«Если я играю, то должен выигрывать»
Главное Популярное Все
Войти

«Если я играю, то должен выигрывать»

Полина Ориак
3578 5

Фото: личный архив героя материала

Трижды чемпион Канады по шахматам Батор Самбуев дал эксклюзивное интервью «Информ Полису»

Почему игра в шахматы — это чистейший вид спорта, зачем нужно изучать иностранные языки, как работает мозг и о том, как преодолевать себя и уметь жить здесь и сейчас, рассказал «Информ Полису» 3-кратный чемпион Канады по шахматам, гроссмейстер Батор Самбуев. 

«Отец никогда не поддавался»

Батор покинул малую родину в 16 лет и через какое-то время оказался за океаном. 

- Я уехал из Улан-Удэ после окончания школы, чтобы поступить в институт физической культуры в Москве. Уехал, чтобы продолжать заниматься шахматами. Решение было осознанное, потому что надо было выбирать: шахматы просто как хобби или то, чем я буду серьезно заниматься по жизни. Я тогда понимал, что это, конечно, не сделает миллионером, но для меня было важно получать удовольствие от процесса. А иначе зачем жить? Не вижу смысла просто ходить каждый день на работу, зарабатывать какие-то деньги. Я начал тренировать с 18 лет, мне понравилось. Интересная особая область, - вспоминает шахматист. 

Многих в спорт или искусство ещё в раннем детстве приводят родители, так и случилось с Батором. В пять лет отец вручил ему шахматы и показал, как играть. 

- У моего отца был крепкий второй советский разряд. Он мне никогда не поддавался и, конечно, обыгрывал. Я просто обязан был его победить, потому что если я играю, то должен выигрывать. В противном случае игра теряет смысл. Шашки, например, меня не заинтересовали, после пары партий я понял, что это слегка усложненные крестики-нолики. Другое дело шахматы. Игра сложная, и человек, который мне их дал, пусть даже это мой отец, не может меня превосходить, значит, я должен его победить. И я его победил к 9 годам, - рассказывает гроссмейстер. 

Первые шаги в спортивной карьере были сделаны благодаря отцу Батора, но не это стало определяющим в выборе профессии. 

- Конечно, я не собирался тогда становиться шахматистом, сыграл, так сказать, случай. Прямо напротив моей 22-й школы на Авиазаводе был клуб «Забайкалец», и рано или поздно я должен был туда заглянуть. Помню, в тот момент там проходили занятия и тренер Николай Иннокентьевич Англичанов сказал, чтобы я сыграл с ребятами. Я всех обыграл, и тут я уже был обречен. Мне еще повезло, что у нас на Восточном была своя атмосфера, отличная от города. После тех первых побед я до сих пор помню свой первый турнир, который не выиграл. Мне было 10 лет, это был взрослый чемпионат города, и я набрал тогда 5 из 9. Потом были полуфиналы, финалы чемпионатов Сибири, Дальнего Востока. В чемпионате России участвовал каждый год, когда-то поделил 2 - 3 места, попал в сборную России, - говорит Батор. 

О преодолении трудностей и программировании мозга

В 13 лет у юного спортсмена была возможность стать самым молодым чемпионом республики среди мужчин. 

- Лидировал весь турнир, была абсолютно выигранная позиция, а я зевнул мат в два хода. В итоге меня нагнал другой человек и обошел по дополнительным показателям. Ну я все равно думаю, что в 13 лет никто даже 1 - 2 места не делил. Такие ситуации случались много раз, и я стал себя программировать. Например, повторяя фразу «мои нервы — стальные канаты», и в нужный момент ты успокаиваешься, падает давление, сокращается сердцебиение. Это подтверждает, что мозг управляет телом, никак не наоборот. Закладывая в него такие схемы, можно руководить многими процессами. Как фраза из буддийского трактата: «Зачем переживать, если все еще можно исправить. Зачем переживать, если ничего исправить нельзя». Она стала моим талисманом на протяжении многих лет. Я действительно начал реагировать на ситуации по-другому, - рассказывает он. 

Станет ли спортсмен чемпионом, зависит, конечно, от многих факторов, но самое главное в спорте, сможет ли он перебороть себя и удержать высокую планку. 

- Звание гроссмейстера, высшего шахматного титула, кому-то дается легко, но не мне. В какой-то момент я достиг пика, но меня начали подводить спортивные качества. За один год я умудрился проиграть все решающие партии, на кону которых стояла норма гроссмейстера. Это меня прилично надломило, но я подуспокоился и стал играть лучше. Это, как и любые трудности. Либо тебя ломает, либо, наоборот, ты переходишь на новый виток развития. Звание гроссмейстера присвоили в 2006 году, когда мне было 25 лет. Конечно, это должно было случиться раньше, если бы шахматы были просто наукой... А это чистейший спорт. Свое умение, понимание игры необходимо продемонстрировать на соревнованиях здесь и сейчас. Не когда-то там вчера или завтра. Сегодня. Это и есть суть спорта. Ты должен долго готовиться и в нужную секунду это выдать, - уверен Батор. 

Строгий судья

Чемпионом Канады наш земляк становился трижды. 

- Первый раз в 2010 году, потом в 2013-м в Монреале и в прошлом году был мой 4-й чемпионат, который я выиграл. Это хороший результат, но не что-то выдающееся, ведь Канада все-таки не самая шахматная страна. Вот если бы я стал чемпионом России по-настоящему, то это действительно был бы повод для гордости. Ну и более строгого судьи, чем я сам для себя, никогда не будет… - улыбается шахматист. 

Он рассказывает, что победы и проигрыши научили тому, что процесс достижения цели важнее, чем сама цель. 

- Как и комфорт. Если ты его достиг, то у тебя гораздо меньше мотивации двигаться дальше и ты начинаешь деградировать. Нужно быть постоянно в тонусе. Как «Алиса в Зазеркалье», «для того чтобы просто остаться на месте, нужно очень быстро бежать», - цитирует Батор. 

Тренерство — это формирование определенного склада ума

Шахматы – это не только увлечение, но и работа. Уже много лет Самбуев работает тренером. 

- С помощью игры в шахматы формирую особый тип мышления у детей. По моим ощущениям, лучше всего воспринимают ребята с 8 до 10 лет. Уже лет в 11 - 12 мозг перестает быть таким гибким. Или иногда человек просто остается на уровне маленького ребенка «хочу не хочу», «нравится не нравится». Он может совершать какие-то действия и не задумываться о последствиях. Видит события, но не понимает их связь. Это как смотреть в калейдоскоп. Если ты не научился складывать в какую-то целую картину мира к годам 12 - 13, то потом человеку уже становится трудно, - объясняет Батор. 

Он уверен, что цель образования как раз в том, чтобы научить видеть связь между разрозненными явлениями, уметь делать выводы и просчитывать различные последствия. 

- Ты структурируешь свой мозг, тренируя его, как мускулы, и шахматы наиболее подходящая модель для отработки, - говорит шахматист. 

«Был главный критерий — безопасность, и я его нашел»

В Канаду он переехал по одной простой причине: в Москве Батор перестал чувствовать себя безопасно. 

- Были конфликты. Если бы был один, может быть, и остался, но у меня семья — это ответственность. Начал искать варианты и, приехав в Канаду на турнир, сразу понял. Здесь чувствуется, особенно если ты жил в 90-е, что люди расслаблены, ничего не боятся. Переехал, перевез семью. Три года прожил в Торонто и вот уже 8 лет мы в Монреале. Здесь к старшим классам все свободно говорят на двух языках. Глупо упускать такую возможность. Это как знаменитая притча про слепых и слона. Один пощупал ноги и сказал, что это дерево, другой ухватил за хобот и сказал, что это змея, третий на уши подумал, что листья. Каждый был по-своему прав, но все вместе они не видели главного в силу своей слепоты. И когда ты начинаешь понимать какие-то новые слова на иностранном языке, уже видишь не дерево, змею, а как минимум животное, ты понимаешь, что перед тобой новое явление. Это настолько расширяет видение мира, да и на проблемы начинаешь под другим углом смотреть, - рассказывает земляк. 

По его словам, иммиграция — это просто вопрос восприятия реальности. 

- Многие, переехав, совершают ошибку, постоянно что-то сравнивая, вспоминая, как было там, как здесь. Какая разница, что было тогда? Главное, что есть сейчас и что будет потом. Если ты воспринимаешь реальность такой, какая она есть, то тебе будет проще к ней приспособиться, - уверен он.


Читать далее

Читайте также