Главное Популярное Все Моя лента
Войти

«АвгустОвский дОговор подписали в апартАментах»


3354

Не удивляйтесь, услышав фразу, стоящую в заголовке этой статьи, с экрана телевизора или из уст учителя русского языка

Не удивляйтесь, услышав фразу, стоящую в заголовке этой статьи, с экрана телевизора или из уст учителя русского языка

С первого сентября вступил в силу приказ Министерства образования России №195, который утвердил перечень «авторитетных» словарей русского языка, содержащих новые нормы произношения и правописания «великого и могучего». В том числе и нормы, допускающие такие варианты ударений в словах: «августовский», «договор» и «апартаменты». Язык «кухаркиных детей», потомственного советского чиновничества, ставшего в «демократической» России основой политической и имущественной элиты, изменяет нормы русской речи.

Новый эталон

Эталонными для современного русского литературного языка «при использовании его в качестве государственного языка Российской Федерации» на сегодняшний день приказом

Минобраза названы «Орфографический словарь русского языка» Брониславы Букчиной, Инны Сазоновой и Людмилы Чельцовой, «Грамматический словарь русского языка» под редакцией Андрея Зализняка, «Словарь ударений русского языка» Ирины Резниченко и «Большой фразеологический словарь русского языка» с культурологическим комментарием Вероники Телия.

Потомственный ученый-филолог, профессор кафедры русского языка БГУ Валентина Хамаганова разговоры о том, что теперь слова «кофе» стало среднего рода, а просторечное произношение слова «дОговор» стало литературной нормой русской речи, сначала восприняла как шутку, наподобие первоапрельской.

— Отличительной чертой литературного языка является нормированность, и отклонение от нормы не может ни с того ни с сего стать нормой, — говорит доктор филологических наук Валентина Хамаганова. — Вторую норму, например, договÓр — дÓговор или твÓрог — творÓг, можно указать в словаре после того, как статистический анализ покажет, что большинство носителей данного языка начнет употреблять в своей речи эти слова с таким ударением. Чего сейчас сделано не было. В употреблении русского языка есть маргинальная сфера, в которой люди пользуются не лучшим русским языком, не литературным языком. Это в их речи звучит «дÓговор», «кофе» в среднем роде. А словесники, филологи, конечно же, должны владеть нормированной речью, пользоваться авторитетными словарями. Я думаю, администраторы со своими приказами не должны вмешиваться в систему развития русской речи и указывать нам, как надо произносить то или иное слово. Иначе как мы сможем учить людей литературному языку, преподавать?!

 Навели порядок

Чиновники Министерства образования с помощью «экспертов» из научной среды объясняют введение в литературный язык просторечных норм «внутренними законами языка», по которым он меняется «отражая процессы, которые в нем происходят».

Основной же мотив нововведений лежит, скорее всего, где-то в области «коммерции с российской спецификой» или в сфере производства и распространения словарей. Дело в том, что в последнее время на рынке учебно-методической литературы царит полный хаос. Практически любой человек может составить свой словарь и выбросить его на этот рынок любым тиражом. Сами чиновники, как никто другой, знают цену всем «официальным разрешениям» госорганов образования и «экспертизам», которые проводятся в пяти ведущих академических институтах и университетах России, сотрудники которых имеют право выступать экспертами вновь составленных словарей (МГУ, СПбГУ, Институт русского языка имени Виноградова, Государственный институт русского языка имени Пушкина, Институт лингвистических исследований РАН). Утверждение четырех словарей в качестве «эталонных» — это первые попытки борьбы чиновников с «засильем некачественных словарей», а также, так сказать, с внесистемной коррупцией, когда «брать» за «научную экспертизу» и рекомендацию к использованию мог «кто попало». Теперь процесс производства словарей и их продажи поставлены под контроль министра образования России Андрея Фурсенко и некой «межведомственной комиссии по русскому языку».

«Наведя порядок», представители Министерства образования России уже сегодня заявляют о том, что список словарей, утвержденных приказом №195, «не является окончательным и будет расширяться». Попасть в вожделенный список могут издатели и уже вышедших словарей, и тех, что только готовятся к изданию. Как при этом избежать коррупции, причем в масштабах гораздо более крупных, чем существующие в этой сфере сегодня, никто не говорит. И неизвестно, ставилась ли на самом деле такая задача вообще.

Радость на спортфаке

Тем временем с началом учебного года в прессе широко обсуждают ляпы в реформировании норм литературного произношения целого ряда слов и то, что употребление слова «кофе» в среднем роде перестало быть ошибкой. По словам доцента кафедры русского языка Бурятского госуниверситета Ирины Хандархаевой, ведущей свой курс культуры речи на разных факультетах БГУ, среди молодежи эти нововведения были с энтузиазмом восприняты студентами факультета физкультуры. В отличие от своих коллег со спортфака, «более культурные» студенты-историки восприняли кофейные метаморфозы скептически.

 — С чего они взяли, что все сейчас говорят «крепкое кофе» или «дÓговор»?! — вопрошает преподаватель культуры речи БГУ Ирина Хандархаева. — Они что, проводили мониторинг, исследования по регионам или есть какая-то статистика? На мой взгляд, с языком нельзя так «охальничать»! Теперь, видимо, на очереди введение норм «килÓметр», «пÓртфель», «дÓцент». Министерство образования даст нам такой указ, и все мы будем так произносить!

По мнению ее коллеги Валентины Хамагановой, изменяться язык может в лексической его части, пополняясь новыми словами, а грамматическая часть должна оставаться неизменной. А норма литературного языка должна следовать модели употребления слов и поддерживаться другими формами.

— Например, есть модель с ударением на последнем слоге в произношении слов «договÓр», приговÓр», заговÓр», «оговÓр», «наговÓр», — рассказывает профессор-языковед Валентина Хамаганова. — А форма «дÓговор» поддерживается только одной формой — «зáговор». Но «заговÓр» и «зáговор» — это два разных слова, и тот, кто путает эти значения, ошибается. То же со словом «кофе». Здесь «е» на конце не окончание, как в словах среднего рода типа «поле». Слово «кофе» неизменяемое, у него нет окончания. Как и слово «виски», оно тоже мужского рода, который определяется по родовому слову «напиток». Напиток кофе, напиток виски. В данном случае есть просто похожесть фонетической оболочки слова со словами среднего рода. Но употреблять его в среднем роде является грубой ошибкой.

Инесса Петонова: «Я никогда не слышала «йогỳрт»

Популярная в Бурятии ведущая теленовостей и выпускница филфака Инесса Петонова также считает недопустимым для себя употребление «новых норм». Настольная книга Инессы — «Новый орфоэпический словарь русского языка» Татьяны Ивановой, который бурятскому журналисту рекомендовали старшие коллеги на одном из курсов «повышения квалификации» в Москве. По ее мнению, в отличие от московских каналов, региональное телевидение отличают большая готовность к обучению и стремление к идеалу.

— Телевидение, возможно, тоже внесло свой «вклад» в дело изменения норм литературного языка в сторону просторечий, — говорит журналист и телеведущая канала «Ариг Ус» Инесса Петонова. — Да, на телевидении часто звучит неправильная речь, и оттуда это уходит в народ. Но что делать? Телевидение — срез жизни общества, ежесекундное отражение действительности. То, что происходит сегодня, мы сегодня же и показываем. И без ошибок не обходится никто. Но я считаю введение «народных» форм в качестве нормы — это движение вниз, к упрощению языка. Меня и в университете, и на БГТРК, где работали наши мастодонты, учили следить за грамотным произношением. Надеюсь, что сейчас я и моя коллега Лариса Иринцеева тоже являемся примером для своих коллег, которые только пришли на телевидение.

 Люди, работающие со словом, сегодня в некоторой растерянности. По их словам, говорить так, как разрешили чиновники, у них «язык не поворачивается». Однако для многих «мастеров слова» новостью стало то, что, оказывается, классическим является как раз произношение «йогỳрт», а не общеупотребительное «йÓгурт».

 Настольна книга Инессы Петоновой новый орфоэпический словарь Татьяны Ивановой / Фото автора.
Читать далее