол комнаты – ковром, а дверь зашторить одеялом. 

- Зимой так холодно, что спим в одежде. Половина пенсии уходит на дрова, - говорит Тамара Парфентьева. 

Поняв, что получила «кота в мешке», женщина обратилась в суд, чтобы понудить администрацию поселения выплатить её сыну компенсацию, раз уж ему не готовы предоставить жильё. Суд пенсионерка выиграла, но администрация поселения решение обжаловала. 

- У меня онкология, я мучаюсь с давлением, но вынуждена постоянно нервничать, добиваясь нормальных условий для Алёши, - говорит женщина. – Он приёмный, у него и детства-то хорошего не было, так пусть хотя бы будущее будет. Я-то ладно, мне немного осталось. 

Сегодня старший сын Тамары Георгиевны Александр живёт в зимнем домике, что стоит рядом во дворе, и также мёрзнет. Жить втроём в однокомнатной избе слишком тесно. 

«Мы просто попросили человека помочь бесплатно»

Главой поселения в годы судебных тяжб был Виктор Очиров. Ныне он занимает должность главы района. По его словам, с просьбой помочь пенсионерке с сыном-инвалидом к нему обратилась уполномоченный по правам ребёнка Бурятии Татьяна Вежевич. 

- Как выяснилось, Парфентьева переехала в Иволгинск из Тарбагатайского района, - говорит Виктор Очиров. – Купила аварийный дом на Нефтяной, там, где местность болотистая, и даже новые дома быстро разрушаются. Мы осмотрели дом, действительно, печка в нём разваливалась, стены потрескались. При его покупке она внимательно не посмотрела, что и в каком состоянии приобретает. Мы от неё не отказывались и поддержали чем могли. 

Выделить жильё Тамаре Парфентьевой не смогли, так как льготная очередь и так была слишком большой. Новых домов в посёлке не строили, а имеющиеся уже распределили. 

- У неё был участок, и она попросила 200 кубометров леса на строительство дома. Да, лес бесплатный, но его вывоз и заготовка требуют больших вложений. Мы попросили депутата поселения, предпринимателя Урбанаева, который тогда занимался лесозаготовками, помочь женщине. Он должен был заготовить лес и просто кругляком ей отдать, но мы попросили его ещё и брус из него сделать. Парфентьева сказала, что ей мало 200 кубов, и я на себя лично выписал ещё 80 кубов для неё, хотя не был обязан. Потом мы уговорили его поставить хотя бы сруб. Он всё сделал, ещё и баню поставил. Но мы снова к нему обратились, чтобы сделал полы и потолок. Качественно или нет, холодно или нет – я за это отвечать не могу, мы просто попросили человека помочь бесплатно, - говорит Виктор Очиров. 

По словам нынешнего главы поселения Александра Мункуева, в местном бюджете нет средств, чтобы выплатить Тамаре Георгиевне компенсацию, на которую она претендует. Семье Парфентьевых предлагали жильё, в котором она сначала поселилась, а через месяц отказалась там жить. 

Получила холодный дом и обвинения в неблагодарности

Юрист Людмила Будаева, помогающая Тамаре Парфентьевой в жилищном вопросе, уверена: её сын имеет право получить если не жильё, то хотя бы компенсацию. 

- Судебная практика показывает, что в случае длительного непредставления жилья выплачивается компенсация. Районный суд удовлетворил наше требование и обязал администрацию выплатить Парфентьевой порядка 1,5 млн рублей. Но так как Алексей теперь совершеннолетний и не был признан недееспособным, сельское поселение с решением не согласилось, сославшись на то, что требование предъявлено «ненадлежащей стороной». То есть теперь сам Алексей должен заявлять требования. В декабре в Верховном суде решение районного суда о компенсации было отменено. 

Так как построенный для пенсионерки дом оказался холодным, какое-то время Тамара Георгиевна без зарплаты трудилась у местного предпринимателя, чтобы тот помог ей с материалами для ремонта, говорит правозащитник. 

- Зато о своей помощи чиновники не помедлили очень торжественно отрапортовать в газете. Хотя лесобилет оплачен и участок куплен за счёт личных средств Тамары Парфентьевой. Также в администрации предлагали ей жильё, от которого она отказалась. Сначала это был дом на Ольхонской, который даже не признан вымороченным и где стоит на балансе, неизвестно. Мы с представителями поселения и прокуратуры съездили, а там, как оказалось, живут какие-то люди – арендаторы. Потом предложили «временно пожить» в развалюхе на Октябрьской. Позиция поселения такова: «Какая же наглая бабка, не ценит человеческого добра!». 

Людмила Будаева намерена добиваться исполнения решения суда – нормального жилья или же компенсации. Только уже от имени повзрослевшего сына пенсионерки Алексея Парфентьева. 

Парфентьевы могут получить помощь

Татьяна Вежевич, уполномоченный по правам ребёнка в Бурятии: 

- Конечно, в участок и кое-какие работы Тамара Георгиевна вложила свои средства, но вообще дом построили бесплатно. Из предпринимателей кто шифер дал, кто кирпичи. Когда дом достроили, она была такая счастливая, благодарила всех – мы приезжали, разговаривали с ней. Но спустя время подала в суд, якобы ей не выделили жильё как женщине, воспитывающей ребёнка-инвалида, и потребовала полтора миллиона. При этом оформила построенный дом – по сути, подарок. Считаю, что это некрасиво. Я была свидетелем на суде. Естественно, суд её требования не поддержал. Но из очереди её не исключили, она получит жильё. Сейчас Парфентьева имеет право запросить комиссию для обследования дома, в чём ей не могут отказать, а также обратиться за материальной помощью в органы местного самоуправления. Возможно, ей помогут не деньгами, а конкретными работами.

Автор: Валерия Бальжиева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях