Общество
3672

Бурятия: взгляд на толерантность

12 лет, начиная с 1997 года, все государства-члены ООН, в том числе и наша страна, каждый год 16 ноября отмечают Международный день толерантности

12 лет, начиная с 1997 года, все государства-члены ООН, в том числе и наша страна, каждый год 16 ноября отмечают Международный день толерантности. «Декларация принципов терпимости» ЮНЕСКО, утвержденная в 1995 году, провозглашает, что все мы, в какой бы стране ни жили, «обладаем правом жить в мире и сохранять свою индивидуальность»

Последние годы в молодежной среде получили свое распространение идеи неонацизма. «Языком ненависти» переполнен русскоязычный Интернет, а немногочисленные, но от этого не менее опасные молодежные банды «бритоголовых» проводят в столице России и других городах «зачистку от нерусских оккупантов».

Как сохранить терпимость на территории многонациональной республики?

 

Президент и буряты

Первый президент Бурятии Леонид Потапов с начала 90-х годов и до 2007 года стоял во главе республики. Первый опыт общения с бурятами он получил в шестилетнем возрасте, в трудное военное время. В 1941 году отец и старший брат будущего президента ушли на фронт, мать и дети, спасаясь от голода, переехали с затерянного в баунтовской тайге золотого прииска Толой в раскинувшееся в баргузинской долине бурятское село Аргада.

 — Буряты нас окружили заботой, вниманием, принесли арсу, мороженое молоко. Нашу семью от голода спасли буряты, — рассказывает Леонид Потапов. — Когда пришло лето, буряты дали козу, она ягнилась, и у матери появилось в итоге 5—6 коз. Отец пришел с фронта, когда я окончил пять классов, и мы переехали в Курумкан. Там большинство учителей, которые дали мне путевку в жизнь, были бурятами.

По мнению первого президента Бурятии, межнациональные отношения — самый главный приоритет в политике руководителя национальной республики. Сегодня Леонид Потапов вспоминает обстоятельства подписания Федеративного договора. В 1992 году в Бурятию прибыл посланец Ельцина, секретарь Конституционной комиссии Верховного Совета РСФСР Олег Румянцев с проектом соглашения между Россией и Бурятией. Тогда здесь происходили перемены во власти, но руководителем республики оставался Потапов, бывший первый секретарь закрытого в тот момент Бурятского обкома КПСС, пересевший в кресло председателя Верховного Совета Бурятской ССР.

 — Тогда я занял такую позицию: только договор, и никакой другой документ. Тем более что в истории уже были такие прецеденты. Даже когда хори-буряты ходили к Петру Первому, был составлен договор, а не какое-то соглашение, — вспоминает Леонид Потапов. — Когда мы, депутаты Верховного Совета, после очень острой дискуссии проголосовали по этому вопросу, то тех, кто был за договор, оказалось всего 37 человек из почти 170 депутатов. Тут депутаты-буряты встают и уходят, выражая тем самым протест. Хотя меня некоторые отговаривали, я решил идти к ним на переговоры. Радикалам, которые были против этого, сказал так: «Кворума-то нет. Как мы с вами будем работать?!». Переговоры длились два часа. И там мы с бурятской частью парламента договорились: все, этот вопрос с повестки дня снимаем, а через месяц возвращаемся. На этом сессия завершилась, а потом меня вызвали на заседание Комитета по национальной политике Верховного Совета РСФСР, и я полетел в Москву. Румянцев уже доложил Ельцину: вот, мол, в Бурятии такой хороший Верховный Совет, но его председатель Потапов — коммунист, и он там все мутит. Но я рассказал о том, как все было на самом деле. Вы помните, чем все закончилось: в марте республики России подписали Федеративный договор. А через месяц, когда мы в Верховном Совете Бурятии вернулись к этому вопросу, голосование было уже единогласным в пользу договора!

Другой острый эпизод в тогдашней политике, грозивший стать поводом для обострения отношений между русскими и бурятами, — обсуждение Конституции Бурятии, менявшей представительство разных групп населения в будущем парламенте — Народном Хурале. Поскольку раньше было 170 избирательных округов, а стало 65. И если бы тогда провели границы округов так, как предлагала часть депутатов Верховного Совета, то буряты в таком парламенте оказались бы в подавляющем меньшинстве. В то время сохранение «национальных квот» рассматривалось как «пережиток советской партийной системы», и многие представители русского большинства были за то, чтобы «перестать заигрывать с нацменами».

— Я терпел-терпел все эти высказывания «горячих голов», потом не выдержал и очень резко им ответил. Говорю, ну как вы представляете себе такую ситуацию: проходят выборы и в результате в Хурале оказывается всего пять-семь бурят? Мы, русские, после этого уютно себя будем чувствовать?! После этих слов в Верховном Совете воцарилась гробовая тишина. Я говорю: «Вот видите! В национальной республике разве так можно поступать? Давайте обеспечим разумное представительство бурят». После этого пошло нормальное обсуждение, и в итоге округа нарезали по-другому.

И в дальнейшем Леонид Потапов показал себя тонким знатоком национальных проблем, не раз проявляя политическую интуицию, которая в сфере отношений между представителями двух наиболее многочисленных этнических групп населения Бурятии его никогда не подводила.

 

Бурятия — земля обетованная?

Начало истории еврейской общины Бурятии — 40—50-е годы XIX века, когда многие евреи были высланы сюда из известных в России центров еврейства, польских и украинских «местечек», из Центральной России. Другие переселялись в Сибирь, спасаясь от погромов, которые были нередки на западе страны. Первым местом поселения евреев в Бурятии был заштатный город Баргузин. Затем они стали селиться на территории современного Кабанского района и в Верхнеудинске.

— В Сибири, в Бурятии евреи чувствовали себя лучше, чем в других местах, — говорит председатель Еврейского культурного центра Надежда Скарбовская. — Здесь их никто не гонял, не было той местечковой психологии, когда евреи боялись высунуться за пределы своего гетто. Именно здесь они нашли свое место в жизни, применение своей профессии, смогли осуществить свои мечты выучить детей. В Сибири евреи учились в университетах, гимназиях, школах потому, что не было ограничений, по которым еврейский ребенок не мог получить образование. А еврейские дети склонны учиться, потому что традиция евреев такова: отец обязан научить ребенка трем вещам — Торе, книге, по которой живут евреи, плаванию и ремеслу. А дети, которые с трех лет обучались грамоте, естественно, были заинтересованы в том, чтобы продолжить учебу.

В начале XX века евреи составляли уже 20 процентов уезд­ного Верхнеудинска. На своей новой родине евреи свободно занимались торговлей, строили свои синагоги, в которых проходила вся еврейская жизнь. В синагоге на Большой Набережной (ныне улица Смолина) читали проповеди, изучали книги, помогали еврейским детям и старикам, опекали кантонистов — еврейских юношей, отданных в царскую армию. Сегодня, пройдя по историческому центру Улан-Удэ, можно увидеть много домов, которые представляют историческое лицо столицы Бурятии и которые раньше принадлежали состоятельным еврейским семьям.

В 1937 году синагога в Улан-Удэ была закрыта, а в 80—90-е годы в Бурятии активно начал свою деятельность «Сохнут» (организация, способствующая возвращению евреев на свою историческую родину. — Авт.). Тогда большая часть евреев Бурятии эмигрировала в Израиль. Выезжали целыми семьями, и к началу XXI века в Бурятии осталось меньше тысячи евреев. Те, кто остался, стали приходить в созданный в 1993 году Еврейский культурный центр.

— В Бурятии никогда не было погромов и антисемитизма, — говорит Надежда Скарбовская. — Тем не менее на бытовом уровне евреи привыкли не говорить о своем еврействе. И за эти десять лет они раскрепостились, вновь почувствовали себя евреями, познакомились со своей историей и культурой и стали гордиться ей.

Сегодня на гранты американского распределительного центра «Джойнт» Еврейским культурным центром Бурятии ведутся 10 благотворительных программ, оказывается бесплатная помощь детям, организован уход и патронаж за престарелыми евреями, обеспечиваются лекарствами, инвалидными колясками и медицинским оборудованием инвалиды. Гордость местных евреев — библиотека в их культурном центре, которую Надежда Скарбовская начинала собирать по крупицам. В своей среде еврейская община Бурятии считается лучшей в Сибири.

Всего, по данным Всероссийской переписи 2002 года, в Бурятии живут представители 160 национальностей.

 

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях