Главное Популярное Все Моя лента

«Окультуривание» по-бурятски


4509

Мягкие манеры, гламурная рубашка и галстук, характерная для светской тусовки женственная улыбка с наморщиванием носа, разговор в шутливом тоне о серьезных вещах

Мягкие манеры, гламурная рубашка и галстук, характерная для светской тусовки женственная улыбка с наморщиванием носа, разговор в шутливом тоне о серьезных вещах

Чистая русская речь без акцента и других «головарских» ноток. И совершенный диссонанс — эпатажная пропаганда в духе «культурной революции», произносимая с интонацией, характерной для модных салонов. Таким предстал новый министр культуры Тимур Цыбиков на встрече с представителями Объединения организаций профсоюзов (ООП) Бурятии. Тред-юнионы и стали первооткрывателями пресс-центра в новом здании Бестужевского театра, где проходила эта встреча.

 

Культпоход в театр

Тимур Цыбиков — принципиально новый персонаж для политического сообщества в Бурятии. В Москве молодым людям с модными галстуками и смущенной интеллигентной речью, невесть откуда взявшимся среди еще советской «проспиртованно-портяночной» чиновничьей элиты, с ее любовью к крепкому словцу и бане, сегодня уже никто не удивляется. Но в провинции они пока редкость. Невозможно себе представить, чтобы в кабинете министров бывшего президента Бурятии Леонида Потапова появился человек, подобный Цыбикову. Тем неожиданнее было слышать из его уст слова из лексикона Мао Цзэдуна или Инессы Арманд.

— Процесс «насильственного окультуривания» населения заключается в том, что мы должны различными способами на уровне пропаганды убедить, а в некоторых случаях принудить людей к посещению наших культурных учреждений — музеев, театров и библиотек, — заявил министр культуры Бурятии Тимур Цыбиков.

 И хотя он под «способами» имел в виду всего лишь немного более агрессивную, чем было раньше, рекламу выставок, спектаклей и других культурных акций, участники встречи услышали в его речи «свое, родное». Эпатировать этим Цыбиков мог кого угодно в любой эстетской или художественной среде, но не наших «профсоюзников».

— У нас, у профсоюзов, раньше были приняты коллективные выходы в кино или в театр, — вдохновилась председатель ООП Бурятии Татьяна Сабаева. — Сегодня это как-то потерялось, а зря! Нашим профсоюзам надо это возрождать. Сейчас прозвучало слово «принудительно». Так вот, иногда мягкое принудительство приносит свои плоды и пользу. Поэтому нам надо мягко «принудительно окультуривать» наших членов профсоюзов! А руководители должны поддерживать свой профорган и выделять средства на культ­массовую работу.

Каким образом профсоюзы будут обеспечивать обязательность участия своих членов в корпоративных «культпоходах», пока не ясно.

 

Культурная автономия

На встрече с бурятским проф­органом обсуждалась и тема идущей сейчас реформы в сфере культуры. Процесса скучного только на первый взгляд, а на самом деле полного настоящих страстей. Мысль инициаторов реформы глубока и прозрачна, как Байкал: переход театров, музеев и библиотек в разряд автономных учреждений освободит государство от «лишних» затрат, чиновников — от «лишних» хлопот, а руководителей бюджетных учреждений — от «недремлющего ока» государства при распределении прибыли. При этом нас убеждают, что этот процесс «оптимизации и реформирования сферы культуры» полезен для самой культуры. Глава Минкульта Бурятии сообщил, что в течение двух предстоящих лет — 2010—2011 гг. — все учреждения культуры без исключения перейдут из числа обычных бюджетных госучреждений в разряд автономных, более свободных в получении прибыли за счет платных услуг и самостоятельно определяющих свой штат и затраты.

 В 2009 году статус автономных учреждений получили девять республиканских учреждений, имеющих свои здания и завидную материально-техническую базу. Первым этот статус получил информационный центр при Мини­стерстве культуры Бурятии, сам ведущий пропаганду «автономного образа жизни». Далее в самостоятельное плавание отправились Республиканское училище культуры и искусств, центр эвенкийской культуры «Арун», Госцирк Бурятии. В будущем году «автономными» станут еще девять культучреждений, среди которых театр бурятской драмы имени Хоца Намсараева, театр кукол «Ульгэр», Музей природы Бурятии, Этнографический музей истории и культуры народов Забайкалья. Первыми сегодня меняют статус как раз те учреждения, что могут и должны зарабатывать, — со своим зданием, материально-технической базой и хорошей «пропускной способностью». В основном это крупные учреждения культуры со статусом республиканских, находящиеся в столице Бурятии, и муниципальные учреждения того же Улан-Удэ. Причем в первый год реформа шла по принципу «пряника без кнута». Пока спущенное сверху 10-процентное сокращение штатов в 2009 году коснулось только тех, кто не хочет переходить в автономный статус. Однако «пряник» будет сладким только в этом году.

— Автономные учреждения — это по-прежнему государственные учреждения, государство остается их учредителем и бюджетное финансирование сохраняется. Более того, мы осуществляем мощный контроль над этими учреждениями с помощью наблюдательных советов, — заявил Тимур Цыбиков. — Но при переходе к сложному бюджету уже не будет разницы, бюджетное это учреждение или автономное. Если в дальнейшем будет сокращение бюджета на 5 — 10 процентов, то тогда это коснется и тех, и других.

 

Комиссары оптимизации

Новую систему оплаты труда специалистам в сфере культуры пытаются активно внедрять с этого года. Но как сохранить в каждом селе и библиотеку, и дом культуры, повысить зарплату работающим в них при том, что содержат эти учреждения и платят зарплату сельским библиотекарям и клубным работникам не из федеральных и республиканских субсидий, как в образовании или здравоохранении, а из доходов самих поселений?

Как сообщил министр культуры Бурятии Тимур Цыбиков, одним из чисто управленческих ходов к достижению этой задачи будет объединение сельских и школьных библиотек. Это объединение будет проходить на базе фондов сельских библиотек, но располагаться объединенные библиотеки будут в сельких школах, имеющих для этого достаточные площади. А те несчастные 0,5 или 0,25 процента ставки, которые раньше получал за выдачу и сбор учебников из школьной библиотеки один из учителей, достанутся теперь работнику сельской библиотеки.

На республиканском же уровне есть опыт объединения двух республиканских библиотек — детской имени Батожабая и юношеской.

— При этом объединении был сокращен административно-управленческий персонал — лишние экономисты, бухгалтеры, то есть те специалисты, которые могут найти себе работу в других сферах экономики, — говорит Тимур Цыбиков. — Собственно библиотечные работники были сохранены, а повышение им зар­платы на 10 процентов здесь прошло безболезненно. Административно-управленческий аппарат самый дорогой, а высвободившийся после его сокращения фонд оплаты труда пошел на поддержку библиотекарей.

Как сообщил Тимур Цыбиков, новая система оплаты труда с ее «оптимизацией» (сокращением работников и учреждений культуры), стимулирующими и компенсационными выплатами должна в ближайшее время коснуться всех работников культуры. Кого-то «оптимизируют», а кого-то «простимулируют». Утешением для тех, кому грозит «оптимизация», служит следующее заверение министра культуры.

— К процессу оптимизации нужно подходить индивидуально. Слепой, огульной оптимизации не должно быть, и мы, Министерство культуры Бурятии, к этому не призываем, — успокаивал представителей профсоюзов Тимур Цыбиков.

 

«Симфония» Минкульта с «профорганом»: министр культуры Бурятии Тимур Цыбиков и председатель Объединения организаций профсоюзов РБ Татьяна Сабаева / Фото автора.
Читать далее