Бизнес
2333

Вячеслав Наговицын: «Я знаю, турзона будет!»

В эти дни в Турке начали строить причал будущего порта турзоны

В эти дни в Турке начали строить причал будущего порта турзоны

А тем временем президент страны и опытный компьютерный юзер Дмитрий Медведев, похоже, намеревается приступить к «перезагрузке» системы под названием «кризисная Россия» и «переформатированию» хозяйства своего бывшего шефа, а ныне подчиненного Владимира Путина

Первым ведомством из хозяйства нынешнего премьера, подвергшимся ликвидации по личной инициативе Медведева, стало Федеральное агентство по управлению особыми экономическими зонами ­(Рос­ОЭЗ). Это произошло 6 октября после встречи Дмитрия Медведева с министром экономического развития России Эльвирой Набиуллиной.

Президент Бурятии дал в Турке комментарий относительно ликвидации Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами (РосОЭЗ).

— Корабль тронулся с мертвой точки, а мы все — свидетели начала строительства туристско-рекреационной зоны, когда забивается первое свайное поле под причальную стенку, несмотря на все пертурбации, которые происходят в федеральном центре. Мы знаем, что сейчас идет передача функций РосОЭЗ Министерству экономического развития России. Но деньги, и немалые, по этому году уже выделены, и мы начинаем строить инфраструктурные объекты на двух участках зоны — Турка и Пески! — сказал Вячеслав Наговицын журналистам, стоя на фоне строительной техники, работающей на месте будущего причала нового морского порта в Турке.

 

Перезагрузка

Причинами ликвидации Рос­ОЭЗ стали существующее неэффективное управление особыми экономическими зонами, их медленное развитие, а также скандал, связанный с проверкой Генеральной прокуратурой России, в ходе которой там обнаружились признаки коррупции. В частности, большие бюджетные средства, предназначенные для строительства особых экономических зон, шли не на быстрейшее их развитие, а направлялись на депозиты в «левые» банки по крайне невыгодным для государства и налогоплательщиков ставкам — от 3 до 5 процентов годовых. Таким образом, пока всячески затягивались «процедурные» вопросы с различными «согласованиями», выделением участков, составлением проектно-сметной документации, заключением соглашений о строительстве и выделении средств, проведением конкурсов и другими видами «движения бумаг», банки использовали эти средства более «эффективно» — в интересах пополнения собственного кармана.

В результате этого почти за три года, которые прошли с момента создания в России «чертовой дюжины» из 13 особых экономических зон (две производственно-промышленные, четыре технико-внедренческие и семь туристско-рекреационных зон; кроме того, проведен конкурс на создание трех портовых зон), многие ОЭЗ так и не начинали строиться. Особенно это касается ОЭЗ туристско-рекреационного типа, которые, по словам министра экономики России Эльвиры Набиуллиной, «отстают в развитии, так как создавались позже».

Например, наши соседи-иркутяне не только не приступали к строительству своей турзоны на западном берегу Байкала, но и даже еще не определились, в каком месте эта зона будет находиться. Именно это и заставило Медведева показать, «кто в стране хозяин», залезть в чужую берлогу и лично, без участия премьера, наводить порядок в стане последнего — правительстве Российской Федерации. Результатом этой встряски правительства Путина стало то, что РосОЭЗ перестало существовать.

Эльвира Набиуллина при этом напомнила «дорогим россиянам» о кризисе и намекнула о его возможном следствии — сворачивании или, по крайней мере, сокращении финансирования масштабного проекта под названием «особые экономические зоны России». Она посоветовала регионам «создавать свои региональные особые экономические зоны», а также взять большие по сравнению с нынешними полномочия по работе с резидентами и по привлечению инвестиций в федеральные ОЭЗ.

Что же будет с федеральной турзоной «Байкальская гавань» и с нами?!

 

Каждому свое

Вячеслав Наговицын сообщил бурятским журналистам о том, что функции упраздненного РосОЭЗ будут переданы создаваемому сейчас департаменту «по развитию особых экономических зон» в министерстве Эльвиры Набиуллиной. Акционерное общество «ОЭЗ России», занимающееся в качестве подрядчика строительством зон и его финансированием, сохраняется. Сам же президент Бурятии, по словам министра экономики Бурятии Татьяны Думновой, уже дал ей поручение попытаться организовать встречу с федеральным экономическим министром.

— Турзона — это часть моей жизни, результат моей деятельности, и сейчас мы подключаем все возможные и невозможные силы к тому, чтобы довести дело до конца, — говорит министр экономики Бурятии Татьяна Думнова. — Вячеслав Владимирович готов встретиться с министром экономического развития России для решения всех этих проблем. Мы всегда и везде агрессивно заявляем, что зона у нас есть, что она работает и есть результаты. Мы заключили соглашение с правительством России, добились внесения изменений в федеральное законодательство (пресловутое постановление правительства России №643 о запрещенных видах хозяйственной деятельности в центральной экологической зоне озера Байкал. — С.Б.), полностью определились с участками зоны и уже начали строительство. На 2009—2010 годы на строительство турзоны выделена хорошая сумма денег — порядка трех миллиардов рублей. Эти деньги утверждены и в бюджете России, и в бюджете Бурятии. Я думаю, что в дальнейшем наше соглашение будет пролонгировано. И Федерация сможет вложиться еще сразу на несколько лет.

 

Оптимизм президента

В том, что развитие особых экономических зон вследствие экономического кризиса Москва будет «сбрасывать» на регионы, президент Бурятии Вячеслав Наговицын не видит ничего страшного.

— Мы, правительство Бурятии, давно говорим, что это по большому счету наше дело, — сказал Вячеслав Наговицын. — Тем, что построят резиденты зоны, — отели, турбазы, спортивные сооружения, — они сами и будут управлять. Наша задача в том, чтобы по­строить инфраструктуру и обеспечить им коммунальные услуги, а последнее — это даже не республиканский, а муниципальный уровень. Было бы неправильно, если бы Российская Федерация создавала бы здесь какую-то специальную систему ЖКХ для обслуживания зоны. В этом смысле я хочу выразить удовлетворение от того, что все ставится с головы на ноги и будет работать так, как и должно работать.

На вопрос «Информ Полиса» о возможных изменениях в структуре финансирования строительства зоны в сторону увеличения доли республики, президент Бурятии ответил, что «пока об этом речи нет».

— Пока оттуда (из Москвы. — С.Б.) идут положительные сигналы, и это нас радует, — не теряет оптимизма глава республики.

На прошлой неделе в Бурятию прибыли представители некой итальянской фирмы Plan Team, которая, скорее всего, возьмется за разработку концепции горнолыжного курорта на горе Бычьей, не так давно тоже оформленной в качестве участка турзоны «Байкальская гавань».

— Если мы разовьем этот уникальный объект — гору Бычью, то сможем претендовать на то, чтобы у нас была круглогодичная зона отдыха, — заявил Вячеслав Наговицын. — Сегодня зимние виды спорта у нас не развиваются, и все наши турбазы работают в усеченном виде. На горе Бычьей мы, конечно, будем использовать и натуральный снег, но сегодня предлагается поставить там снеговые пушки для получения искусственного снега. Благодаря этому мы сможем начинать горнолыжный сезон сразу после установления устойчивых отрицательных температур, а у нас это с конца октября и до конца мая. Это позволит заработать всем нашим турзонам — и федеральной, и будущим республиканским.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях