Бывший боевик с Кавказа, отбывающий срок в Бурятии: «Ошибка может стоить жизни»
Главное Популярное Все Моя лента

Бывший боевик с Кавказа, отбывающий срок в Бурятии: «Ошибка может стоить жизни»

Алексей Романов
32942 11

Эксклюзивное интервью с одним из исполнителей шокирующего дела так называемого «резервного Беслана»

Исправительная колония № 8, что на Спиртзаводской трассе Улан-Удэ, больше известна жителям Бурятии как ИК-8 строгого режима, где сидят убийцы, насильники. Но мало кто догадывается, что в этом исправительном учреждении отбывают наказание еще и самые настоящие террористы. 

Нам удалось взять эксклюзивное интервью у 33-летнего Шамиля Х., осужденного в 2005 году на 18 лет лишения свободы по нескольким статьям Уголовного кодекса, среди которых терроризм, захват заложников, посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов, а также незаконное хранение оружия и боеприпасов. 

«Резервный» террорист

Перед нами мужчина в расцвете сил, спортивного телосложения. Бросается в глаза его кроткий, но в то же время открытый взгляд. Не верится, что перед нами тот самый молодой человек, о котором весь 2005 год рассказывали все федеральные СМИ. Тогда вся страна узнала, что существовала самая настоящая «резервная группа», которая страховала террористов, захвативших школу в Беслане 1 сентября 2004 года. По этому делу проходил и Шамиль. 

Напомним, что в начале марта 2005 года стало известно, что в  Чечне в ходе спецоперации в Ачхой-Мартовском и Сунженском районах задержали 11 участников незаконных вооруженных формирований. Тогда руководитель пресс-службы МВД Чечни Руслан Ацаев комментировал СМИ, что «они были задержаны в ряде населенных пунктов накануне, где скрывались по 2 - 3 человека в убежищах и на тайных квартирах». 

- Задержанные дали признательные показания о том, что принимали участие в нападении на Ингушетию в ночь на 22 июня 2004 года, а также совершали нападения на сотрудников милиции и госслужащих на территории Чечни, - сказал тогда Вести.ру Руслан Ацаев. 

Тогда же стало известно, что эти 11 задержанных бандитов были так называемыми дублерами боевиков, которые захватили 1 сентября 2004 года школу в Беслане. В случае провала первой группы эти самые дублеры должны были совершить теракт в школе станицы Нестеровка в Ингушетии. Сама станица находится на границе с Чечней. 

- Они сидели там, за рекой. Одиннадцать человек с автоматами, гранатами, взрывчаткой. И следили за детьми, которые шли по этой дорожке на первое сентября в школу. Террористы были готовы напасть в любой момент. Их остановил телефонный звонок: «Отбой». На линейку, которая могла стать последней для этой школы, пришло тогда шестьсот детей. Двор за глухим забором, здание очень старое и маленькое: бежать было бы некуда, потому что выход из школы только один, - так описывала журналист Первого канала подробности того 1 сентября 2004 года в Нестеровке. 

За это преступление на скамье подсудимых оказались сразу четверо жителей чеченского села Ачхой-Мартан. Среди них Шамиль. На вопрос той же журналистки осужденный отвечает, что ему 19 лет и хочется на волю. 

Целая история

- Я сижу уже 14 лет, - рассказывает Шамиль. – По совокупности преступлений мне дали 18 лет лишения свободы. Я много чего осознал, раньше по молодости столько глупостей совершил. Уже с возрастом понимаю, что всё это было неправильно. Столько лет я здесь, это очень большой срок. 

Шамиль вспоминает, что его задержали в 2005 году. До этого он три месяца был в составе бандформирования Умара Димаева, ликвидированного в марте 2005 года. А на вопрос о том, как он стал боевиком, мужчина говорит, что это целая история. 

- В первую чеченскую кампанию мне было только девять лет. Тогда шла война. В 1996 году наша мама получила тяжелейшие ранения - снаряд попал в комнату, где находились она, я и мой брат. От полученных ран мама скончалась в больнице. В том же 1996 году погиб мой брат, но точные обстоятельства, как это произошло,  я уже не помню. Вот такие трагические случаи произошли с нашей семьей, - рассказывает Шамиль. 

Вместе с боевиками

- Когда началась вторая чеченская кампания, я уже считал себя взрослым. А война – это злость, боль, ненависть. Но когда меня позвали в лес, я согласился. Тогда у меня была мотивация – потеря близких. В то время мой друг уже был в рядах бандформирований, а когда он позвал меня и других, мы ушли вместе с ним в лес. Я три месяца находился там, в лесу, вместе с боевиками, - продолжает свой рассказ мужчина. 

А потом, по словам Шамиля, его задержали, когда он вернулся домой. Должны были дать три года колонии-поселения, но правоохранительным органам удалось доказать его причастность к подготовке террористических актов. 

- Дело о нападении на Ингушетию доказали, - констатирует Шамиль. - За это время, что я  в колонии, много чего осознал, понял, не надо было так делать. Если бы позвали сейчас, я бы не пошел на это и такие ошибки не совершил бы никогда, - говорит отбывающий наказание. 

Напомним, ночью 21 июня 2004 года несколько групп боевиков численностью 200 человек осуществили нападение на 20 точек на территории Ингушетии. 

Терроризм – это зло

Шамиль считает, что на свободе он такие ценности не понимал, но в тюрьме шаг за шагом вспоминает подробности тех лет и говорит себе, что все было неправильно. 

- Тогда меня и родственники осуждали и отговаривали. А война – это всегда плохо. Сейчас это понимаешь, а молодым – нет, ведь в таком возрасте легко тебя завербовать, убедить. А сейчас хочется домой. Семья, дети – вот это нормальная жизнь. А тогда я не слушал своих родителей, попал в такую среду. Сейчас хочу сказать - слушайте своих родителей, берегите свою жизнь, ее очень легко потерять. А живем мы один раз, - говорит Шамиль. 

А еще предостерегает, что терроризм – это зло, не надо воевать и вступать в ряды боевиков. 

- Прежде чем это делать, нужно думать о себе, своих родителях, братьях и сестрах, семье. Молодежь не должна попадать под пропаганду ИГИЛ*. Эта ошибка может стоить жизни, - заключает Шамиль. 

* ИГИЛ - запрещенная на территории РФ террористическая организация 

Справка
Пакет законопроектов, направленных на создание отдельных тюрем для террористов, Госдума приняла в первом чтении 12 декабря 2018 года. Осужденные за терроризм и экстремизм будут отбывать наказание не в колонии, а в тюрьме. Согласно нормам, осужденные, в отношении которых имеется информация, указывающая на оказание ими в период содержания под стражей, отбывания наказания деструктивного воздействия на других обвиняемых (подозреваемых), осужденных, связанного со склонностью к изучению, пропаганде, исповедованию либо распространению идеологии терроризма, направляются для отбывания наказания в соответствующие исправительные учреждения, расположенные в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы.

Читать далее