Как одинокий тополь стал буддийской святыней в европейской части России
Главное Популярное Все Моя лента

Как одинокий тополь стал буддийской святыней в европейской части России

Фото: А. Ян

Журналист из Бурятии побывал в калмыцкой степи, где более полутора веков растет дерево из посоха

Если Элиста, вопреки своему названию «песчаная», радует обилием деревьев, то калмыцкая степь напоминает почти бурятскую. Почти - потому, что в калмыцкой степи жителю Бурятии не хватает холмов и синеющих вдали гор. Но даже нам, степнякам, настоящим чудом кажется огромный тополь посреди сухой калмыцкой степи. 

Ехать от столицы Калмыкии до ее главной святыни совсем недалеко. По дороге привычные нам лесополосы и небольшие стада овец, коров, табуны коней. Родной пейзаж как в Бурятии. Чужеродным элементом смотрятся здесь только заброшенные монументальные столбы под ветряные электростанции. 

Сворачиваем к самой высокой точке Ергенинской возвышенности. Гид рассказывает, что в старину здесь шумела целая роща. Сейчас осталось одно дерево. Зато какое! Даже издалека этот тополь поражает своей мощью и раскидистой кроной. Жителям Бурятии вообще трудно признать в нем тополь. У нас эти деревья более вытянутые, да и такого возраста тополей в нашей республике я не припомню. Делаем в застекленной беседке подношение лампадками, цветами и конфетами. После традиционного обхода по солнцу и поклона восьми ступам вокруг священного дерева вступаем в его ограду. Она сделана так, чтобы можно было привязать хадаки, хии морин и ленты – залаа. 

Вблизи одинокий тополь впечатляет еще больше. Прислоняешься к нему и пытаешься обнять обеими руками. Понимаешь, что ствол не обхватят и два человека. Стоишь и вбираешь в себя энергию главной живой святыни Калмыкии. После того как узнаешь историю появления этого дерева, понимаешь, что это своего рода символ силы духа и веры калмыцкого народа. 

Великий учитель

Мы восхищаемся паломниками, которые в старину ездили и ходили пешком из бурятских кочевий в Тибет. А ведь калмыцкие кочевья находятся несравненно дальше. Тем поразительнее подвиг ламы Пурдаш-багши, который дважды совершил паломничество из калмыцких степей в Тибет. Более того, Пурдаш-багша был последним настоятелем легендарного буддийского храма, который калмыки вывезли со своей исторической родины Джунгарии. Еще пятый Далай-лама дал этому храму название «Раши Лхунбо» и свою грамоту. В своих долгих кочевьях из западной Монголии до прикаспийских степей калмыки бережно хранили в этом кочевом храме-хуруле Далай-ламы V и Панчен-ламы IV субурган со святыми мощами, одеяния Далай-ламы и буддийские танки. Не зря в народе этот хурул называли «Большой храм Далай-ламы» - «Богдо Далай-ламин ик хурул». 

Последний настоятель этого хурула Пурдаш-багша Джунгруев в 1846 году вернулся из паломничества в Тибет. В своем дорожном посохе он привез с собой семена тополя. На самой высокой точке у селения Хар Булук лама закопал свой дорожный посох. Вскоре там пробился тополиный росток. Пурдаш-багша заложил здесь и прекрасную рощу. Становясь все выше и шире, тополь давал желанную тень путникам в жаркой степи. Они останавливались отдохнуть и помолиться. Вскоре в низине от священного дерева обнаружили каскад родников. Это тоже огромная редкость в засушливом климате калмыцких степей. Несмотря на то что вода в родниках била соленая, люди стали замечать, что она заживляет раны и благотворно влияет на желудок. 

Чудо природы

К 30-м годам XX века, когда легендарный храм закрыли и лам репрессировали, тополь давно стал исполинским деревом. Уничтожить это чудо не осмелились даже отъявленные безбожники. Назвали дерево чудом природы, а воду соседних родников официально признали лечебной. Впервые их целебные свойства описал первый организатор и руководитель органов здравоохранения Калмыкии Семен Рафаилович Залкинд. Он подтвердил, что эти воды губительно действуют на всевозможных паразитов наружных и внутренних структур организма, растворяют мочевые и желчные камни. 

Постановлением Совета министров Калмыцкой АССР от 8 октября 1981 года объект «Одинокий тополь» с каскадом родников включили в систему особо охраняемых территорий и признали памятником природы регионального значения. Но при этом он ни одного дня не переставал быть местом поклонения калмыцких буддистов. 

Таким образом, к нашему приезду, возраст тополя насчитывал уже 172 года. На сегодня высота дерева составляет 30 - 35 метров. Ствол на высоте одного метра от земли в обхвате составляет около 4,5 метра. 

Необычная ступа

В 2013 году за несколько месяцев вокруг одинокого тополя установили восемь священных субурганов. С тех пор здесь ежегодно проводится большой молебен. 

- Там находится редкая синяя ступа Калачакры, – предупредил нас еще в Элисте наш коллега, известный блогер Лари Илишкин. 

Оказалось, что эта ступа не только редкого синего цвета, она расположена не как обычно на земле, а на крыше. Поэтому ее не сразу замечаешь. Летом 2015 года Кунделинг Ринпоче, который не раз бывал в Бурятии, освятил здесь место под строительство необычной ступы. Уникальность ее в том, что на первом внешнем уровне ступа устраняет негативное влияние природы и планет. На втором внутреннем уровне помогает в устранении болезней. Самый глубокий уровень ступы Калачакры - для тех, кто постигает тантрические практики. Местные жители из соседнего поселка Хар Булук рассказывают, что хотят высадить рядом с одиноким тополем сад. Невольно вспомнились рассказы старожилов Еравны о том, что раньше возле Эгитуйского дацана цвела черемуховая роща. А еще на обратном пути в Элисту думалось о том, что это священное дерево словно символ калмыцкого народа, заброшенного историей за тысячу километров от родины. Как этот тополь, наши братья-калмыки сумели пустить здесь мощные корни, образовав в степях Северного Прикаспия Калмыцкое ханство. И как этот одинокий тополь, калмыки всегда показывали пример степного гостеприимства, когда любой гость находил отдых под кровом, и стойкости к ударам стихии и судьбы.

Читать далее