«Особый мир»: Известный журналист из Латвии «пропиарил» Бурятию и Кяхту у себя на родине
Главное Популярное Все
Войти

«Особый мир»: Известный журналист из Латвии «пропиарил» Бурятию и Кяхту у себя на родине

Фото: vk.com/mokyakhta

Он побывал в «чайной столице» Российской империи и рассказал, как выжить в Сибири

Город купцов и исследователей, ссыльных и путешественников – такой была Кяхта в прошлом столетии. А ещё нынешний административный центр Кяхтинского района называли столицей русской чаеторговли, ведь именно через неё пролегал Великий чайный путь, укрепивший торговые отношения между Россией, Монголией и Китаем и оказавший серьёзное влияние на культурное развитие трёх стран. Сегодня в Бурятии делается всё возможное, чтобы вернуть былой успех и возобновить туристическую привлекательность этого маршрута.

Недавно в Кяхте побывал известный журналист и путешественник из Латвии Игорь Мейден. Он отправился туда после путешествия в соседнюю Монголию, а своими впечатлениями о визите в Бурятию поделился в большой статье, опубликованной накануне на сайте новостного агентства «Sputnik Латвия». Съездить в город, бывший некогда «чайной столицей» Российской империи, корреспонденту, как выяснилось, посоветовал сам глава Буддийской традиционной Сангхи России Хамбо лама Дамба Аюшеев во время их встречи в Иволгинском дацане.

- Этот город – такой тёплый и уютный — основали в 1727 году. Вернее, тогда это был ещё только Троицкосавский острог. Как только в России стал популярен чай, жизнь кяхтинцев начала стремительно улучшаться. Уже в XIX веке здесь насчитывалось 276 купцов. К слову, по оборотам торговли Чайный путь был вторым после Великого Шёлкового. Китайцы обычно переправляли свои товары в Ургу – на территорию нынешнего Улан-Батора и далее в Кяхту, – говорится в публикации. – До строительства Транссибирской магистрали, Китайско-Восточной железной дороги и Суэцкого канала Кяхтинская торговая слобода купалась в чае – и деньгах. Сюда для строительства особняков приглашали архитекторов из Италии, а для обучения детей выписывали гувернёров из Франции.

«Особенное место»

Известным путём через Китай из Тибета в Кяхту и дальше, в Россию, шли первые буддийские монахи. Примерно в сорока километрах от города, на окраине села Мурочи, в 1738 году поставили большую юрту, где служили первые буддийские монахи. Вскоре вокруг вырос дацан. Именно он стал первым центром распространения буддизма в Сибири, отмечает журналист.

- Недалеко среди хребтов между реками Селенгой и Чикой находится священная скала Ранжун – с молитвенной надписью, мантрой, которую, по легенде, тут оставил сам Будда. Второе такое место в мире есть только в Непале. Словом, Кяхта – место особенное, – рассказывает Игорь Мейден. – Когда-то в дацане были десятки удивительной красоты дуганов и ступ-субурганов. Но в 1930-е годы всё было разрушено. И только в конце 80-х и начале 90-х началось восстановление дацана. Начал всё делать сам Дамба Аюшеев, а продолжили работу настоятель   лама Бато Шареев и его заместитель Засаг лама Жамсо Аранжапов. Сейчас в дацане постоянно служат пятнадцать лам и стараются вернуть ему былую красоту.

Жамсо лама встретил журналиста сразу после того, как тот пересёк границу с Монголией, и отвёз его в дацан, где сейчас кипит работа.

- За короткое сибирское лето важно успеть отремонтировать главный храм, построить новые ступы и ещё много чего. Цогчен-дуган, он же – храм народного собрания – здесь построили прямо на фундаменте старого. Сделали это по рисункам и старым фотографиям, – поясняет корреспондент. – Но сибирский климат суров, и через двадцать лет  в некоторых местах надо обновить фасад и крышу, отремонтировать второй и третий этажи.

«Мы от души тут помогаем»

Жамсо лама, который когда-то учился в Индии, в штате Карнатака, рассказал гостю из Латвии, что дацан помогают восстанавливать всем миром. Поработать приходят и буряты, и русские, и буддисты, и православные из окрестных деревень. Сейчас школьники из сёл Мурочи и Большой луг расписывают крышу, фасад, второй и третий этажи. Детей отправляют сюда родители, чтобы они с пользой проводили летние каникулы а, может, и нашли будущую профессию.

Восьмиклассница Оксана из Большого луга призналась, что приезжает в дацан уже второй год подряд и вместе с подругой, девятиклассницей Катей, расписывает храмы и барабаны с мантрами.

- Мы не буддисты, и родители наши православные. И всё равно мы от души тут помогаем. Ведь хорошо это? В бурятских деревнях всегда так – все друг другу помогают, – поделилась с журналистом Оксана.

Работают ребята под руководством уважаемого мастера Бурхан зурач ламы Василия Цыбикова, который шесть лет учился традиционной буддийской живописи в главном дацане Монголии – Гандан, что в Улан-Баторе, а потом сам осваивал ещё и мастерство скульптура.

- Я рисовал с детства – у меня отец художник. А в 1994-м впервые приехал в этот дацан и участвовал в его восстановлении. Например, тогда делали колонны и украшали их лепниной, а потом покрывали краской, в том числе и золотой, – отметил Василий.

Работы этого мастера в Бурятии ценятся. В кяхтинском дацане около его статуи Будды медицины все останавливаются особенно долго. Она цвета лазурита – камня, который, по тибетской медицине, устраняет любые недуги. В храме этого Будду легко узнать сразу не только по цвету, но и по тому, что в одной руке он держит сосуд с целебным напитком «амрита».

На алтаре главного храма есть и другие скульптуры, в том числе сохранившиеся ещё со времён первого дацана. Например, статуя Зелёной Тары – божества, которое первым из всех приходит на помощь людям. А вокруг неё на стенах – уже современные росписи мастеров живописи и, разумеется, Бурхан зурач ламы.

- В Бурятии каждый дацан – это не только храм, но и место, где часто можно увидеть работы преимущественно местных мастеров. Каждый дацан в этом отношении совершенно уникален, – отмечает автор публикации.

«Сибирь – это серьёзно»

Игорь Мейден рассказал и о дацане в селе Мурочи – «Балдан Брэйбун».

- Это не просто место, куда приходят на службы буддисты, а своего рода центр притяжения и распространения талантливых мастеров, спортсменов и даже аграриев. Оказывается, сейчас не только в Кяхте, но вообще в республике стараются восстановить традиционные бурятские породы лошадей, коров и баранов, которые легче других переносят сибирские зимы и сами могут добывать пропитание, – пишет корреспондент. – А когда большие работы позади или начались важные праздники, дацаны организуют «игры трёх мужей» – соревнования по стрельбе из лука, скачкам и борьбе. Всё, разумеется, бурятское. К примеру, стреляют из традиционных луков, из которых попадать по мишени сложней, чем из спортивных – хотя бы потому, что на них нет прицела и стабилизаторов.

Гостя удивило, что в скачках участвуют юные наездники.

- Кажется, они только-только в школу пошли. И бороться начинают ещё совсем молодые люди. Всё в борьбе традиционно. Начинается она с того, что каждый участник исполняет танец орла – сильной и внимательной птицы. Богатырь всегда «крепко стоит на ногах на своей земле», а проигрывает тот, кто касается её третьей точкой – хоть спиной, хоть рукой. Я побывал на таких играх около села Энхэ-Тала, – отметил журналист.

А в завершение своего рассказа он заявил: Бурятия – мир особый.

- За долгие века тут научились жить вместе люди разных национальностей и верований. И правильно сказал добродушный Жамсо лама: все должны помогать друг другу. А иначе тут просто не выжить. Сибирь – это серьёзно, – заключил Игорь Мейден.


Читать далее

Читайте также