Побег из детства-2
Главное Популярное Все
Войти

Побег из детства-2


2855

«Наказывайся!!!» - командует воспитатель детского дома Эрдэм Жигжитов и вытягивает вперед руку с кулаком. Малыш, зажмурившись, сам ударяется о кулак лицом. Это любимое занятие воспитателя…

«Наказывайся!!!» - командует воспитатель детского дома Эрдэм Жигжитов и вытягивает вперед руку с кулаком. Малыш, зажмурившись, сам ударяется о кулак лицом. Это любимое занятие воспитателя…

 (Из заявления Андрея Сукнева, одного из лидеров организации "Дети Байкала")

 

 

Идет расследование

В прошлом номере «Центральная газета» рассказала о ситуации в «Санаторном детском доме», что на Верхней Березовке. Халатное отношение директора к своим обязанностям привело, мягко говоря, к полному развалу педагогической работы в учреждении.

См.: Побег из детства

История напоминает роман Диккенса «Оливер Твист». В детском доме нравы, как в приюте 19 века.

Многое не попало в первый материал, а рассказывать о нравах в этом детском учреждении можно до бесконечности, все равно, что писать драму, но уже современную.

Не будем увязать сейчас в деталях и мелочах, таких, что дети ходят без носков, например, и кто заставляет их собирать мелочь у дацана…

Но картину о директоре детского дома Якове Лопареве все же важно добавить самыми яркими фактами.

Вот эпизод, рассказанный уже педагогами 11-й школы, куда детдомовцы ходят пешком учиться. На дворе мороз – 38 градусов, но видим, - идет группа детей учиться, как всегда, одни, пешком. Одеты абы как, не на мороз.

- Нет у нас радио, и не знаем мы прогноза, – такое объяснение дал директор.

Успеваемость раньше, при старом директоре была выше у «санаторных», чем у обычных учеников! Они всегда примером были! Теперь их уровень знаний «ниже плинтуса». Школа и детдом вместе координировали работу по воспитанию, воспитанников было 180!

Да какая там учеба! Старший воспитанник – правая рука директора - пытался подсадить малышню на коноплю, сами воспитатели отмечали обкуренное состояние детей. Насколько далеко зашли эти попытки, надо еще выяснять.

И экстренные меры принимать необходимо уже сейчас.

Девочка, та, которую пытались изнасиловать, до сих пор в диспансере. Дабы попытка изнасилования не была предана огласке? Непросто человека упечь в психиатрическую клинику, но тут ставят диагноз «бродяжничество» сразу. Без промедления.

 

Теплое место

Вообще, складывается впечатление, что детдом - это место, куда можно устроиться для получения оклада и ничего не делать, кроме отчетов. В своем расследовании общественная организация отмечает, что среди сотрудников детского дома есть родственники директора. Например, его жена.

Лопарев - медик по образованию, в результате в штате прибавилось единиц, но отнюдь не воспитателей. Мы напоминаем больницу, а не детдом, говорят педагоги. О состоянии здоровья детей красноречиво свидетельствует их внешний вид. Сказать, что дети не ухожены - это все равно, что сделать комплимент.

 

Интеграция в общество

Представление о справедливости общества по отношению к ним дети получают каждый день в любом аспекте «распорядка» жизни. Завуч обещает, например, летом дать возможность заработать старшим на ремонте детского дома, оформив их через департамент. Все лето воспитанники трудятся, но, естественно, не получают своих первых трудовых, ни копейки. Трудом не заработать – таков вывод должны сделать опекаемые. А по ночам их увозят воровать неизвестные…

Главная задача интернатов и детских домов - устроить подростка в общество. Как это происходит на самом деле? Воспитанники 15-16 лет распределяются по учебным заведениям республики, но адаптироваться там не могут, сбегают. Куда? Если бы этот вопрос кого-то волновал. Вряд ли на него ответит официальный опекун.

Даша Наумова встретила беглянку из Новоильинска зимой на вокзале, полуодетую, говорит, сбежала из училища, собирается в какую-то деревню. Подруга отдала горемыке (в сущности, такой же) всю одежду, какую могла. Где она сейчас, жива ли вообще? Никто ее не ищет. Сама живет с молодым человеком, с которым начала сожительствовать еще ребенком в санаторном детском доме, где он работал. Сейчас подросла, и вроде как у них любовь, ладно, не извращенец попался.

Еще много можно рассказывать и рассказывать об этой жестокой нелепице и подбирать эпитеты о том, что царит в заведении. Можно кратко резюмировать, что задача Лопарева – интегрировать воспитанников в общество. Если в качестве потенциальных преступников, то с задачей заведение справляется.

Рыба, как говорится, портится с головы, а чистят ее с хвоста.

 

Берем выше

Агентство по делам семьи и детей было создано в 2007 году. Это структура, наделенная функциями исполнительного органа власти.

 Основными задачами Агентства являются:

Осуществление мер по защите и восстановлению прав и законных интересов несовершеннолетних, выявлению и устранению причин и условий, способствующих безнадзорности…

 В 2008 году в ходе проверки органами прокуратуры в новом агентстве выявлено больше нарушений, чем положительных результатов. Отмечен низкий уровень профилактики среди несовершеннолетних, а также отсутствие контроля «за дополнительными гарантиями детей, оставшихся без попечения». И главные нарушения прослеживаются при учете и устройстве детей в эти учреждения, (БГТРК, 2008 г.).

Тогда сделали скидку, на недолгий срок существования новоиспеченной структуры. Не успели разобраться, мол. Спустя уже год после проверки общественной организации «Дети Байкала» хватило недели посещения «санаторного детдома» чтобы оценить масштабы бардака.

 

Что спасают, кого расследуют?

Незадолго до того, как общественники написали письмо на имя президента Бурятии, в Народном Хурале РБ прошел «круглый стол» «О ходе исполнения закона по защите сирот». На нем директор Агентства Лариса Санхядова  отчиталась без проблем. В отчете помечено, что «важный механизм, внедряемый Агентством – раннее выявление детей, нуждающихся в госзащите». Как видим, все гладко только на бумаге.

 Лариса Санхядова создает межведомственную комиссию по расследованию. Получается, что расследуют бардак те, кто его же и допустил. Вот что говорят общественники «Дети Байкала»: первоначально общественникам сделан отвод. Запретили снимать на видеокамеру. На воспитателей, которые пытаются высказать свое мнение, на общественный суд оказывалось давление со стороны представителей Минобразования и Агентства по семье и детям. Директор был допущен в помещение, где проводился опрос воспитателей. Дети также могли свободно слушать, что происходит. Оценку общественникам комиссия дает такую, что они вредят детям, ну, например, тем, что… кормят пиццей. Впечатление, что Санхядова просто спасает свою должность, а не детей.

Если раньше дети на ночь оставались одни, то теперь там вечеруют сотрудники Агентства. Детей опрашивают, какие отношения  у воспитанников с людьми из общественной организации «Дети Байкала», что они с ними делают, куда возят?

Расследуется деятельность общественной организации?

 Выход из такой ситуации, пока она не созрела до международных масштабов к приезду гостей Байкальского информационного форума, а затем экономической конференции нам представляется следующим: создать комиссию независимую.

Объявить конкурс о наборе педагогов, специалистов и руководителей на замену тем, кто доказал свою некомпетентность. Ведь за всем наблюдают дети: как отнесется к ним наше республиканское общество? Сами они дать оценку происходящему не могут, все ценности подменены, перепутаны, пишет "Центральная газета".

 

P.S. Сегодня в республике в интернатах и приютах проживают свыше 7000 детей-сирот. Что происходит в других детских домах, в районах, и все ли там в порядке?

 Когда верстался номер: Директор СДД написал заявление об отпуске с последующим увольнением. Межведомственная комиссия продолжает расследование.

 

На фото: Юра, воспитанник детского дома, после "беседы" с воспитателем

Читать далее