Бизнес
3186

«Черные старатели» на Селенге: как живем, так и строим

Падает облицовка домов из кирпича. Дома пока стоят

Падает облицовка домов из кирпича. Дома пока стоят

Улан-удэнка Марина Худякова живет в доме №140 по улице Жердева и вот уже несколько месяцев наблюдает, как прямо под ее окнами разворачивается масштабное по нынешним временам строительство объекта. В планах застройщика (строительная фирма «Бест-плюс») он обозначен как «жилой комплекс в 43-м квартале»

На прошлой неделе беспокойство Марины по поводу строительного шума, производимого гастарбайтерами, работающими, невзирая ни на свой, ни на чужой режимы сна и отдыха, сменилось тревогой за будущих новоселов.

— Вчера я вышла на балкон и увидела следующую картину. На пятом этаже строящегося дома обвалился слой кирпича, которым строители обкладывают бетонные стены дома, — рассказала «Информ Полису» жительница 43-го микрорайона Марина Худякова. — Они стали сверху перекрытия заливать бетон, поставили подпорки в оконные проемы. В итоге вся эта система не выдержала и обвалилась вместе с кирпичной облицовкой стены. Видимо, раствор, на который клали этот кирпич, — это один песок! Если у них сейчас все обваливается, то как люди будут жить в этом доме?!

Сами строители не видят в происшествии ничего опасного. По их мнению, стройка ведется с соблюдением всех требований и с использованием разрешенных материалов.

— Ничего серьезного не произошло: у нас обвалился только облицовочный кирпич, а сама стена целая, — сообщила прораб строительства Лариса Дымникова. — В ходе стройки чего не бывает?! Поставили опалубку, давление на кирпич большое, он и обвалился. Мы все исправим. Бетонный раствор мы покупаем на заводе железобетонных изделий, а песчано-гравийную смесь — в речном порту Улан-Удэ. Жильцам в соседних домах просто больше делать нечего, вот они и трезвонят. У других строителей по полстены обрушается и ничего. У нас немного облицовки обвалилось, и сразу звонят!

 

Из чего строят дома в Улан-Удэ

Журналистам в газетах, как правило, тоже «делать нечего». И мы отправились прямиком туда, где нам могли бы объяснить, из чего же делают строительные материалы, которые затем используются при строительстве жилых комплексов, а также мостов и дорог. То есть в речной порт Улан-Удэ, откуда по всем документам песок, гравий и песчано-гравийная смесь (ПГС) расходятся на стройки города. Речной порт — единственное здесь предприятие, в отчетах которого указывается количество добытых и проданных полезных ископаемых. 

 Однако выяснилось, что желающих заработать на добыче песка и гравия в городе много, а порядка в этой сфере никакого. В последние годы в столице Бурятии понемногу, но все-таки начали строить новое современное жилье. Стали говорить даже о «буме» в строительстве домов и дорог. Тут и выяснилось, что предприятие «Речной порт Улан-Удэ», добывающее песок и гравий на двух лицензионных месторождениях на Селенге и Уде, — монополист в этой сфере только на бумаге. На самом деле все берега и острова обеих наших рек давно ископаны «черными старателями», которые не только в больших объемах самовольно добывают материал для строительства, но и превращают русла рек и места отдыха горожан в лунные пейзажи со стихийными разрезами вместо кратеров.

— Мы добываем всего лишь процентов 30—40 всей песчано-гравийной смеси, которая идет на строительство домов и дорог в Улан-Удэ, — говорит генеральный директор ОАО «Речной порт Улан-Удэ» Константин Маркевич. — Откуда берется все остальное, я не знаю. Вернее, знаю, но не могу пока назвать нарушителей, поскольку их надо поймать за руку и доказать, что они занимаются незаконной добычей песка и гравия. Этим, по идее, должны заниматься не мы, а государственные контрольные, надзорные и налоговые органы. Сейчас же получается, что эти люди не только незаконно обогащаются и не платят налоги. Некачественное сырье, то есть непромытая песчано-гравийная смесь, в которой часто есть илистые содержащие, непросеянные песок и гравий, сказывается на качестве строительных материалов, из которых строятся дома в Улан-Удэ. А если вдруг землетрясение?! И, наконец, стихийные карьеры в руслах и поймах Селенги и Уды губительно влияют на гидрологию реки, на изменение русловых процессов и наносят урон экологии водных объектов, рыбным запасам водоемов. У них, как правило, старая, еще советская техника, из которой масло и нефтепродукты растекаются по реке. А в Поселье на левом берегу Селенги старатели разрыли карьер в пойме реки в нескольких метрах от кладбища. Страшно подумать, что будет, когда придет период «большой воды», Селенга войдет в свое русло и размоет этот карьер. Покойнички понесутся прямо в Байкал!

 

Бурятские «капитаны песков»

В Республиканской службе по контролю и надзору в сфере природопользования сообщили, что в республике всеми шестью видами контроля, возложенными на них, занимается всего 26 человек — по одному в каждом районе республики и пятеро в Улан-Удэ. И уследить за всеми «генералами песчаных карьеров» у них нет физической возможности.

— Сотрудники речного порта часто сообщают нам о том, что ведется незаконная добыча песчано-гравийной смеси, однако до сих пор, когда мы выезжали с проверкой, нам попадались только обладатели лицензии на добычу ПГС, — сообщил руководитель Республиканской службы по контролю и надзору в сфере природопользования Игорь Петров. — Обладателей такой лицензии в Бурятии более двухсот. Проверять их отчетность по добыче и то, платят ли они налоги, не наши полномочия.

 Самовольная добыча песка и гравия на Уде и Селенге особенно активна в зимнее время года, когда за счет падения уровня рек «оголяются» берега и острова. Река замерзает, и места добычи становятся доступными для техники, которую доставляют туда по льду. Сегодня никто не обращает внимания и на то, что идет сильное и не всегда желательное переформирование русла Селенги. Рыба в Селенге еще есть, дома пока не падают — и ладно?

 

Из речного порта Улан-Удэ стройки города получают всего 30 процентов легального песка и гравия. Где строители берут все остальное?

/ Фото автора.


 

Автор:

Подписывайтесь

Получайте свежие новости в мессенджерах и соцсетях