Красавица, влюбленная в жизнь
Главное Популярное Все
Войти

Красавица, влюбленная в жизнь


6214

Ольга Жигмитова, певица, которая делает сама себя. Откровения самой сексуальной солистки оперного театра

Ольга Жигмитова, певица, которая делает сама себя. Откровения самой сексуальной солистки оперного театра

— Оля, в детстве кем вы мечтали стать?



— Врачом. Потому что моя мама врач. Мне казалось, все врачи такие красивые. Мне нравилось ходить в белой шапочке и халате.

— А пришли в музыку. Как все начиналось?



— Я связала свою жизнь с музыкой, начав ходить в детскую музыкальную школу в Таксимо. А после ее окончания все едут в музыкальное училище в столице Бурятии. А когда оканчиваешь училище в Улан-Удэ, то само собой едешь в консерваторию в Санкт-Петербург, по окончании которой попадаешь в наш театр оперы и балета! А попав в него, хочется еще дальше — в Большой или Мариинку. Это же так естественно... (Хохочет.)

— Приход в театр был предопределен?



— Ну конечно! Я не хочу быть без родины, без флага… Но если серьезно, Бурятия для меня — это всё, в первую очередь это духовные истоки, традиции и религия!

— Говорят, что театр — это террариум. Вас успели укусить?



— Нет, мне мои коллеги кажутся очень милыми! Может быть, потому, что я постоянно в разъездах и не успеваю распознать возможное коварство, интриги и прочее.

— Оля, дайте определение себе…



— Я очень требовательна к себе и, соответственно, к людям. В принципе не терплю лень, неискренность. Хотя существует смирение, ведь все мы божьи дети.

— У вас есть особые секреты, как всегда выглядеть красивой и стильной не только на сцене?



— Самый главный секрет — чтобы внутренняя красота отражалась на внешней!

— Вы замужем?



— Нет.

— Но у вас есть любимый мужчина?



— Да, я люблю! Но в принципе я задумываюсь о семье. Хочется ощутить все это в самом соку и по-настоящему.

— Как делите время между профессиональной и личной жизнью?



— На личную жизнь времени катастрофически не хватает, но спасает духовность. Она спасает между любящими на любом расстоянии, внутри меня это есть, и, наверное, это главное.

— Вы не падали в оркестровую яму?



— Боже упаси! Тьфу-тьфу! Я достаточно четко работаю на сцене.

— Какую книгу вы читали в последний раз?



— Увлекалась духовной литературой. А еще познакомилась в Москве с поэтом Александром Матвеевым, песню которого записала в сольный альбом. И в последнее время увлечена его поэзией.

— Любите Улан-Удэ?



— Люблю! Люблю во всех его проявлениях. Особенно люблю прилетать... И улетать! (Смеется.) Утром рано, когда в это время только встает солнце. Люблю городскую экспрессию, людей, чтобы не было ощущения, будто тебя стукнули по голове!

— Оля, вы смотрите дамские журналы?



— Они у меня, конечно, есть, но они бездуховные, и для меня это неинтересно. Можно вживую сходить в ЦУМ и все там увидеть: и платья, и сапоги, и ободки.

— Концертные платья — недешевая вещь. Кто вам их оплачивает?



— На первых порах родители помогали, а сейчас подходят люди и говорят: «Давайте мы вам поможем во всем, что касается вашей профессии». Без меценатства певица не может состояться. Это огромные деньги.

— На зарплату не купишь?



— Я думаю, что стою гораздо больше нынешней моей зарплаты. Хочу, конечно, чтобы ее повысили. Хотелось бы, чтобы молодым артистам создавались более комфортные условия. Шли им навстречу, иначе это губит их. Деньги нужны мне, чтобы осуществить свои проекты. А не просто так.

— У вас были романы с известными людьми?



— (Смеется.) Были ухаживания, но, наверное, все это впереди. Если бы мне было лет сорок, я могла бы вспоминать о прошлых романах! Но сейчас я только после консерватории и об этом еще рано говорить. Хотя я не скажу, что я девочка. Мне хочется услышать и ощутить себя в 35 лет. Мне хочется обязательно родить, я очень люблю детей! Это то, что делает женщину женщиной. В ней начинает играть другая музыка!

— А кто вам больше нравится — бизнесмены, спортсмены, люди творческих профессий или политики?



— Абсолютно все, но обязательно с огромной духовностью!

— А как вы определяете степень духовности?



— Многое в мужчине может быть нарисованным, быть напускным. А вот духовность сразу видна по масштабу мудрости. По ним сразу видно, что в них есть Бог. Например, Мстислав Ростропович. Когда он умер, я жалела, что не успела с ним познакомиться. У Магомеда Гусейнова, главного тренера Дагестана по вольной борьбе, это есть.

— А наши брутальные борцы или боксеры вам нравятся?



— (Смеется.) Вы знаете, я с ними не общалась. Не приходилось.

— Оля, вы различаете такие понятия, как брак и свободное партнерство?



— Мне такие определения не нравятся. Лучше единение, например, там все понятно.

— Чтобы пробиваться наверх, надо быть стервой?



— Кто-то мне говорил, что я стерва. В хорошем смысле слова, что во мне есть характер. В этой профессии нечего делать без характера, но опять же на все есть воля божья. Как ему угодно, так и будет. Мы суетимся здесь, а на все есть воля сверху.

— Вы верующая?



— Просто верю в Бога, во Всевышнего. Внутренне верю и внутренне молюсь. Главное — верить внутри себя, а обряды — это все мишура.

— Вы медийный персонаж?



— Так получается, что я везде присутствую, здесь сложно провести определенную грань между работой и желанием потусоваться. Например, в Москве меня занесло на юбилей джазиста Виктора Фридмана. Он классный пианист. У меня будет скоро презентация альбома, и он будет играть на рояле «Steinway», который, слава богу, есть в филармонии. Это произойдет 13 октября, и, конечно, не обойдется без моей любимой Даримы Линховоин. Приглашаю на концерт всех, кто любит музыку.

— Насколько широк ваш певческий диапазон?



— О, технически и стилистически стараюсь оснащаться и развиваться. Могу петь не только оперы, но и песни, романсы, в том числе и цыганские. Мне нравится этот, казалось бы, несовременный жанр. Он доступен, понятен и в то же время высок. Например, «Меня не греет шаль». И очень хотелось бы затронуть джазовый жанр.

— Оля, а какие у вас объемы?



— В каком смысле?

— В голливудском.

— (Хохочет.) В Голливуде все объемы хороши, а не только 90-60-90! Сейчас вообще нельзя полнеть. Хотя однажды во время стажировки в Вене я каждый день ела обалденные венские пирожные в их знаменитых кафе! Нисколько не поправилась! У меня все калории сжигались, так я там занималась. Вокальный труд очень физический.

— Впрочем, публика любит вас не только за красивый бюст?



— В Москве у меня есть своя публика. Я дала два сольных концерта. Там я выступаю с солистами Большого театра, Мариинки, театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, Дюссельдорфа. Это все устраивает Галина Преображенская, мой продюсер в Москве.

— А вот на концерт в сельском клубе сколько платьев берете?



— Минимум три платья.

— Так много?



— (Смеется.) Я всегда нахожу возможность раздеться и снова одеться! Надо отдавать публике все, что есть, она любит, когда все ярко, фанфарно.

— А на чабанской стоянке пели?



— Пела! В Джидинском районе, недалеко от Петропавловки!

— Хошхоног потом ели?



— Да.

— А сами потроха можете помыть?



— Да! Я это делала в селе Усть-Ножовое в Читинской области, где мы жили! Я люблю готовить блюда из мяса.

— Кто вам нравится из мужчин-партнеров в театре оперы и балета?



— Эдуард Жагбаев очень красивый певец с профессиональной точки зрения. Жаль, что у него бас. Дело в том, что герой-любовник — это тенор. В «Кармен» меня очень вдохновила отдача и посыл Баиржапа Дамбиева в роли Хозе. Он отдавался весь, и меня несло как певицу и женщину, тем более в такой партии, как Кармен.

— Как поддерживаете форму?



— Люблю фитнес, но сейчас времени нет. Успеваю только несколько упражнений из йоги, дыхательные упражнения и зеленый чай. А еще певицам нужно есть черную икру. Это обязательно!

— В каких проектах, кроме театральных, вы участвуете?



— Снималась в образе китайской богини для иллюстрации книги Александра Невзорова. Участвовала в 30-минутной передаче канала ТВ-Центр. В египетском посольстве в Москве выступала с солистом Большого театра Петром Глубоким. Дипломаты нас очень тепло принимали.

— Какую музыку слушаете?



— Хожу в один хороший московский клуб, там мои друзья. Слушаю оперу, романсы и джаз. Мечтаю спеть Кончаковну в «Князе Игоре» Бородина и Далилу в «Самсоне и Далиле». В любом театре певец созревает, это бесконечное развитие, бесконечный труд, что приносит радость и является настоящим счастьем.

Читать далее

Читайте также