Журналист попробовал себя в роли бойца ОМОНа
Главное Популярное Все Моя лента
Войти

Журналист попробовал себя в роли бойца ОМОНа

Фото: Евгений Коноплёв

Корреспондент «Информ Полиса» на один день стал снайпером, бойцом штурмовой группы, изучил приемы рукопашного боя и десантировался с макета вертолета

Работу ОМОНа мне доводилось видеть только в кино - как бойцы быстро захватывают опасных террористов и разгоняют шумные толпы демонстрантов. Возможность самому ощутить себя сотрудником ОМОНа выдалась мне накануне 3 октября - профессионального праздника отрядов мобильных особого назначения. В этом году эта дата юбилейная. Отряду ОМОН «Кречет» Росгвардии по Бурятии исполнилось 25 лет. 

Один на один с инструктором

Утро в ОМОНе начинается с физической подготовки. Сначала бойцы пробегают от трех до пяти километров, затем идут в спортзал. Кто-то занимается в тренажёрном зале, другие отрабатывают боевые приёмы, часто необходимые в работе. 

Поскольку я решил на себе испытать все нюансы боевой подготовки, то не смог пройти мимо физических упражнений. Надев кимоно с надписью «ОМОН «Кречет» Росгвардия», я вышел один на один с опытным инструктором по боевым искусствам. После нескольких разминочных упражнений он показал мне приём, как легко перебросить через себя нападающего противника. 

Сначала я был жертвой, дабы ощутить на себе всю технику этого приёма. А затем моими противниками стали три бойца ОМОНа. Всё выглядело как в кино – бойцы по очереди бросались на меня, а я перекидывал их через себя. Разумеется, это было сложно. Я не успевал разобраться с одним нападающим, как ко мне подбегал второй. У меня не хватало времени, чтобы правильно выполнить технику приёма. И из пройденного урока я понял, что боец должен быть быстрым и ловким. 

- Правильной методике бойцов обучают инструкторы, каждый из которых имеет звание не ниже мастера спорта, - рассказал инструктор по профессиональной подготовке. 

Снайперская выносливость

После физических упражнений меня проводили в помещение, где омоновцы хранят свою экипировку. Ну и, разумеется, я не упустил шанс примерить всё на себя. 

Один из важных в ОМОНе людей – снайпер. Его одежда достаточно простая – накидка, шляпа с сеткой и штаны. Всё надевается просто, без всяких сложных ремней и застёжек. Форма замаскирована под мох и, таким образом, в засаде снайпера практически невозможно отличить от зарослей, в которых он находится. При себе у него есть средства связи и наблюдения, сумочка с картой, компасом, карандашом и блокнотом, в котором боец пишет заметки. В рюкзаке - коврик и продукты на случай длительной засады. 

После облачения сотрудники вручили мне настоящую снайперскую винтовку. Достаточно было пройти всего несколько метров с тяжёлым и длинным орудием, чтобы понять сложность работы снайпера. Боец должен бесшумно передвигаться по зарослям и удобно расположиться в засаде так, чтобы без лишних движений пролежать несколько часов. 

- На должность снайпера отбирают выносливых людей, готовых долгое время лежать, не двигаясь, в том числе зимой на снегу, - говорят бойцы. 

Удобное положение с винтовкой не просто найти даже на полу, не говоря уже о реальных боевых условиях. Важная часть положения – руки согнуты в локтях, а нога – продолжение ствола винтовки. 

«Черепаха» и 50-килограммовый щит

Экипировка, в которую входят шлем, алюминиевый щит, а также защита для рук и ног, предназначена для разгона массовых беспорядков. В левой руке щит, в правой - резиновая палка. Условно бойцы называют эту форму «черепаха», потому что всё одеяние в целом напоминает панцирь. И действительно, в этой одежде чувствуешь себя уверенно и защищенно. 

- Резиновая палка применятся для ударов по телу, но по местам, не опасным для здоровья, - уточняют сотрудники. 

Примерить на себя форму и правильно взять щит в руки оказалось нетрудно. Сложнее передвигаться во всём этом. В этой экипировке все бойцы должны действовать как единый организм. Щитом к щиту, в одном темпе, строго с левой ноги осуществляется наступление. Любая команда, поданная с середины колонны, дублируется остальными бойцами, чтобы её услышали все. Это важно, поскольку на демонстрациях очень шумно и омоновцы не всегда могут услышать друг друга. При необходимости нужно уметь правильно выстроиться в клин, в случае если понадобится разогнать толпу демонстрантов. 

А вот в особо опасных случаях, когда преступник вооружён, в группе используется специальный человек, которого называют щитовик. Всего в группе таких людей от четырёх до восьми. Щит, который они держат двумя руками за специальные ручки, весит около 50 кг, а шлем из-за своей тяжести довольно сильно давит на шею. Тело словно заковано в толстый бронежилет. Нетрудно догадаться, что роль щитовика выполняет наиболее сильный и выносливый человек. Он стоит впереди и является глазами всей группы. От его внимания зависит жизнь остальных бойцов. Смотря в небольшую щель щита, боец должен осматривать всё вокруг и докладывать о происходящем всей группе. 

- «Щитовой» должен иметь быструю реакцию, - рассказывает инструктор по подготовке ОМОН. – Если противник применяет, например, гранату или огнестрельное оружие, то он должен закрыть ребят, идущих за ним от поражения. 

В подсумке кроме магазина с патронами находятся светошумовые и звуковые гранаты. К счастью, как отмечают омоновцы, в нашем городе использовать их приходится только во время боевых учений. 

Могу сказать, что одеяние щитовика массивное и достаточно тяжёлое. От тяжёлого шлема уже через несколько минут устаёт шея, а щит то и дело тянет всё тело вниз. Но ощущение бронежилета даёт большую уверенность в безопасности. 

«Тигр», «Аракс» и БТР

На службе у ОМОНа есть и техника. Например, бронированный УАЗ, вмещающий четырёх человек. Специальные отверстия в окнах позволяют вести огонь под надёжной защитой прямо из машины. Есть и машина под названием «Аракс». Снаружи она напоминает простую маршрутку, но внутри есть место только для кинолога с собакой и нескольких сапёров. Прямо в машине находятся чемоданы с химическими сборами, предназначенными для разминирования. А суровая машина «Тигр», немного похожая на «Хаммер», ездит на боевые операции, перевозя восемь человек штурмовой группы. Наверху есть люк, куда устанавливается пулемёт. А колёса этой громадной махины в случае прострела автоматически подкачиваются. 

Но самое интересное - это БТР. С детства мне хотелось посмотреть, что там внутри. Но, к сожалению, мои ожидания не совпали с реальностью. В машине довольно тесновато. А за рулём БТР удобно сидеть человеку невысокого роста. Наблюдать за дорогой водитель может исключительно в смотровые щели. Как подчёркивают бойцы, в боевых условиях эта машина незаменима. 

Познакомиться удалось и с многочисленными СВУ (самодельное взрывное устройство). Как оказалось, СВУ может быть замаскировано под любой предмет, будь то телефон или пачка сигарет. 

- В строение телефона ставится детонатор, и при нажатии взрывается, - рассказывают сотрудники инженерно-технического отделения ОМОН. – Или некоторые предметы изготовлены таким образом, что при любом их перемещении происходит взрыв. Таким предметом может быть бутылка или даже детская игрушка. 

Высотная подготовка

На десантно-штурмовой подготовке отрабатываются различные спуски с высоты. 

- Раз в месяц прилетает вертолёт, и группа осуществляет десантирование по канату как с зависанием вертолёта, так и на ходу, - рассказывает инструктор. – А в остальное время ребята тренируются на железном макете вертолёта, который соорудили своими силами. 

Чтобы почувствовать себя бойцом ОМОНа, потренироваться решил и я. Забравшись на железный каркас высотой около десяти метров, мне посчастливилось четыре раза спуститься вниз по верёвке, точно так же, как это делают настоящие бойцы. Первый раз чувствовал себя не совсем уверенно. Я не совсем понял, как спуститься так, чтобы мягко приземлиться. Но во время спуска, держа правой рукой верёвку за спиной, я понял, что скорость движения вниз регулируется самостоятельно. Плавно разжимая верёвку в руке, медленно спускаешься вниз. Второй спуск понадобился мне для того, чтобы закрепить пройденное. А вот третий и четвёртый раз я спустился уже в своё удовольствие. Но всё же мне сложно представить такой спуск во время движения вертолёта. 

Несомненно, работа ОМОНа, как поется в известной песне, опасна и трудна. День, проведенный в рядах бойцов, утвердил меня в мысли, что пока они несут свою службу, мы можем чувствовать себя в безопасности.

Читать далее

Читайте также