Бизнес
2441

Кризис заканчивается, но не в Бурятии

Вряд ли положительные экономические тенденции в ближайшее время коснутся и остальных регионов Российской Федерации, считают аналитики

Вряд ли положительные экономические тенденции в ближайшее время коснутся и остальных регионов Российской Федерации, считают аналитики

Об окончании кризиса или хотя бы о преодолении его самых «тяжёлых» стадий теперь говорят практически все официальные лица России. Дно падения было достигнуто, сейчас же идёт медленное, но верное восстановление прежних позиций экономики — вот осторожное, но очень оптимистичное мнение правительства на сегодня. Однако в отличие от официальной позиции существует и обратная точка зрения, в первую очередь связанная с неоднозначным положением американской экономической системы и пока ещё слабым ощущением положительных изменений на «собственной шкуре».

Оптимизм сторонников завершающегося кризиса разделяет и главный финансист страны, вице-премьер правительства, министр финансов Алексей Кудрин.

— У нас еще нет окончательных данных по второму кварталу. Но наш прогноз — Россия в третьем квартале будет иметь рост экономики по отношению ко второму кварталу и третий квартал станет выходом России из рецессии, — сообщил он на пресс-конференции в Лондоне 4 августа, где завершилась встреча министров финансов Бразилии, России, Индии и Китая.

Ранее о выходе российской экономики из рецессии заявили первый вице-премьер Игорь Шувалов и замминистра экономического развития Андрей Клепач. Последний при этом уточнил: «Рецессия закончилась, но кризис остался». На окончательный выход из кризиса России, по мнению Клепача, потребуется несколько лет.

Впервые о том, что в мировой экономике наметились положительные сдвиги, было упомянуто на встрече большой восьмёрки в июле этого года. Премьер-министр Италии Сильвио Берлускони заявил, что «жесткая» часть кризиса завершилась. Но тогда его слова посчитали, мягко говоря, дилетантскими, ведь, по всем прогнозам, осенью нас ждала вторая волна кризиса.

 

Оптимисты против реалистов

В конце августа — начале сентября практически все авторитетные издания страны вышли с провокационными заголовками о завершении кризиса. Однако при этом не забывая добавить, что оптимизм властей опирается скорее не на устойчивые показатели, а на желание изменить настроение людей. Многие аналитики сходятся во мнении, что рост фондовых индексов, довольно высокая цена на нефть и укрепляющийся рубль — явления хрупкие и основаны не на глобальном улучшении состояния экономики.

Председатель Комитета Госдумы по труду и социальной политике Андрей Исаев сообщил: «Мы не считаем, что страна вышла из кризиса. Уверенно говорить об этом преждевременно. Кризис заканчивается тогда, когда его перестают ощущать граждане».

И действительно, радоваться пока нечему, особенно в регионах. Уровень безработицы по-прежнему довольно высок, а у многих компаний в планах осеннее сокращение штатов. Что касается Бурятии, то мнения разные.

В Бурятии тоже сомневаются

С одной стороны, высокие правительственные чиновники республики давно говорят о кризисе исключительно в прошлом времени и, скорее всего, в дальнейшем будут поддерживать точку зрения федеральных властей. Но представители бизнеса настроены не так оптимистично.

— Если посмотреть по показателям, то подъём есть на 100,4 процента, но это лишь за счет хороших заказов на ЛВРЗ и УУАЗ, — говорит Сергей Савватеев, заместитель председателя Союза промышленников и предпринимателей Бурятии. — Сейчас ЛВРЗ получил хорошие дополнительные заказы и будет загружен в полную меру. Авиазавод только за первый квартал получил прибыль в полтора миллиарда рублей — это очень хорошо. Но есть серьезные проблемы на других предприятиях. Улан-Удэстальмост, например, уронил производство на 69 процентов. Ощущается пока кризис и в малом бизнесе.

Свои опасения высказал и Михаил Матханов, генеральный директор «Байкалфарма». Он предполагает, что в сентябре ситуация с кризисом будет еще хуже, экономика упадет на 30 процентов. Сейчас же очень тяжёлая ситуация в сфере кредитования.

— Кредитов как не было, так и нет, — посетовал Матханов. — Если в производстве алкогольной продукции еще есть какие-то продвижения вперед, то, например, строительная отрасль до сих пор несет убытки.

 

Что общего у нас с Америкой?

Не вдаваясь в глубинные причины кризиса, которые ещё предстоит выяснить и записать в учебниках по экономике, дискуссию экономистов можно структурировать таким образом: во-первых, глобальная мировая экономика на сегодня зависит от действий руководства США, которое в лице президента Барака Обамы также выдаёт радужные прогнозы; во-вторых, тот же фондовый рынок России, чьи показатели так радуют чиновников, небольшой, соответственно, краткосрочные колебания могут быть вызваны тем же вливанием государственных денег; в-третьих, в чём сходятся практически все профессионалы, цена на нефть — решающий фактор в скорости выхода России из кризиса, а эта величина очень непостоянна.

— Ничего хорошего сейчас не происходит, — уверен кандидат экономических наук, доцент кафедры «Финансы и кредит» ВСГТУ Илья Никифоров. — Несмотря на положительные показатели, коренным образом экономика США не восстановилась на заявленные проценты. Наоборот, экономика показывает снижение ВВП, снижение выпуска продукции. В автомобильной промышленности вообще падение на 40 процентов. Деньги, которые ФРС (федеральная резервная система) дала основным банкам Америки, могли быть использованы, к примеру, на покупку акций предприятий. Естественно, стоимость этих акций взлетает, и мы видим, что якобы что-то растёт, а если реально посмотреть, то рост акций не сопровождается ростом прибыли, наоборот, прибыль снижается. Никто не знает, что будет с Америкой. Все ждут, что будет в ноябре, предполагают гиперинфляцию и дефолт, ведь подходит срок оплаты внешних и внутренних долгов.

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях