Как брали банду Кочкина, которая наводила ужас на всю байкальскую тайгу
Главное Популярное Все

Как брали банду Кочкина, которая наводила ужас на всю байкальскую тайгу

Михаил Доржиев
99489 1

Сотрудники бурятской милиции, 1927 год

Хроника неизвестной спецоперации 20-х годов

«Информ Полис» продолжает рассказывать о легендарных делах уголовного розыска республики. На этот раз мы решили коснуться одной малоизвестной операции УГРО – ликвидации банды колчаковского офицера Кочкина, которая была проведена в 20-х годах XX века. Бандиты наводили ужас сразу на два региона - Иркутскую область и Бурятию. 

Справиться с «атаманом тайги» удалось только тогда, когда сотрудники уголовного розыска провели то, что на современном языке называется «операция под прикрытием». УГРО удалось внедрить в банду своего человека, который и поставил точку на кровавых похождениях Кочкина.     

Семь агентов и журналист

Однако сначала коснемся некоторых деталей становления уголовного розыска Бурятии. Это позволит понять, насколько сложной была работа УГРО 20-х годов. 

Напомним, что в 1918 году после распоряжения Народного комиссариата внутренних дел отделы уголовного розыска появились во всех городах России и крупных поселениях. Не исключением стала и наша республика. В Бурятии возникло Управление уголовного розыска, во главе которого встал сам начальник всей бурят-монгольской милиции Корзилов. В состав нового управления вошли два десятка человек – инспекторы, фотограф, заведующий хранилищем вещдоков, секретарь-машинистка, начальник канцелярии, эксперт по дактилоскопии, семь агентов-оперативников и, что интересно, журналист. Последний, видимо, выполнял функции пресс-службы. 

Прежде чем крепко встать на ноги, бурятскому УГРО пришлось пройти тернистый и сложный путь. Большая часть сотрудников уголовного розыска состояла из обычных крестьян. Брали в ряды УГРО только молодых людей с крепким здоровьем, пригодных к строевой службе. Однако ни оперативным опытом, ни особой грамотностью они не обладали. Держались только на голом энтузиазме, собственном трудолюбии, настойчивости и находчивости. К сожалению, одного энтузиазма зачастую не хватало. Противниками УГРО в тот момент стали хорошо обученные офицеры из остатков разбитых войск Колчака, банд Унгерна и атамана Семенова, которые держали в страхе население Бурят-Монгольской автономии, Иркутской губернии и Дальновосточной области (Забайкальский край). Налетчиков отличали боевой опыт и познания в военной тактике. Справиться с бандитами было очень и очень непросто. Неспроста летом 1922 года начальник уголовного розыска с горечью доложил: «Положение Буррозыска печальное... Нет людей, соответствующего штата сотрудников. Следственных дел много. Аппарат Буррозыска не налажен…».  Поэтому в состав УГРО стали включать сотрудников дореволюционного (императорского) сыска, при условии, если они являлись незаменимыми специалистами. 

Ситуация стала меняться только к середине 20-х годов. В каждом из районов республики появились собственные отделения, началась планомерная борьба с преступниками. Наконец-то решился вопрос и с финансированием службы. Например, на организацию служб дактилоскопии и регистрации преступлений выделили 50 тысяч рублей. По тем временам это были большие деньги. Пошли и другие изменения, что позволило милиционерам вплотную заняться ликвидацией многочисленных банд, действовавших на территориях Бурятии, Приангарья и Забайкалья. 

Ужас байкальской тайги

Окончание гражданской войны не означало, что в молодой республике сразу же установился мир. Особенно сложной ситуация была в Восточной Сибири, где скопилось немало белогвардейских отрядов, не сумевших прорваться за границу. Затаившись в тайге, они быстро растеряли былую воинскую дисциплину, превратившись в обычные банды, промышлявшие грабежами и разбоями. В их числе была и крупная шайка бывшего колчаковского офицера Кочкина, которая несколько лет терроризировала местное население. Бандиты отличались особой жестокостью и ненавистью к советской власти. «Кочкинские» подкарауливали и забивали насмерть комсомольцев, устраивали налеты на ревкомы и сельсоветы, убивали активистов. Промышляли бандиты и на дорогах, грабя обозы с продовольствием и расстреливая сопровождающих. Так шайка Кочкина превратилась в настоящий ужас байкальской тайги. 

Долгое время все попытки сотрудников УГРО поймать банду заканчивались неудачами. 

Банда Кочкина была мобильной, имела базы и схроны в дремучей тайге, обзавелась сетью осведомителей. Видя, что уголовный розыск не в силах справиться с разбойниками, Кочкин обнаглел настолько, что, собрав 150 бойцов, отправился штурмовать соседний Иркутск. Правда, эта атака завершилась для атамана печально - «кочкинские» нарвались на отряд ЧОН (части особого назначения). Большая часть банды полегла в коротком, но жестоком бою. Но самому Кочкину вместе с десятком приспешников удалось оторваться от погони. 

Свой человек в банде

Неудачный налет вконец озлобил атамана. Он стал действовать с особой жестокостью. По ночам, окружив дома коммунистов, «кочкинские» запирали двери и окна, а потом сжигали их вместе с людьми. 

На ликвидацию остатков банды было отведено два месяца. УГРО создал специальную опергруппу под командованием Василия Кариха, которой выделили не только деньги, но и легковой автомобиль. В это время произошёл случай, который сыграл, пожалуй, решающую роль в спецоперации. 

В одну из деревень заехал участковый милиционер. Навстречу ему выскочил мальчишка, который прокричал: «Дяденька милиционер! У Михалевых бандиты с винтовками!». Милиционер почему-то не воспринял слово «бандиты» всерьез и спокойно направился в сторону двора Михалевых. Как только участковый вошел в ограду, он был тут же убит. 

На место ЧП немедленно прибыла опергруппа. Хозяина дома – того самого Михалева - в тот же день арестовали. На допросе выяснилось, что раньше он ходил под началом Кочкина, но затем порвал с бандой. Однако связи с бывшими дружками у него имелись. Поэтому оперативники решили использовать Михалева в операции. После некоторых раздумий бывший бандит дал свое согласие. 

Для того чтобы у «кочкинских» не возникло подозрений, сотрудниками УГРО был разыгран целый спектакль – Михалеву инсценировали побег из тюрьмы. Так в банде и появился «агент под прикрытием». Поначалу главарь вел себя очень осторожно и долго проверял Михалева. В конце концов, поверил и даже стал брать с собой «на дело». Чуть позже агенту удалось связаться с оперативниками. Он  рассказал о том, где прячутся бандиты, но сразу же предупредил, что самого Кочкина взять живьем вряд ли удастся. 

Выстрел в тайге

Через некоторое время агент вновь вышел на связь и сообщил, что в банде заканчивается еда, и Кочкин планирует напасть на бурятский обоз с продовольствием. Михалев указал и место, где будет совершен налет. Там была устроена засада. Однако, уже выйдя на тракт, Кочкин что-то заподозрил. Он стал внимательно рассматривать в бинокль местность, где затаились оперативники. Поняв, что атаман готов отменить нападение и больше такого удачного момента не будет, Михалев вскинул карабин и выстрелил в главаря. Тот рухнул замертво. Остальные бандиты тут же разбежались. 

Без Кочкина в шайке начался разброд. Многие были готовы сложить оружие и сдаться. Узнав об этом, сыщики через жителей деревень передали бандитам «весточку», что советская власть гуманно относится к тем, кто является с повинной. Это и стало финальным аккордом в истории банды Кочкина. Вскоре разбойники вышли из тайги и сложили оружие. 

При подготовке статьи использованы материалы и фотографии из сборника «100 лет уголовному розыску», выпущенного Министерством внутренних дел по Республике Бурятия.


Читать далее