Новая мода в Бурятии - домашний волк
Главное Популярное Все
Войти

Новая мода в Бурятии - домашний волк

Анна Соболева, Светлана Намсараева
18731 3

Фото: представлены героями материала

Журналисты «Информ Полиса» выясняли, зачем люди держат вместо домашних собак серых хищников

В начале ноября многие федеральные СМИ расска­зали про жителя Волгогра­да, который завел дома на­стоящего волка. Новость вызвала большой пере­полох. Тогда наша редак­ция и задумалась: может быть, и в Бурятии есть за­водчики серых хищников? 

Поиски, которые вели журналисты, увенчались успехом — мы нашли волкособа (помесь собаки с вол­ком), волчака (помесь чехосло­вацкой волчьей собаки и вол­ка) и, собственно, самих волков. Хозяева держат их во дворах, как домашних собак, ходят с ними на охоту и защищают от нападок местных жителей, которые, по понятным причинам, не в боль­шом восторге от такого сосед­ства. 

Ушли без трофеев

Первый наш герой из Баунта не хочет называть настоящее имя. Говорит, что в родном селе и так покоя нет: люди подозрева­ют, что его собака вовсе не до­машний пес. 

Назовем его Антон. Ему 50 лет, себя он считает прирожденным охотником и рыбаком. 

— Жить на севере и не быть охотником и рыбаком, это, знае­те, даже неуважение к себе. Вро­де как не мужик и не баба. Все люди ждут лета, а настоящие се­верные охотники — зимы, чтобы с первым снегом уйти в тайгу, — уверен Антон. 

Несколько лет назад он подо­брал щенка — обыкновенную дворняжку черного окраса, кото­рая выросла в быструю и силь­ную собаку. 

— Чтобы был от Белки ка­кой-то прок, я начал ее дрессиро­вать. А она оказалась очень способной ученицей. Впервые взял Белку на охоту, когда было ей около года. Тогда она показала себя отличным следопытом, поч­ти два часа гналась за раненым кабаном, что тот в конце совсем вымотался, а нам осталось толь­ко добить его, — рассказывает бывалый охотник. 

С тех пор он берег свою Белку, давал ей самые вкусные косточ­ки, старался, чтобы она особо не перетруждалась, следил, чтобы случайно не забеременела. В дни ее течек Антон привязывал Бел­ку на цепь. 

В ту раннюю осень охотник от­правился с приятелями в тайгу, чтобы добыть волков, которые нападали на лошадей. До заката солнца мужчин до ближайшего зимовья забросили на вездеходе. 

В ту же ночь Антон проснулся от знакомого лая и не поверил своим глазам, когда за дверью ни­зенькой избушки увидел Белку. Мужчина немного пожурил свою любимую собачку и пустил ее на ночлег. Вела себя она неспокой­но, то и дело рвалась к выходу, лаяла и даже скулила. Чтобы не раздражать своих приятелей, Ан­тон выпустил Белку. 

Пока три дня мужики были в лесу, Белка не возвращалась. Ан­тон перед тем, как за охотниками приедет вездеход, за полдня об­лазил ближайший лес, а потом смирился с тем, что любимая дворняжка умерла или ее задрал волк. Кстати, тогда охотники впервые вышли из леса без тро­феев — ни волк, ни даже заяц не встретились. 

Чьи щенята?

— А дальше было как в кино. Дней через десять как ни в чем не бывало объявилась Белка, — го­ворит Антон. 

Через два месяца Белка при­несла четырех пушистых щенят. Трех мальчиков сразу разобрали, Антон оставил девочку, которую никто не брал. 

— У Симки красивый окрас — желтая шерсть с черными клоч­ками на загривке. Росла игривой собакой, но я заметил, что она не­много с хитрецой. То слопает еду больше всех, то исподтишка по­лает на телят, одним словом, за­бавная была. А все проблемы на­чались весной, когда ей исполни­лось полгода. Мы заметили, что она меньше лает, а как-то подвы­вает. Особенно жутко было но­чью. В нашей деревне, сами пони­маете, все мужики охотники. Они не раз слышали, как воют волки, — рассказывает Антон. — Вот они мне и стали говорить, что Белка понесла от волка, дескать, насто­ящие собаки не воют, — расска­зывает Антон. 

Полукровка

Хуже стало его семье, когда Симка внезапно напала на сосе­да. Тот, по словам Антона, не раз бывал у них и всегда между де­лом дразнил собачку. Укусить его не укусила, но изрядно потрепа­ла здорового мужика. 

С тех пор земляки глаз с Сим­ки не спускали. Вспомнили, что все трое щенят от Белки давно умерли. 

— Поговаривали, что они умерли от волчьей болезни. Ка­кая она бывает, никто не объяснил, — отмечает охотник. 

Многие приходили смотреть на волкособа. Кто-то отмечал, что у нее устрашающий вид из-за острых клыков, взгляд смелый, она никогда не боится злого окри­ка, не прячется в угол, а открыто смотрит в глаза. И телосложени­ем не в мать — Симка крупная в груди, в свои полгода могла опро­кинуть флягу с водой. Но чаще со­ветовали избавиться от нее. 

— Да замучили меня, мол, если щенок в мать, то свяжется с волком. И будут в деревне не со­баки, а полукровки-волкособы плодиться. Особенно достали меня, когда у женщины исчезла корова, а потом нашли в лесу рожки и ножки — все, что оста­лось от скотины. Может, ее вол­ки разодрали, а может, воры за­били на мясо, а виновата Симка, хотя она на привязи. Многим уже мерещилось, что мы ночью ее вы­пускаем на волю. 

Сейчас Симке больше полуто­ра лет. От глаз земляков Антон увез ее в дальнюю деревню к род­ственникам. Те тоже охотники и не раз уже благодарили Антона за то, что тот отдал им настоя­щую охотничью собаку. 

Бурятский волчак

Как оказалось, в Улан-Удэ тоже живут волки, но одомаш­ненные. Впервые Яна Пуховская познакомилась с волчаками око­ло 15 лет назад на одной из соба­чьих выставок на востоке нашей страны. Однако содержать его тогда девушка бы не смогла, и мечта так и оставалась мечтой. До недавнего времени. 

— Два года назад мы перееха­ли из квартиры в дом и занялись поиском нового члена семьи. Наш питомец Крис приехал к нам из Тольятти. В России всего не­сколько заводчиков, и найти хо­рошего щенка не так просто. Ну и ценовой вопрос тоже играет немаловажную роль, — рассказыва­ет Яна. 

Когда щенок попал в семью Пуховских, основной проблемой стала социализация собаки — волчонок никак не хотел идти на контакт. Позднее стала ясна при­чина — Крис наполовину че­хословацкая волчья собака, а на­половину волк. Однако результа­та семья всё-таки добилась. Дол­гие месяцы упорных тренировок дали свои плоды. 

Крис наполовину че­хословацкая волчья собака, а на­половину волк

— Что касается особенностей поведения, первое и основное от­личие гибридов — они не лают, но зато воют. Очень преданы хо­зяину, активны. Держать такое животное лучше в своём доме на свободной территории. Сегодня наш питомец отличный сторож и охранник. При кормлении необ­ходимо учитывать, что это хищ­ник и в рационе обязательно должны присутствовать мясо и внутренности. И, конечно, вита­мины и микроэлементы. Содер­жание волчака не очень простое, но ради любви и преданности в этих волчьих глазах можно пой­ти на любые трудности, — утверждает она. 

Как оказалось, эти собаки очень умны. Недавно собаке до­велось участвовать в поисках в лесу. Пес контролировал, чтобы  никто не отставал. Люди шли в шеренгу, и если кто-то выбивал­ся с линии, то Крис подбегал сза­ди и, тыча в спину, уводил чело­века обратно в линию. Самое ин­тересное, что на сегодняшний день это единственный предста­витель породы чехословацкой волчьей собаки не только в Буря­тии, но и в Сибири. 

Когда друг — волк

Поиски одомашненных хищ­ников привели нас к соседям — в Иркутскую область. Здесь в при­городе находится питомник «Бе­лый Султан». Как рассказал его владелец Леонид Никифоров, пи­томник задумывался лишь для среднеазиатских овчарок, но позднее в нем появились восточ­носибирские лайки и… две вол­чицы. 

Хищницы Кичи и Айка доста­лись Леониду еще в 2004 году. Их мать подстрелили охотники на севере Иркутской области в нача­ле июня. Когда она пыталась скрыться от преследователей, привела их в свое логово, где и прятались пять месячных щен­ков. Охотники добили волчицу, забрали себе троих, а оставших­ся маленьких санитаров леса предложили Леониду, который, не раздумывая, взял шефство над щенятами. Еще в юности, служа в армии, мужчина растил волчон­ка, которого пришлось оставить в Монголии. 

Чтобы щенки привыкли к нему, Леонид до сентября, пока позволяла погода, ночевал с ними в питомнике прямо в волье­ре на раскладушке. 

— Я ставил раскладушку, а они ложились рядом с ней. Под утро они забирались ко мне и укладывались в ногах. Со време­нем начал понемногу дрессиро­вать — учил элементарным навы­кам. Они поддаются дрессировке не как собаки. Конечно, у них нет такого, чтобы они отказались что-то выполнять. Но служить, как собака, они не будут, — гово­рит владелец. 

В народе бытует молва, что волка или волкособа сложно при­ручить — невозможно найти об­щий язык, велика вероятность по­бега, нельзя кормить мясом. По мнению Леонида, это пишут те люди, которые сами никогда не держали волков, либо те, кто имел негативный опыт. 

— На самом деле у волка при­родная осторожность, и он просто так не будет нападать на челове­ка, даже в голодном состоянии. Все это выдумки. И даже если кормить его сырым мясом, так называемую «жажду крови» он не почувствует. Я кормил их и мя­сом, и собачьим кормом, и рыбой, и ничего от этого не меняется, — утверждает он. 

Как говорит мужчина, Кичи и Айка достаточно мягкие по ха­рактеру, да и по отношению к со­бакам, с которыми росли, не агрессивны. Кстати, клички у волчиц не так просты. Кичи назвали в честь матери Белого Клы­ка из повести Джека Лондона, а Айку назвали в память о первой собаке хозяина. 

Айку назвали в память о первой собаке хозяина

Чем отличаются от собак

Леонид рассказал нам и о при­чудах подросткового возраста волчат. Оказалось, что они очень пакостливы и любопытны! 

— Например, лопату с одного места поставишь на другое, она подойдет, стащит ее и погрызет, хотя инструмент она этот видела в течение месяца. А в другое ме­сто поставил, и ей стало интерес­но, что это такое. И так со всем, не там что-нибудь оставишь — и волчица утащит, — смеясь, гово­рит Леонид. 

Когда волчицы еще были мо­лоды, дрессировщик часто играл с ними, как с собаками. 

— Она за руку схватит, я ей: «Кичи, больно!». В глаза мне смо­трит, хватку ослабит, но полно­стью пасть не разжимает. Я ей снова говорю то же самое, и толь­ко тогда отпустит. Проверяет, на­сколько я серьёзно настроен, — вспоминает мужчина. 

Кичи назвали в честь матери Белого Клы­ка из повести Джека Лондона

Волки виляют хвостом и при­жимают ушки точно так же, как и собаки, разве что только не лают. Однако, когда они очень взбудоражены, начинают тяв­кать, как щенки. Да и размером волчица со взрослого крупного кобеля немецкой овчарки. 

Кстати, волчицы еще и очень заботливые матери. Когда одна из подопечных Леонида была с детенышами, в жаркую погоду под будкой выкапывала ямку и переносила туда щенков, чтобы им было проще переносить жару. А в плохую погоду и ливень четвероногая мама вновь утаскива­ла их в будку. 

— Когда они беременные хо­дили, я до последнего не знал, сколько у нее там щенков. Пото­му что как такового явного живо­та у нее нет, не видно, что бере­менна. Настолько собаки далеки от волков. После общения с ними сейчас я на собак смотрю под дру­гим углом и даже соглашусь с те­орией, что они произошли не от этих хищников. Потому что вол­ки и поведением отличаются, и психикой, — рассказывает муж­чина. 

Леонид с волчицей Кичи 

Леонид скрестил одну из вол­чиц с восточносибирской лайкой, а другую — с немецкой овчаркой. В итоге на свет появились здоро­вые щенки, которых мужчина раздал интересующимся людям, а в последующем из них выросли уравновешенные и работоспособ­ные собаки. 

Мужчина доказал, что волко­собы могут быть неагрессивны­ми и замкнутыми. Полученные от лайки щенки прекрасно подхо­дят для охоты, и спектр поиска у них шире. А щенки от «немца» имеют охранные качества. Те­перь с Леонидом связываются люди не только из России, но и с Украины и из Казахстана. Дрес­сировщик делится опытом, но волкособов больше не разводит. 

— То, что хотел, я сделал. Не собираюсь на этом деньги зараба­тывать, мне этого не надо, смысла повторять нет, неинтересно. Я сде­лал свой вклад, — говорит Леонид.


Читать далее

Читайте также