Село
3146
1

Житель Кабанского района на берегу Байкала подружился с элитными «венграми»

«Информ Полис» побывал в гостях у символа грядущего года и познакомился с хозяевами самых, пожалуй, экзотических свиней в Бурятии

Фото: Евгений Коноплёв

Станция Переёмная, что в Кабанском районе, находится на 232-м км автотрассы Р-258, до января 2018-го – М-55. Это аккурат посередине Иркутска и Улан-Удэ. 

Станцию основали еще в 1904 году. Свое название она получила от притрактового поселения, возникшего еще в петровские времена как почтовая станция. Там путникам для их дальнейшего путешествия предоставляли казенных лошадей. 

А еще говорят, что население станции всегда было малочисленным. В основном здесь жили работники железной дороги. Но многие уезжали отсюда, несмотря на то, что до Байкала рукой подать. С одной стороны – озеро, с другой – железная дорога. Вроде и сельская местность, но никаких условий для содержания коров, овец, лошадей. 

Заморское чудо

Но 11 лет назад, к удивлению местного населения (а тогда в Переёмной проживало около 300 человек вместе с детьми и стариками), на станции обосновались иркутяне Татьяна и Дмитрий Зуевы. Купили домик у Байкала, чей берег начинается сразу за задним забором участка. Завели корову, которую летом выгуливали на поводке, как собачку. Так, кстати, поступали все местные - не дай бог, скотина станет причиной аварии на железной дороге или утонет в озере. 

Но супруги еще больше ошеломили местных, когда в 2011 году завели у себя на подворье пятачков невиданной в этих краях породы. Вместо гладкой щетины они носили кудрявую шевелюру. Вроде не свинья и вроде не овца, а, получается, свинья в овечьей шерсти. Оказались эти хрюшки заморскими, из Венгрии, где в честь этих самых мангалиц проводят целые фестивали. 

Побег из города

Дом Зуевых мы долго не искали. Во дворе нас встречает немецкая овчарка Рэм. По его глазам видно, что он уже старенький. Оказалось, ему столько же лет, сколько Зуевы живут в Переёмной. А дома в тепле хозяев заждались двухмесячный тибетский мастиф Барс и полугодовалая киска Клёпа. 

- Чем проще клички, тем лучше для животных, - объясняет хозяин Дмитрий Иванович. 

Сам он  работал слесарем на заводе, а Татьяна – педагогом дошкольного образования, но в 90-е годы стали предпринимателями. Начинали с лотков и ларьков, а потом перешли на оптовые поставки рыбоконсервной продукции из Москвы. 

- Раньше мы приезжали сюда отдыхать. А потом решили обосноваться здесь. Четверо наших детей окончили школу и вузы в Иркутске, у нас растут четыре внучки, - рассказывает Татьяна. 

Экспериментаторы

После беседы о погоде и природе за чашечкой чая мы идем с хозяевами туда, ради чего и приехали. Уж слишком много шума наделали эти заморские хавроньи, ставшими первыми не только в Кабанском районе, но и во всей Бурятии. 

Сами Зуевы не фермеры. Пробовали держать обычных белых свиней, но они оказались слишком прожорливыми. От коровы отказались, потому что пасти негде. А жить на земле и держать пару коз семья посчитала делом не хозяйским. 

- Мы стали искать породу свиней, которые меньше едят. В Интернете прочитали о мангалице. Самым ближайшим местом, где продавали поросят, оказался Красноярский край. Поехали туда, а хозяин вместо 15 тысяч рублей за одного поросенка запросил 20 тысяч. Купили сразу мальчика и трех девочек размером чуть больше литровой банки,  - рассказывает Дмитрий, пока мы совершаем экскурсию по его двору. 

Не музей и не зоопарк

Надворные постройки для живности добротные, с плотно закрытыми дверями. Отдельные стайки для кур, индюков, коз! Все они тоже экзотической породы. Хозяин говорит, что раньше держали кроликов-гигантов, но 16 из них неожиданно скончались. 

- Один раз знакомая с племянницей попросила показать живность. Может, энергетика у них тяжелая или невольно восхитились, но после них кроликов как скосило. После этого кому попало не показываем. Это же не музей и не зоопарк. Когда приезжают заинтересованные люди, конечно, показываем всё, - объясняет Татьяна. 

Раньше  и местные интересовались, но сейчас здесь живёт всего лишь около 50 человек. Дом Зуевых  – единственный  жилой в конце длинной улицы. Соседи  появляются только летом. 

За разговором мы, наконец, оказались в стайке, где живут пять кучерявых свиней. Первое впечатление: это что за чудо природы! Одна хрюшка белая, две - черные, еще одна - рыжая, а кабанчик – черно-коричневый. Издалека, если не видеть пятачка, из-за густой вьющейся шерсти свиней можно принять за баранов. 

У каждой из них свой манеж, а одна из них месяц назад принесла девятерых поросят с полосками на спине. Они похожи на те, что бывают у бурундуков или диких кабанов. В еде их мама, как и остальные ее родственники, совсем неприхотлива.  На одну голову утром и вечером по одному ковшику каши из комбикорма, перловки или картофеля. В день уходит немногим более пяти литров такой еды. Рацион у них состоит на 80% из сена, картофеля и на 20% из комбикормов. А еще одна особенность этой породы – они совсем не боятся холодов. От морозов их спасает густая шерсть, которая к лету линяет. И даже зимой они пасутся под открытым небом в специальном загоне. 

За чистоту породы

- Недавно закололи семилетнего борова, последнего из первого привоза. Мяса получили больше двух центнеров. Кто пробовал, говорят, что оно вкусное, ближе к говядине. А сала там не 50, а только 20%, - рассказывает Дмитрий. 

Супруги говорят, что взрослые особи хоть и превосходят размерами обычных свиней и могут весить до 300 кг, элитных «иностранцев» они держат исключительно для размножения. Два раза в  год они  получают «венгерский» приплод. У каждого поросенка паспорт с родословной. 

- Мы берем биоматериал с ушей родителей. Почтой отправляем этот кусочек мяса с кожей в растворе со спиртом в Москву, в федеральный научный центр животноводства. Там проводят молекулярно-генетическое тестирование на чистокровность породы, - рассказывает Татьяна. 

Сама она ведет журнал с записями о приплоде, адресах покупателей. 

- Часто звонят и спрашивают, не отдавали ли мы поросят тому-то? Это чтобы перекрестия не было, - уточняет женщина. – Мы сохраняем породу. У настоящих «венгров» копытца, сосочки и пятачок черные, а за ушками, наоборот, белые полоски. 

Новые хозяева часто звонят и спрашивают, как принимать опорос. 

- Я же не ветеринар. Когда мы первый раз принимали приплод, нас потом с Димой полдня трясло, - смеется Татьяна. 

Всему они учились сами, в основном на форумах в Интернете. Зуевы не боятся экспериментировать. Скрещивают мангалов со свиньями породы дьюрок. Гибрид дает богатый приплод – до 15 поросят за один раз. 

- За эти годы мы продали около 300 поросят мангалицы и гибридов в Хоринский, Селенгинский районы, в села у Байкала, в Забайкальский и Хабаровский края, в Иркутскую область, - не без гордости перечисляет Дмитрий. 

Не работа, а забота

Рядом с экзотическими мангалицами здесь живут и другие иностранные обитатели - вислобрюхие свиньи, нубийские козы, индюки, куры, цесарки, индоутки, перепела. Хозяин необычного хозяйства уверен, что в свое время они с супругой поступили правильно, переехав из большого города. 

- Что делать в городе в четырех стенах? Жить в селе и ухаживать за животными для нас не работа, а забота. А если захотелось  в театр, какие проблемы? Сел и поехал, - считает 56-летний Дмитрий.

Автор: Светлана Намсараева

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях