Что творится с культурным наследием в Бурятии?
Главное Популярное Все Моя лента

Что творится с культурным наследием в Бурятии?

Фото: russianstock.ru

Выясняли депутаты и специалисты на заседании Совета Народного Хурала

Историко-культурное наследие Бурятии уникально и разнообразно. На государственной охране состоят 1678 объектов культурного наследия.

— Из них 809 — это памятники федерального значения. Один населенный пункт имеет статус исторического поселения федерального значения — это город Кяхта, — отметила на заседании Совета Народного Хурала Дугарма Цыренова, председатель комитета государственной охраны объектов культурного наследия администрации главы и правительства Республики Бурятия.

В республике сохранились и объекты культового зодчества: Свято-Троицкий Селенгинский и Посольский монастыри, Гусиноозерский и Анинский дацаны, Воскресенская церковь, Одигитриевский собор и т.д.

Восстановление и деньги

Однако есть и насущные проблемы — это обветшание зданий-памятников. Так, из 1678 объектов культурного наследия 338 являются зданиями. По данным Цыреновой, 240 из них нуждаются в проведении ремонтно-реставрационных работ, в особо тяжелом состоянии находятся объекты деревянного зодчества. В них по большей части расположен жилой фонд. Износ памятников составляет порядка 80%.

— В силу требований законодательства работы по сохранению памятников выполняются при наличии разработанной лицензированными организациями проектной документации. Она должна также пройти историко-культурную экспертизу. Сами ремонтно-реставрационные работы также должны проводиться силами лицензированных организаций, — отметила Цыренова.

Все это влияет на стоимость проведения работ, а у большинства собственников жилых домов-памятников попросту нет средств на проведение комплексной реставрации. По закону получается, что все обязательства возложены именно на собственников объекта культуры. Из-за этого и на федеральном, и на республиканском уровнях нет никаких госпрограмм, предусматривающих сохранение памятников, находящихся в частной собственности.

Выход пытались найти. К примеру, в этом году хотели заложить через Фонд капитального ремонта деньги на реставрацию здания на улице Коммунистической. Для этого потребовалось бы семь миллионов рублей. К сожалению, в бюджете средств изыскать не удалось.

В республиканской собственности состоят 46 объектов культурного наследия, часть из которых также остро нуждается в ремонте. Речь идет о памятниках в Этнографическом музее, о зданиях филармонии и театра «Ульгэр»,  также об объекте на Некрасова, 11.

Также, по словам Цыреновой, для охраны памятников  и надзора за ними не хватает штатной численности работников.

Деньги и китайцы

Депутат Анатолий Кушнарев поинтересовался, как именно происходит контроль за памятниками и предусмотрено ли какое-то наказание за их разрушение.

Цыренова ответила, что собственников зданий-памятников регулярно планово проверяют, это касается как частников, так и юрлиц. За разрушение памятника предусмотрена уголовная ответственность, а за наплевательское отношение – «административка».

К примеру, несколько раз горел исторический памятник - деревянный дом городского главы Титова.  По данным Цыреновой, уголовное дело зашло в тупик, так как не нашли поджигателя.

— На сегодняшний день мы подали исковое заявление об изъятии памятника из собственности гражданина Китая, который находится за пределами России, — рассказала председатель комитета госохраны объектов культурного наследия.

По ее словам, в законах никак не прописан запрет на то, что иностранные подданные могут приобретать памятники культурного значения.

Игорь Марковец задал вопрос о том, сколько всего денег из федерального и республиканского бюджетов потратили на сохранение памятников.

По данным Цыреновой, из Москвы на эти цели в 2018 году пришло 27,2 млн рублей, из региональной казны - 16,4 млн рублей.

Депутат Егор Олзоев предложил учесть опыт Иркутска по превращению домов-памятников в квартал для туристов с ресторанами и барами, а также привлечению частных инвестиций для реставрации объектов под гостиницы или точки общепита.

Ремонт школ

Михаил Степанов обратил внимание на школы, которые в годы войны были госпиталями. Из-за статуса исторического объекта они имеют трудности по проведению в них капитального ремонта: многие учреждения нуждаются в таковом уже на протяжении десятилетий.

— На территории республики в годы Великой Отечественной войны было около 50 зданий-сооружений, которые использовались под лечебные корпусы эвакогоспиталей. На сегодняшний день 16 зданий имеют статус объектов культурного наследия, из них 14 находятся в Улан-Удэ. Действительно, такая проблема есть, и мы с ней столкнулись, когда проводили ремонт-реставрацию школы № 2, — отметила Цыренова.

Правительство Бурятии прорабатывало вопрос об исключении школы из списка объектов культурного наследия, однако федеральная экспертиза ответила, что здание вошло в список в связи с событиями во времена ВОВ, и эти события не подлежат переоценке.

Инвесторы и сохранение

 Однако Министерство культуры России предлагает внести в законодательство понятие «текущее содержание объекта», которое облегчит проведение ремонта, в том числе в школах Бурятии, попавших в список культурного наследия.

Депутат Геннадий Доржиев предложил актуализировать список памятников, потому что среди них есть объекты (51 штука), которые физически перестали существовать. Также он предложил сделать памятники интересными для частных инвесторов.

Народные избранники по итогам выступления вынесли рекомендации: увеличить правительству республики финансирование подпрограммы по сохранению памятников, активизировать привлечение частных инвестиций на реставрационные работы, а также активно популяризировать позитивные примеры государственно-частного партнерства в этой сфере.

— В те времена купцы, получается, вкладывали средства в создание культурного наследия. Они вкладывали, а наша задача вместе с народом сохранить эти памятники, — резюмировал председатель Народного Хурала Владимир Павлов.

Читать далее